• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: "мои любимые фанфики", "рабыня" (список заголовков)
17:13 

Глава 26. Появление гостей

Белла

Целых две недели! Мне понадобилось две недели постельного режима, чтобы набраться сил и снова двигаться. Я не знала, что постельный режим может быть настолько…скучным, утомляющим. Именно папа настоял на том, чтобы я все две недели провела в кровати, но Эдвард, ох Эдвард. Он заставлял меня. Стоило мне на сантиметр спустить ноги с кровати, как он тут же оказывался подле меня, как тюремный надсмотрщик. Но когда я вела себя так, как положено, он был очень мил и заботился о том, чтобы я получала все, что хотела.
Спасибо Эммету, а точнее сказать медсестре Эммету. Как называли его теперь все члены семьи. И, несмотря на то, что Эммет очень старался это предотвратить, но Элис, Джаспер и Розали все узнали о его трюке и благодаря мне смогли заставить его выполнить его на бис.
К концу первой недели Элис пришла в комнату с подарком для меня. У нее на руках был крохотный пушистый котенок. Кошечка была темно-серого цвета, а глаза невероятно зеленые, как были у Эдварда, когда он был человеком, мне Карлайл рассказал.
И она осталась. Она была нашей малышкой, и назвали ее Эдеттой в честь ее папочки, к которому спустя некоторое время она очень привязалась.
Как бы Эдвард не жаловался и не молил дать ей другое имя, единственной причиной он называл то, что единственное существо в доме не следует оскорблять его именем, но я соглашалась. Имя подходило идеально.
Эммет, к моему удивлению, называл ее Маленькая Эдди, и раз она не могла пожаловаться на наши людские замашки, то имя так к ней и привязалось.
Сегодня был второй день, как я выбралась из постели. Семья продолжала настаивать на том, чтобы везде сопровождать меня. Думаю, они боялись, что снова произойдет какой-нибудь инцидент, как например, на прошлой неделе.
На самом деле не произошло ничего страшного. После недели постельного режима, папа согласился, чтобы я присоединилась к семье, если Эдвард отнесет меня вниз, и я ни на сантиметр не сдвинусь с дивана без разрешения. Какая забота, правда?
Я согласилась, потому что это означало, что я выберусь из кровати и более того выйду из этих четырех стен, на которые я и так довольно нагляделась за последнюю неделю.
Поэтому мой очаровательный принц отнес меня на временную замену кровати, на диван, а остальные к нам присоединились, было решено поиграть в какую-нибудь скучную игру. Кто может навредить себе, играя в такую игру? По крайней мере, они, кажется, это осознавали и позволили мне сидеть с ними на полу.
Все было хорошо примерно до 9 часов. Я устала, и сама решила, что мне возможно пора спать. Остальные были поглощены фильмом, который мы начали смотреть 45 минут назад, а я не хотела им мешать, поэтому тихо встала. Должно быть, это действительно был хороший фильм, потому что никто этого не заметил. Слава богу, небольшая передышка, от бесконечно преследующих меня взглядов.
Я благополучно поднялась по лестнице, сердце колотилось от этого небольшого восхождения. Боже, я совсем не в форме. Но, даже глубоко дыша, я не смогла усмирить свое сердце, а передо мной простирался коридор.
Здесь память начинает мне немного изменять. Говорят, что я выкрикнула что-то нечленораздельное, и Эдвард побежал ко мне. Обнаружив, что я рухнула в коридоре, он закричал Карлайлу, который в свою очередь поверг в панику Эсме, которая велела остальным оставаться на месте.
В итоге я очнулась и увидела три пары безумно прекрасных золотых глаз, уставившихся на меня. Сразу же входя в роль врача, папа посветил мне в глаза фонариком, который я быстро оттолкнула.
-Ты голову не ушибла?
-Нет, я в порядке. У меня немного закружилась голова, когда я поднялась по ступенькам. В любом случае я собиралась идти в кровать.
Я встала, намереваясь доказать, что мне по силам идти самой, но ноги были как ватные и я чуть было снова не упала на пол.
Эдвард быстро подхватил меня и взял на руки. Он положил меня на кровать, взбил подушки, накрыл одеялом и крепко укатал меня, и напоследок поцеловал в лоб.
-Спасибо, дедуля, - с сарказмом проговорила я. По крайней мере, я не потеряла чувство юмора, моя сухая фраза заставила родителей улыбнуться.
-Не глупи Белла. Я слишком хорошо выгляжу, чтобы быть дедом.
Я фыркнула. У кого-то с самомнением все в порядке.
-Извини, что я приношу тебе плохие новости, но тебе придется остаться в постели еще неделю. Обмороком твой организм говорит, что не стоит торопиться и надо отлежаться.
Я застонала. Это становилось смехотворным.
-Ну, папа. Дал попробовать свободу, а теперь ее забираешь? Что если я пообещаю держаться подальше от лестниц?
-Как насчет нет? Извини, милая. Я делаю это, потому что забочусь о тебе, и хочу, чтобы ты была здорова.
Я не ответила, с Карлайлом было бесполезно спорить, он победил. Я театрально вскинула руки, показывая, что сдаюсь.
Эдвард, Эсме и Карлайл собирались оставить меня одну, чтобы я могла отдохнуть.
-Нет, только не ты Эдвард. Если я застряла в этой постели, ты тоже никуда не идешь, - я похлопала рукой по матрасу рядом с собой и сладко ему улыбнулась. – Здесь есть для тебя местечко.
Эдвард тут же оказался рядом со мной, обхватывая руками. Он знал, что я не могла сердиться, когда он обнимал меня.
-Думаю, это справедливо.
И вот теперь, наконец, я сама одевалась, малышка Эдетта свернулась на кровати. Она переживала тяжелые времена. Эммет нашел новую игру – пугать котенка и говорить, что из него получится отличная закуска.
Моя бедная малышка, каждый день ее жизни угрожал этот великан. Думаю, ему было приятно, когда тебе становилось нехорошо. К счастью, хоть он и знал, что я не могла причинить особого урона, Элис, напротив, была бы в ярости, если узнала, что что-то случилось с ее подарком и со мной, и поверьте, она могла причинить вред. Именно поэтому Эдетта была в безопасности.
Я закончила одеваться, проверив, чтобы моя одежда удовлетворила Элис. Слишком много раз меня заставляли переодеваться из-за неодобрения Элис. Теперь я заранее принимала меры. На кухне я встретила Эдварда, который готовил блинчики. Для меня на столе уже стоял стакан свежевыжатого апельсинового сока. Приятный аромат блинчиков окутал меня.
-Мм, пахнет вкусно.
-Не так вкусно, как ты, - Эдвард уткнулся носом в заднюю часть моей шеи, поставив передо мной огромную стопку блинов.
Я хихикнула и поежилась от его прикосновения. Я очень боялась щекотки, а холодное дыхание Эдварда нисколько не помогало.
Надо признать, блины Эдварда и правда удались. Просмотр кулинарных каналов шел ему на пользу. Возможно, они были единственной семьей, челны которой могли посмотреть программу и сделать блюдо таким же вкусным, или даже лучше.
-Итак, у меня хорошие новости. Я получила письмо от женщины из группы адвокатов. Они хотят завтра со мной встретиться.
-Отличные новости, любимая. Можно я тебя туда отвезу?
Я знала, что Эдвард пойдет на все, и будет умолять, пока я не соглашусь. Возможно, он кое-чему научился и у Карлайла.
-Ладно. Но тебе не обязательно оставаться там все время. Я позвоню, когда закончу.
-Если только так ты согласишься, тогда считай, мы договорились.
Я закончила с блинами, потому что знала, пока я этого не сделаю, Эдвард меня не отпустит. Карлайл сказал, что я должна набрать вес, а Эдвард назначил себя за это ответственным.
-Итак, Белла, чем хочешь заняться сегодня?
Я выглянула наружу. Прекрасный день, очень солнечно. Я хотела посмотреть, как он сверкает.
-Пойдем на улицу. Мне нужен свежий воздух. Мы можем взять одеяла, книги, музыку, и пойти на прогулку!
-Хорошая идея. Пойду все соберу. Какую книгу хочешь?
-Грозовой перевал, пожалуйста, - Эдвард закатил глаза. Он хотел заставить меня читать еще что-нибудь кроме моей любимой классики, но я упрямилась. Потому я их и читала, что они были классикой. Я вышла на улицу, ожидая Эдварда, который появился мгновение спустя, в руках одеяла, CD-плеер, несколько книг и толстовка, очевидно для меня.
-Вот. Надень. Не хочу, чтобы ты простудилась.
Я улыбнулась, заметив, что это была его толстовка, а не моя. Пусть в реальности это было не так, но мне казалось, что от его толстовок мне становилось теплее. К тому же они пахли Эдвардом.
Я уткнулась носом в кофту и глубоко вдохнула, прежде чем натянуть ее через голову.
-Спасибо.
Пока я одевалась, Эдвард уже расстелил одеяло и поставил батарейки в CD-плеер. Он открыл коробку с дисками, пролистал их, в поисках чего-нибудь интересного.
-Ты вынес свои драгоценные диски наружу?
Не думала, что Эдвард позволит своим дискам покинуть безопасные стены его комнаты. Не удивилась бы, если узнала, что он каждый день протирает их от пыли. Эти диски были для него как дети.
-Глупенькая, Белла. Это копии, - я издала стон и хлопнула себя по лбу. Мне следовало догадаться.
-Я специально сделал их для этой цели, - безумный вампир.
Эдвард остановил свой выбор на Моцарте, и мы растянулись на одеяле. Я позволила себе вольность и положила голову ему на грудь, а он вытянул перед нами книгу, чтобы мы оба могли читать.
Я решила, что будет проще читать то же, что и Эдвард, так чтобы он держал книгу и для меня, а я бы тогда наслаждалась ощущением его тела. Я оказалась права, это было очень приятно.
Хорошо, что Эдвард не мог читать мои мысли, иначе он бы узнал, что последние несколько минут я снова и снова перечитывала одно и то же предложение, а мысли вертелись вокруг него самого, его запаха, силы его тела, холода его прикосновений. Даже просто от того, что я лежала на нем, я буквально физически ощущала наэлектризованную ауру вокруг нас.
Конечно же, каждый раз, когда солнце падало на нас, я хватала Эдварда и рассматривала какую-нибудь часть его тела. Мне нравилось, что его кожа была такой гладкой, но в то же время казалась покрытой тысячами маленьких бриллиантов. Он был совершенен. Когда лучи солнца касались его, казалось, что он светится изнутри. Господь спускался с небес и показывал мне моего ангела.
Я не могла удержаться и начала поглаживать его сверкающую кожу. Где я ожидала теплую грубую кожу, оказывалась ледяная кожа, похожая на шелк.
-Белла, если ты и дальше будешь так делать, будет честно, если я стану делать то же самое.
Мои руки мгновенно застыли. Упс. Эдварду усмехнулся.
-Я едва смог закончить страницу, пока твои теплые пальчики сновали туда-сюда.
Он искоса мне улыбнулся, явно развлекаясь.
-Ничего не могу с собой поделать. И считаю тебя таким обворожительным, таким красивым, Эдвард.
Эдвард перевернулся и нежно поцеловал меня в губы.
-И это говорит самая красивая женщина в мире.
Эдвард снова поцеловал меня, запустив пальцы в мои волосы. Я любила его. Так сильно. И тут кто-то захлопал. Кто следил за нами? Джаспер и Элис ушли по магазинам, точнее Элис, а Джаспер был вынужден идти сопровождать. Карлайл на работе, Эсме в саду на другой стороне дома, Розали и Эммет в гараже.
-Как мило. До отвращения мило.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

17:11 

Глава 25. Медсестра Эммет

Карлайл

Мы с Эсме добрались до больницы меньше чем за 10 минут. Я был в ярости, и по взглядам окружающих было видно - они это знали. Первой нашей остановкой была больничная аптека.
-Привет, доктор Карлайл
-Роб, - я не был уверен, что не сорвусь на грубость, если скажу что-нибудь еще
-Я все достал, что вам требуется. Мне нужна только ваша подпись.
Роб действительно был хорошим человеком и не заслуживал того, чтобы я срывал на нем свою ярость. Я подписался, где нужно, и попытался быть более добродушным:
-Спасибо, Роб.
Я подошел к регистратуре, время позаботиться кое о чем.
-Подскажите, кто из врачей был на дежурстве два дня назад
-Конечно, доктор Карлайл. – медсестра перелистывала бумаги. - Доктор Джонс. Она сейчас в комнате для отдыха.
Я отрывисто кивнул и направился в комнату для отдыха.
-Куда ты идешь, милый?
Эсме продолжала стоять у регистратуры.
-Поговорить с доктором Джонс. Сейчас вернусь.
Я в несколько шагов дошел до комнаты, внутри был только один человек, думаю доктор Джонс.
-Доктор Джонс? Можно вас на пару слов? – женщина удивленно посмотрела. Она была очень молода.
-Да? Извините, мы знакомы?
-Я доктор Каллен. Два дня назад вы осматривали 17-летнюю девушку и поставили ей диагноз простуда.
-А да точно. Было впечатление, что это будет очень тяжелая простуда.
Я сразу перешел к делу
-Вы неверно поставили диагноз. То от чего вы отмахнулись, решив, что это простуда, на самом деле очень серьезная бактериальная инфекция.
Доктор Джонс была поражена.
-Вы откуда это знаете?
-Я ее отец, недавно вернулся из поездки и обнаружил, что она крайне тяжело больна и не может даже пошевелиться на кровати. Вы вообще имеете представление, как больна моя дочь? И…
-Карлайл, думаю достаточно. Пойдем домой, - мой холодный голос был прерван теплым голосом Эсме. Я даже не услышал как она вошла. Она права, не следует тратить время и силы или рисковать репутацией. Просто я не могу меньше оберегать свою семью.
Я повернулся к доктору Джонс, чтобы сказать последнее слово.
-Может быть, в следующий раз вы дважды подумаете, прежде чем отправлять пациента домой.
Эсме взяла меня за руку.
-Пойдем, мы нужны Белле.
Я позволил жене отвести меня в машину. Я открыл перед ней дверь, а сам скользнул на место водителя.
-Ты в порядке, дорогой?
-Она заслуживала всего того, что я сказал, - голос дрожал, выдавая меня.
-Хочешь поговорить об этом?
Я покачал головой, пытаясь отмести эти эмоции.
-Не сейчас.
Я завел машину и выехал с парковки. Я знал, что пока мы были в поездке, что-то произошло. Элис что-то скрывала, а без Эдварда, который бы мог прочитать мысли, мы не могли понять что. Как только зазвенел телефон, я понял, что-то не так. Где-то в животе было непонятное ощущение, которое я не мог объяснить. Может все потому, что я знал, насколько неуклюжей может быть Белла, и я ожидал травмы связанные с этим. Мой разговор с Эдвардом подтвердил мои опасения.
-Карлайл, Белле плохо.
Мгновенно голова наполнилась различными вариантами, один мрачнее другого. Насколько все плохо? Какие симптомы? Я уже обдумывал ближайший путь домой. Я повесил трубку и посмотрел на Эсме
-Нам нужно скорее отправляться домой.
-Что происходит? Все в порядке?
Можно было не объяснять Эсме, она умная женщина. Она знала - что-то случилось, что-то достаточно плохое, чтобы заставить нас срочно вернуться домой.
-Эдвард звонил. Нам нужно домой, Белле плохо,- возможно мне следовало подбирать слова тщательнее, немного смягчить их. Лицо Эсме скривилось от тревоги, когда я объяснил ситуацию.
Мы собрались на удивление быстро, а своим даром Джасперу удавалось снять только час нашего беспокойства.
Как только машину затормозила, я выскочил, схватил свой портфель, который полностью упаковал еще в больнице для Беллы и направился наверх.
В нос мгновенно ударил запах болезни, даже кровь Беллы пахла иначе,… в ней появилось что-то постороннее. Я инстинктивно направился в комнату Эдварда, раз Белла оставалась там в последние недели. Это был один из тех моментов, когда я снова понял, насколько хрупкой была моя человеческая дочь на самом деле. Белла лежала, свернувшись, на боку лицом к Эдварду, который шептал ей что-то успокаивающее. Вид Беллы вызвал только еще больше злости к тому, кто ставил ей диагноз. Какая безответственность.
Я присел на колени рядом с кроватью, глаза Беллы загорелись, когда она увидела меня.
-Папочка.
-О милая, - я не мог смотреть на нее в таком состоянии. Я слышал, как ее сердце билось с ненормально высокой скоростью, признак того, что ее тело отчаянно боролось с инфекцией. Она явно была обезвожена, кожа белая и сухая.
-Прости меня, папочка. Мы ходили в больницу, но врач отослала меня домой, сказав что у меня просто сильная простуда.
Я слушал, как она хрипло рассказывает эту историю, а сам ощупывал ее опухшее горло, лимфоузлы были хорошо ощутимы, и явно причиняли ей боль, потому что она морщилась каждый раз, когда я до них дотрагивался.
Эдвард, какая была последний раз температура, когда ты ее измерял.
-39,40
-Открой рот, милая, ради меня. Дай взглянуть на твое горлышко.
Белла с легкостью подчинилась, что на нее было очень не, похоже, потому что любя я называл ее самым сложным пациентом в мире. Я достал фонарик и осмотрел ее горло. Я сморщился, увидев его, оно выглядело, будто причиняло сильную боль. Миндалины и само горло было покрыто белыми пятнами, розовая плоть была едва видна.
-Черт.
Эдвард сказал мне, что тест на острый фарингит показал отрицательный результат, но я был уверен, что это бактериальная инфекция, и очень серьезная. Со своим опытом я знал это наверняка. Я положил ладонь на теплый лоб Беллы.
-Как чувствуешь себя, маленькая моя.
Он сдалась на волю слезам и эмоциям, лишившим ее сна. Ей было больно, но она пыталась быть сильной. Она такой и была, но я здесь был в роли ее отца, и именно я должен был взять на себя ее боль, быть сильным и защищать ее.
-Очень больно. Я так хочу пить, но не могу заставить себя пить. Оно того не стоит.
Я вздохнул и вынул телефон. Нужно было позвонить в больничную аптеку, Белле нужны антибиотики, и они нужны были еще два дня назад.
-Карлайл, - сладкий голос Эсме вывел меня из раздумий. Я обнаружил, что мы все еще в машине, теперь уже на подъездной дорожке. Я даже не помню, как вел машину.
Я вышел машины и с любовью поцеловал жену, показывая, как я ценю ее, и направился к Белле. Эдвард продолжал сидеть подле нее.
-Как она?
Эдвард жестом показал мне немного подождать. Он мягко отпустил руку Беллы и подошел ко мне. Хотя его голос мог быть настолько тихим, что человек его бы не услышал, он все-таки больше ради удобства, чем из практических соображений настоял на том, чтобы отойти от кровати для разговора.
-Она, наконец, смогла уснуть. Из-за боли она раньше не могла.
-Она смогла что-нибудь попить?
Эдвард вздохнул и покачал головой, потирая переносицу. Хорошо, что на пути из больницы я захватил оборудование для внутривенных инъекций. Я решил, что в первую очередь нужно было поставить эту капельницу, и с помощью Эдварда мы поставили ее.
Теперь к антибиотикам. Я вытащил шприц и ампулу, набрал необходимую дозу и сделал укол. Придется, делать их каждые шесть часов прежде чем Белла сможет самостоятельно принимать таблетки, которые я принес.
-Карлайл?
Эдвард смотрел на меня, в темных глазах нехорошее предчувствие. Ему пора охотиться.
-Она будет в порядке?
Эдварду не было дела до собственных нужд, он лишь хотел убедиться, что с Беллой все будет в порядке. Сейчас он стал эмоционально уязвимым, страдал от боли, и мог обращать внимание только на Беллу, забывая про себя.
-Она в порядке. Ей придется оставаться в постели, пока она наберется сил, я не хочу, чтобы случился рецидив. Но она поправиться, она сильная.
Эдвард на мгновение закрыл глаза, на лице читалось облегчение.
-А тебе, - продолжил я, - пора охотиться, это уже видно. Сейчас, Эдвард.
-Но я…, - я прервал его серьезным взглядом. В этом со мной спорить бесполезно.
-Нет, иди на охоту. Я останусь с Беллой, она не будет одна. Это не займет много времени.
Осознав, что у него нет аргументов против, Эдвард на прощанье поцеловал Беллу в лоб и ушел.
Я придвинул стул к кровати Беллы и устроился поудобнее. Я не собирался уходить отсюда в ближайшее время. В больнице уже знали, что у меня заболел ребенок, они не будут ждать, что я приду.
-Эсме, - прошептал я. Я знал, как сильно она сейчас хотела быть с Беллой, но ей было не по себе здесь, пока я ставил капельницу и вкалывал антибиотики.
Она поставила рядом со мной еще один стул и взяла за руку. Я ободряюще сжал ее ладонь.
-Она будет в порядке, дорогая. Не беспокойся.
Моя милая жена испустила долгий вздох, ее прекрасные медового цвета волосы отделили ее как шторой, когда она склонила голову.
-Даже после ее обращения, не уверена, что перестану волноваться.
Она никогда не переставала изумлять меня, количеству сострадания и доброты, исходивших от женщины, которую я любил. Она была воистину совершенна, добрая душа, заслуживающая только хорошего.
Некоторое время мы сидели в уютной тишине. Один раз зашел Эммет, чтобы повидать Беллу, и так и окаменел на месте. Я сказал ему то же, что Эдварду и Эсме и попросил передать остальным.
Я использовал это время на то, чтобы подумать, какие изменения в нашу семью принесла Белла. С Эдвардом изменения были самыми существенными. Раньше он был таким тихим, скрывал все чувства в себе. Иногда мне казалось, что он не ощущал себя частью семьи, хоть и провел со мной больше времени.
А потом появилась Белла и вернула его к жизни. Эдвард был счастлив, улыбался, он чувствовал и мог выразить свои чувства. Он стал другим человеком, стал лучше. Я не мог выразить всю свою благодарность Белле за то, что она вернула мне моего сына.
А Розали? Она тоже никогда не выказывала чувств. Эммет был единственным, кто действительно знал, что она чувствует, единственный кто смог «приручить» ее. Розали горевала. Но Белла помогла пробудить в Розали материнский инстинкт.
И все мы стали, как семья, ближе, мы функционировали, как семья, а Белла нас всех связывала. Мне нравилось думать, что Белла спасла нас также, как мы спасли ее в тот день, когда она появилась в нашей жизни.
Я снова сел и пристально посмотрел на спящую девочку, биение ее сердца успокаивало.
-Я так рада, что мы ее нашли, Карлайл.
Я повернулся к жене, ее глаза светились.
-Я тоже.
-Папочка? – мы с Эсме тут же подскочили на ноги и оказались у постели Беллы.
-Я здесь, милая, - я погладил ее все еще горячие щеки и лоб. Она еще не открыла глаза, но явно проснулась.
-Жарко, - она попыталась отбросить одеяла, но не смогла. Эсме стащила одеяла, с покрывшегося испариной тела Беллы, и свернув, положила их на край кровати.
Белла открыла затуманенные глаза, несколько раз моргнула. Из-за жара глаза у нее остекленели.
-Мама?
Эсме пригладила волосы Беллы и легонько ей улыбнулась.
-Привет, дорогая.
Белла нахмурила лоб от боли и надвигающихся слез.
-Я не хотела, чтобы вы из-за меня раньше возвращались из поездки. Это все моя вина.
-Глупости, Белла, - Эсме изо всех сил пыталась успокоить Беллу, но та, казалось, не совсем понимала, что ей говорят. Она казалось потерявшейся и сбитой с толку.
-Мама, - Белла начинала паниковать, испытывая смесь истощения, жара и неловкости.- Аххх. Так жарко. Надо. Надо холода. Останови это. Пожалуйста. Мама. Папа.
Она резко дернулась и повернулась, пытаясь найти прохладный участок на кровати, а потом раскинула руки и ноги как можно дальше от тела.
-Эсме, любимая? Принеси прохладное влажное полотенце из ванной.
Эсме ушла, а я положил холодные руки на лицо Беллы, пытаясь принести хоть какое-то облегчение.
-М-м-м. Эдвард?
-Нет, милая. Эдварду нужно охотиться. Он скоро вернется, - Эсме передала мне влажное полотенце. У нее было еще одно и она начала обтирать ноги Беллы. Я взял свое полотенце и начал протирать лицо Беллы, шею, грудь руки. Где только была открытая кожа я везде проходился полотенцем.
-Папочка, извини. Я не должна была болеть и заставлять вас возвращаться. Я должна была позаботиться о себе сама.
-Не говори так, малышка. Да и твоя мама так думает – это не твоя вина. И ты никому не помешала. Мы тебя любим и просто хотим, чтобы ты сконцентрировалась на своем выздоровлении.
Пока Белла успокаивалась, а Эсме тихо беседовала с ней, я снова проверил ее жизненные показатели. Ничего пока не изменилось, но опять же необходимо несколько приемов антибиотиков, чтобы появился результат. Я был лишь рад, что ее состояние не усугубилось.
-…кот… - мои уши уловили последнее слово.
Ах. Похоже, Эсме нарушила обещание данное Элис и все рассказала. Элис, как и остальные хотела подарить Белле что-нибудь особенное, чтобы ей было уютно.
Джаспер предложил домашнего питомца, и все согласились, что это хорошая идея. Но, какое именно животное, мы не знали. Эммет предложил черепаху, но Розали заметила, что с ней будет нелегко обниматься, потому что у нее панцирь.
На самом деле это Эдвард предложил котенка. Белла как-то упомянула ему, что у ее мамы был замечательный кот, когда она росла. Котенок казался лучшим вариантом.
Элис съездила в местный питомник и нашла идеального котенка, маленького и серого с яркими зелеными глазами. Женщина в приюте сказала, что эта кошечка, скорее всего, была последней из приплода и ее нашли одну. Элис знала, что Белле котенок понравится, идеальный питомец для нее. Это было нужно. Элис собиралась забрать наше пополнение в конце недели.
Белла смогла уснуть, а мы с Эсме снова заняли свой пост на стульях. Я поднялся единственный раз, чтобы сделать Белле укол антибиотиков.
Эдвард еще не вернулся, и я был этому благодарен. Он и так волновался за Беллу два дня, не имея никакой помощи за исключением Эммета. Ему нужно было время, чтобы глотнуть свежего воздуха, поохотиться и отойти от предыдущих дней.
-Мама? Помоги мне укутаться одеялом, - Беллу снова бил озноб и она свернулась, как ребенок в утробе, не в состоянии двигаться. Эсме с нежностью укрыла ее одеялом, проверив, чтобы тепла было не слишком много.
Казалось, температура Беллы снова повышалась. Но сейчас был вечер, и нет ничего необычного, если у больного наблюдается повышение температуры в конце дня. Хотя если бы ранее не наметились улучшения, я бы подумал о том, чтобы использовать более сильный антибиотик. Белла была в плохом состоянии, а неспособность сна только оттягивала возможность выздороветь.
-Попытайся уснуть, дорогая. Сейчас это для тебя самое лучшее, - и Белла наконец смогла по-настоящему уснуть и счастливо проспала пять часов. За это время вернулся и Эдвард, посвежевший и в более хорошем состоянии.
Белла так обрадовалась, когда увидела его сидящим на своей кровати, когда проснулась. Пусть он уходил ненадолго, но она уже по нему соскучилась. Хотя и сказала, что мы с Эсме были хорошей компанией.
-Белла, Эммет хотел бы тебя навестить, если ты не против. Думает, что сможет тебя развеселить, - Эдвард прижимал Беллу к груди, обернув ее одеялом.
Я не имел представления о том, что готовил Эммет, и уверен, что Эдвард тоже. Но я знал, что Эммет беспокоиться за сестру, хотя и не показывал этого так явно, как Эдвард. Он все же очень оберегал ее.
-Хорошо, я хочу его увидеть, - голос Беллы был едва громче шепота, из-за инфекции, все еще терзающей ее горло, она почти потеряла голос.
-Заходи, Эм, - позвал Эдвард.
-О Белла. Слышал, что ты себя чувствуешь не очень хорошо. Но не забивай свою симпатичную маленькую головку.
Дверь спальни распахнулась, и внутрь вошел Эммет в белых брюках, белой обтягивающей рубашке с нарисованным красным крестом и в старомодной медсестринской шапочке с подносом в руках, на котором расположились плюшевый медведь, несколько книг и его собственная фотография.
-Медсестра Эммет здесь, чтобы тебе помочь!
Я не мог сдержаться и расхохотался. Эммет выглядел совершенно нелепо. Я знал, что на это он и рассчитывал – рассмешить, приободрить Беллу, но боже, эта одежда….
Лицо Беллы в шоке замерло, а Эдвард гоготал от смеха. Эсме, как истинная леди, пыталась не смяться над своим сыном, но ее попытки провалились, и она тихонько посмеивалась в кулачок.
Эммет вальяжно прошествовал к кровати и осторожно сел, если для него это вообще возможно.
-Смотри, я принес тебе моего любимого медведя, Дружка. И немного книг, потому что знаю, как ты любишь читать и свою фотографию, на случай, если тебе взгрустнется, и ты вдруг заскучаешь по мне. Что еще можно просить? - он ухмылялся, как идиот.
И это сработало! Белла улыбнулась и раскинула руки, показывая, что хочет обнять Эммета. Он с радостью согласился и впихнул ей в руки плюшевого медведя, пока они обнимались.
-Спасибо, Эммет, - прохрипела она.
-В любое время, подружка. А теперь прошу меня извинить, мне надо переодеть этот идиотский костюм, прежде чем еще кто-нибудь меня увидит. Я даже представляю, какую пытку они мне устроят.
Я рассмеялся, когда Эммет передернул плечами при неприятных мыслях и вылетел из комнаты. Белла зевнула и положила голову на грудь Эдварду.
-Спи, любимая. Мы все будем здесь, когда ты проснешься.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

17:10 

Глава 24. Болезнь, под названием Простуда

Белла

Я посидела несколько минут, застонала и рухнула обратно.
-Что случилось, любимая?
-Думаю, я заболела, - откуда-то издалека я услышала, как он усмехнулся.
-Не смейся. Я серьезно. Думаю, это острый фарингит.
В детстве, по крайней мере, два раза в год я заболевала острым фарингитом. Замечательно, у меня было столько планов, а теперь чувствую себя развалиной. Голова болела, горло саднило, каждый раз, когда я пыталась сглотнуть, а отекшая шея ныла от малейшего давления.
-Вот, - Эдвард бросил мне на колени толстовку. Я скептически посмотрела на него. Он, правда, думал, что я куда-нибудь сегодня пойду?
-О, не надо так на меня смотреть, Белла. Мы идем к врачу. Карлайла нет, ты больна, и нам нужна медицинская помощь.
Черт я терпеть не могла ходить по врачам. Я саму себя считала худшим пациентом в мире. Даже Карлайл соглашался в этом со мной, хотя и был всегда очень терпелив.
Я растягивала время, надевая толстовку, пытаясь отсрочить неизбежное. Я, правда, не хотела двигаться.
-Пойдем, любимая. Чем быстрее мы отправимся, тем быстрее вернемся, - я застонала и скатилась с кровати.
-Глупенькая Белла. Разве я могу позволить тебе идти самой, - и мгновенно я оказалась на руках Эдварда. – Отдыхай, я разбужу тебя, когда мы доберемся.
Я закрыла глаза, пытаясь не обращать внимания на больное горло, и вскоре смогла погрузиться в сон.
-Просыпайся, любовь моя. Мы на месте.
Я открыла глаза, вокруг все было серого цвета. Я сидела пристегнутая на переднем сидении Вольво Эдварда. Дверь была открыта, Эдвард отстегнул ремень безопасности, поднял меня с сидения и поставил на ноги. Он провел меня ко входу, и я расслышала свист раздвинувшихся перед нами дверей. Эдвард подвел меня к стулу, куда я быстро села, а сам пошел поговорить со …сверкающей белизной медсестре, чтобы договориться о приеме у врача.
-Медсестра пообещала, что следующими на прием пойдем мы. К сожалению, постоянный врач сегодня сам на больничном, поэтому мы пойдем к другому.
Какая удача. Мало того, что меня будет осматривать не Карлайл, так я еще и не попаду к постоянному врачу.
-Белла Каллен, - по крайней мере, быстро. Мы с Эдвардом проследовали за медсестрой в комнату обследований. Она измерила мою температуру, которая оказалась чуть выше нормы, пульс, был немного учащенным. Записала все в моей карточке и вышла. Я сидела на кушетке, болтая ногами от скуки. Я очень хотела забраться обратно в постель, натянуть на голову одеяло и забыть о саднящем горле.
-Тук-тук! – я уже знала, что мне не понравится эта женщина. В кабинет вошла стройная брюнетка, ей возможно было где-то за тридцать, она пахла и выглядела так, как, будто только что вернулась с обеда и вытерла руки о свой белый медицинский халат, прежде чем быстро ополоснуть их в раковине.
-Как сегодня наши дела, мисс Каллен?
Разве это не очевидно?
-Болею.
Она взяла мою карточку и прищелкнула языком.
-Вы нервничаете? Пульс немного выше нормы.
-Эм..нет.
Эта женщина когда-нибудь училась в медицинском колледже? Она села на стул и подкатила его к кушетке.
-Итак, что случилось, сладкая?
Я зажмурила глаза и сжала челюсть. Я терпеть не могла, когда меня называли сладкой. Я досчитала до пяти и ответила, иначе мой ответ был бы не таким вежливым.
-У меня очень сильно болит горло, и шея тоже болит. Когда я была маленькой, у меня часто был фарингит, думаю это он.
Если честно, то ощущения немного отличались от фарингита, но пока мне больше ничего не приходило в голову по поводу того, что со мной не так.
Эта брюнетка своими быстрыми целенаправленными движениями напоминала мне Элис. Холодными руками, хотя и не настолько холодными, как те, чье прикосновение я испытывала в последнее время, она пощупала мою шею, и я сморщилась от боли. Казалось, она не обратила внимания, но Эдвард заметил, инстинктивно делая шаг вперед. Но я остановила его движением руки.
Лучше этот врач, чем никакого, а я бы осталась без врача, если бы Эдвард сделал то, что задумал. Он не собирался пить ее кровь, но я уверена, он напугал бы ее так, чтобы она никогда больше не вернулась в кабинет.
Я уверена, что Эдвард смог бы обследовать меня куда лучше, но он не мог выписывать лекарства. И это была единственная причина, по которой я выбралась из постели – этот волшебный клочок бумаги.
-Давай посмотрим изнутри.
Я покорно открыла рот, сказала «Аааа» и вытащила язык, когда меня попросили. Она взяла тампон на палочке, и я машинально высунула язык и зажмурилась. От ощущения ваты на миндалинах я скривила лицо и с трудом сдержала рвоту.
-Я скоро вернусь с результатами.
Она ушла, а я взглянула на Эдварда.
-Она ужасна! Удивляюсь, как она смогла получить медицинское образование.
Эдвард закатил глаза, услышав мое замечание. Ладно, уверена, она была не так плоха, как мне казалось, и все мое впечатление было результатом плохого настроения, но то, что ощущение некомпетентности вокруг нее было почти осязаемо, я могла поклясться.
Врач буквально ворвалась в кабинет пять минут спустя.
-Что ж, сладкая, экспресс-тест на фарингит отрицательный, так что это не острый фарингит. И на вид ты недостаточно измотана, чтобы предположить у тебя эту болезнь. Думаю, это просто простуда.
Она велела мне дышать через одну ноздрю, затем другую. У меня даже насморка не было.
-М, да. Думаю, просто простуда. Отправляйся домой, отдыхай, пей, как можно больше жидкости и аспирина, и приходи, если почувствуешь себя хуже.
Да, точно. Похоже, мне еще раз придется с ней встретиться. Мне хотелось стереть с ее лица эту жизнерадостную улыбку.
Я вскочила с кушетки, как только врач вышла, одарив меня еще одной до тошноты сладкой улыбочкой.
-Я не хочу это слушать, Эдвард. Просто отвези меня домой.
-Хорошо, - он был замечательным парнем, усадил меня в машину и повез домой.
Я проснулась в его комнате, только Эдварда не было. Я была удивлена, что его не было в комнате. Я замерзла и очень хотела еще одно одеяло, но мне было слишком холодно, чтобы встать с постели и взять его.
-Эдвард, - проскрежетала я.
Хотя мой голос был совсем не громким, я знала, что он меня услышит. Я свернулась в комок, лежа на боку, пытаясь найти какой-нибудь источник тепла внутри, пока ждала Эдварда.
-Проснулась, - в комнату вошел Эдвард, в руках подносом с дымящейся тарелкой супа и стаканом воды. – Я приготовил тебе куриный суп с лапшой.
-Мне нужно еще одно одеяло.
Эдвард, наконец, заметил, что я свернулась на кровати, содрогаясь от холода так сильно, что казалось, будто у меня начались конвульсии.
-О любимая, - в голосе Эдварда слышалась боль. По пути домой он признался мне, что чувствовал себя бесполезным, неспособным хоть как-то улучшить мое состояние. И это его злило. Я тогда еще смеялась и фыркала о том, что это «просто простуда». Теперь я могла только хныкать – это все на что хватало моих сил.
Я почувствовала на себе вес второго одеяла.
-Открой рот.
Мои глаза были закрыты, но я доверяла Эдварду и сделала, как он сказал. Я распознала уже знакомую форму градусника под языком и закрыла рот.
Когда термометр просигналил, Эдвард вынул его и вздохнул.
-Если до этого у тебя не было жара, теперь точно есть. 38,80. Я сейчас вернусь.
Можно было и не говорить мне, что он уходил, я все равно не заметила. Через несколько секунд он вернулся.
-Давай, любимая, тебе нужно сесть и проглотить вот это.
Леденящей рукой Эдвард взял меня за предплечье и попытался меня посадить, я взвизгнула. От холода меня накрыла новая волна дрожи.
-Извини. Я не хотел, - он дал мне две таблетки мортина, и я проглотила их обе, запив водой, вцепившись в простыню из-за резкой боли, обжегшей мое горло.
-Боже, у меня никогда раньше горло так сильно не болело.
Я быстро зарылась обратно в одеяла, надеясь, что озноб прекратится.
-Хочешь немного супа? он теплый. К тому же врач сказала пить больше жидкости.
Врач…, наверное, можно ее так называть, так же как и называть это «просто простудой».
-Извини, Эдвард. У меня нет аппетита, и так больно глотать, - я закрыла глаза, концентрируясь на том, чтобы сглатывать как можно реже.
Эдвард сел рядом со мной на кровать, осторожно, чтобы нечаянно меня не задеть.
-Белла, может, стоит позвонить Карлайлу. Это точно не простуда, и кажется тебе становится хуже.
-Нет. Я против того, чтобы они прерывали свое путешествие из-за меня. Ты сам отвел меня к врачу. Она лицензированный специалист, Эдвард. И должно быть знает, о чем говорит. Это просто простуда.
Мой голос был полон сарказма. Хотя он был совсем не нужен.
-Извини. Я просто немного раздражена.
-Все нормально, любимая. Я понимаю. Попытайся уснуть.
Я смогла уснуть и так и проспала до следующего утра. Следующие несколько часов прошли до ужаса медленно, и я, то засыпала, то просыпалась, сначала сотрясаясь от озноба, а потом чувствуя жар и промокнув до нитки. А теперь мне нужно было в туалет. И умыться. Переполненный мочевой пузырь выиграл в борьбе против удобства постели, и я медленно и осторожно направилась на шатающихся ногах в ванную.
Через пятнадцать минут я смогла умыться и закончить все свои дела, не ушибившись обо что-нибудь. Гордая собой, я была на полпути обратно, когда стены вокруг начали двигаться, а слабость в ногах резко возросла. Не зная, что делать, я села посреди комнаты и попыталась не паниковать.
-Эдвард.
Через мгновение он стоял рядом, встревожено вглядываясь в меня.
-Я не могу дальше идти.
Эдвард с легкостью взял меня на руки и отнес на кровать.
-Тебе нужно принять больше мортина.
Сейчас это звучало великолепно. Я взяла две оранжевые таблетки и, положив их на кончик языка, взяла стакан с водой. Оу, не помню, чтобы он был таким тяжелым. Мои руки тряслись от озноба и усталости. Догадавшись, к чему все шло, Эдвард взял стакан из моих рук и поднес к губам. Прохладная жидкость была хороша на вкус, но боль в горле от нее только усилилась.
-Белла, тебе нужно попытаться выпить больше. У тебя же обезвоживание.
Я потрясла головой.
-Я не могу. Слишком больно.
-Тогда попытайся выпить немного этого. Пожалуйста, ради меня.
Эдвард держал синюю бутылку растворимого сока «Гаторад». По крайней мере, не желтый.
-С каких пор у нас в доме завелся Гаторад?
Эдвард рассмеялся.
-С тех пор, как Эммет замучил меня своими обеспокоенными мыслями о тебе. Поэтому я отправил его в магазин. Он очень за тебя волнуется. И тоже хочет вызвать Карлайла домой. Звонила Элис, она видела тебя, в своем видении. Я сказал ей, что у нас все под контролем, и велел не волновать остальных. Но я начинаю думать, что пора пересмотреть решение.
Он помахал передо мной бутылкой Гаторада.
-Ладно. Но ты ведешь грязную игру, Эдвард.
-Я буду вести, какие угодно игры, лишь бы ты была в безопасности.
Он помог мне выпить четверть бутылки, потом я оттолкнула его.
-Не могу больше. Боже, так горло болит, - я перевернулась на кровати и зажмурилась, пытаясь отогнать боль.
Я уже начинала уставать от постоянного постельного режима и сна. Но если честно, сил на что-то другое у меня не было. Даже на чтение. День, наконец, превратился в ночь, и, будучи существом дневным я захотела спать. Я так устала.
Эта ночь была такой же, как и предыдущая, за исключением того, что проснулась я, намного раньше. Было три часа утра, и я очнулась от ужасающей боли.
Знаю, что я просто упрямилась, не давая Эдварду позвонить Карлайлу, он даже пытался урезонить меня, запугивая новым походом в больницу. Нет спасибо. Я лучше буду лежать здесь в агонии, пока не вернется отец.
И вот к чему это привело два дня спустя. Я лежала безразличная ко всему, ослабленная, в дурном настроении. Бедный Эдвард, ему так многое приходится выносить. Я должна что-то предпринять, чтобы обоих нас избавить от этого кошмара. Как только Эдвард вошел в комнату, я сдалась:
-Позвони ему. Позвони Карлайлу. Мне надоело быть упрямой. Пожалуйста, позвони ему и скажи, что он мне нужен. Пора останавливать эту боль.
Эдвард сел рядом и посадил на колени, обернув меня двумя слоями одеял.
-Ш-ш, я сейчас же ему позвоню. А то ты измучаешь себя.
Он вытащил сотовый и быстро набрал номер Карлайла. Я услышала, как тот ответил после второго гудка.
-Карлайл. Нам нужно, чтобы ты вернулся, как можно быстрее. Белла заболела. Уже ходили. Полностью неверно. Хуже. Хорошо. Попытаюсь. До скорой встречи.
Я слышала только слова Эдварда, но вся было понятно и так.
-Они вернутся через пару часов.
Это были самые долгие пара часов в моей жизни. Я выпила столько мортина, сколько мне позволил принять Эдвард, но боль не отступала. Челюсть болела от того, что я сжимала ее, каждый раз пытаясь сглотнуть. Отек с шеи не спадал, и она все еще болела. А температура стремительно повышалась, несмотря на мортин.
Эдвард не отходил от меня, используя свою ладонь вместо холодного компресса на моем пылающем лице. Я была истощена, но мучительная боль не давала мне уснуть.
-Мне нужен отец. Он всегда делает так, что мне становится лучше.
Я застонала, когда особенно сильная волна боли ударила по мне.
-Еще немного, любимая. Потерпи еще немного.
Я терпела, ради Эдварда. Только его присутствие помогало мне сохранить разум.
-Думаешь, он рассердится на меня?
-С чего бы?
-Потому что я не пошла снова к врачу. Наверно это было бы самым правильным решением.
Эдвард сдержанно улыбнулся и поцеловал меня в лоб.
-Нет, любимая. Он не рассердится, - он замолчал. – Мне просто жаль, что я не могу ничем унять твою боль.
Я попыталась немного приободрить его.
-Думаю скоро, мы больше не будем оказываться в подобных ситуациях.
Он покачал головой.
-Да, думаю, ты права. Хотя ты и так уже близка к тому, чтобы выглядеть как мы.
Я знала, что он прав. Последний раз, когда я видела себя в зеркале, лицо было нездорового белого оттенка, под глазами большие темные круги. И в отличие от других членов семьи я выглядела тусклой и безжизненной. Какая ирония, учитывая тот факт, что они на самом деле были мертвы.
-Хочешь попробовать выпить еще немного Гаторада?
Я покачала головой. За последние несколько часов я окончательно бросила попытки выпить что-нибудь. Короткого мгновения блаженства, наполнявшего меня, когда жидкость наполняла мой рот, было не достаточно, чтобы справиться с болью.
-Они дома, - должно быть Эдвард услышал, как они повернули на дорогу к дому, потому что я еще с минуту ничего не слышала, а потом раздался звук захлопываемых дверей машины.
Дверь открылась, и вошел Карлайл с сумкой в руке. Он выглядел сосредоточенным, и я почувствовала себя еще хуже. Я была причиной его беспокойства.
-Папа, - прохрипела я. От одного его присутствия во мне просыпались эмоции.
Он опустился на корточки рядом с кроватью и отбросил назад прядь моих волос.
-Ох, милая.
-Извини меня, папочка. Мы были в больнице, но врач отослала меня домой, сказав, что у меня простуда. Но это явно не она. Потому что не думаю, что от простуды может быть так плохо.
Слушая, что я говорю, Карлайл нежно пощупал мою шею и линию челюсти.
-39,40, - сказал Эдвард Карлайлу. О, разговор без слов, невероятно. Рука Карлайла передвинулась к моему запястью, проверяя пульс. Он попросил меня открыть рот, я так и сделала. Карлайл посветил точечным фонариком и поморщился.
-Черт.
Все замерли. Я впервые слышала от Карлайла слово, отдаленно напоминающее ругательство, он всегда оставался джентльменом. – Как можно было поставить диагноз простуда!
Он положил на мне лоб холодную ладонь, принося небольшое облегчение от обжигающего огня.
-Как чувствуешь себя, маленькая моя?
-Очень больно, - мой голос надломился от болезни и переполнявших меня эмоций. – Я так хочу пить, но не могу заставить себя пить. Оно того не стоит.
Карлайл вздохнул и вытащил мобильный.
-Привет, Роб. Это Карлайл Каллен, как дела? Слушай, мне нужно выписать рецепт на ампициллин на 10 дней. Для подростка, вес около 50 килограмм. Спасибо.
-Эдвард, оставайся с Беллой. Мы с Эсме отправляемся в больницу за антибиотиками.
-Зачем ты берешь с собой Эсме?
-Мне нужен кто-то, кто удержит меня от того, чтобы не пойти к этой женщине и вправить ей мозги.
Сердитое лицо Карлайла смягчилось, и он повернулся ко мне.
-Прости, милая. Мы скоро вернемся, продержись еще немного.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

18:49 

Глава 23. Принятие решения

Белла

Я услышала, как Эдвард вздохнул, я ожидала, куда более резкую реакцию, и я медленно расслабилась. Я повернулась на колене Эдварда, так чтобы оказаться лицом к нему и взяла его лицо в свои руки, заставляя нас смотреть друг другу в глаза.
-Белла, ты не понимаешь, что просишь.
Я переживу такой ответ.
-Это означает, что ты над этим подумаешь?
-Боже, нет! – слова Эдварда оглушали и обжигали. Я соскочила с его колена и направилась к двери, чтобы войти в дом.
-Белла, постой. Я не хотел, чтобы оно так сорвалось.
-Тогда чего ты хотел, Эдвард? Снова подумать о том, с кем будешь связан остаток вечности? - я заметила, как Эдвард передернулся от тона моего голоса.
-Нет. Я люблю тебя, и это ничто не изменит. Но ты, правда, не понимаешь, о чем просишь.
Я нетерпеливо скрестила руки на груди.
-Тогда просвети меня.
Эдвард грубо схватил меня за предплечье и потянул обратно к стулу. Завтра точно будут синяки. Он сел, а я теперь стояла, как ребенок, которого сейчас будут отчитывать. Он посмотрел мне в глаза, а я вырвала руку из его хватки.
-Я не ребенок, - выпалила я.
-Тогда веди себя соответствующе.
Я на шаг отступила от Эдварда, в его словах скользили злость и раздражение. Он отчаянно начал тереть лицо, пытаясь решить, что сказать дальше.
-Извини, Белла. Я не хотел. Но если я обращу тебя, это означает, что я приговорю тебя к вечной борьбе с самой собой, бесконечному контролю за каждым действием. Это тебе не прогулка в парке.
-А ты думаешь, моя жизнь до этого была такой простой? – взорвалась я. Его заявление взбесило меня. Неужели Эдвард и, правда, так наивен?
-Ты - лучшее, что случилось со мной в жизни. Но все равно я не могу быть с тобой полностью. Если не обратишь меня, то проклянешь на вечные страдания по тому, что я не могу иметь вечность. Я буду стареть и знать, что в конечном итоге умру и больше не буду с тобой. Перед глазами замелькали картинки из его возможной будущей жизни, и из глаз брызнули слезы.
-Я не могу так, Эдвард. Не думаю, что у меня хватит сил.
Эдвард прижал меня, и я опустила взгляд, разглядывая свои холодные ступни.
-Я могу только пообещать поговорить с Карлайлом. Я не сделаю ничего без его согласия, он твой отец. Давай немного подождем, любимая. Сейчас не стоит принимать поспешных решений.
Я кивнула. Лучше, чем прямолинейное «нет».
-Позволишь теперь отвести тебя в дом? Ты дрожишь.
Черт побери, мое тело и его неконтролируемые реакции. Я и не заметила, что дрожу, но конечно Эдвард насторожился.
Я зевнула, и Эдвард посмотрел на часы.
-В любом случае тебе давно пора спать.
-Черт, Эдвард! Я твоя девушка, а не ребенок, которому нужна нянечка! Если так будет продолжаться, у нас будут проблемы.
-Извини. Я не обратил на это внимания. Пойдем наверх.
Я позволила Эдварду проводить меня в дом, но прошла мимо семьи и пошла прямиком в ванную на втором этаже. Я оставила Эдварда у двери, сразу же включила душ, выпуталась из платья и туфель и вздохнула с облегчением. Даже не задумываясь, я ступила в поток пара и горячей воды, смывающей все мои разочарования, накопившиеся за день. Не знаю, что бы произошло, если бы мы остались там на всю ночь.
Сомневаюсь, что справилась бы.
Я с удовольствием растягивала время, мыла голову и тело. Пусть Эдвард подождет. Если он может быть упрямым, то и я могу.
К сожалению, все хорошее когда-то заканчивается, и как в подтверждение этой фразы, мне пришлось выбраться из горячей воды. Прежде чем холодный воздух успел меня остудить, я схватила огромное полотенце и завернулась в него. Я выглянула в коридор, проверяя, есть ли там кто-нибудь, и бросилась к своей комнате. И замерла на пороге.
Моя комната. Я не была здесь почти 24 часа. Мне вообще можно появляться здесь? Но мне все рано нужно где-то спать. Может позвать Розали и попросить что-нибудь вынести мне.
-Все в порядке, Белла, ты можешь войти.
Я в ужасе закричала и чуть не уронила полотенце, когда из моей темной спальни раздался этот зловещий голос.
-Элис! – я готова была ее убить. – Неужели обязательно было так меня пугать? Хотя бы включи свет!
Она лежала, не двигаясь в кресле в углу комнаты.
-Конечно, глупая. Тебя нельзя находиться одной.
Я знаю, можно и не повторять об этом каждые пять минут. Мне начинало казаться, что все видели во мне ребенка, который нуждается в защите, и не только Эдвард.
Пытаясь проводить здесь как можно меньше времени, я добежала до шкафа, выхватила пижаму и обратно в ванную – переодеться.
Наконец полностью одевшись, я снова появилась из ванной комнаты и на этот раз направилась в комнату Эдварда…к сожалению. Я скрестила пальцы и молилась, что не он сегодня будет исполнять роль моей ночной няни.
Я заглянула в комнату, прежде чем войти. Нет. Снова Элис. Она лежала на кровати и заулыбалась, когда увидела меня. Она похлопала по кровати рядом с собой. Я подчинилась из любопытства, что она хочет. Я легла рядом, и некоторое время мы обе молчали. Единственным звуком было мое дыхание.
-Итак, Белла, - мне уже не нравилось, к чему шел этот разговор. – Эдвард рассказал нам о твоей просьбе…если честно, я видела, что так будет.
Я фыркнула. Конечно же, она видела.
-Это именно то, чего ты хочешь, не так ли? Ты можешь мне с уверенностью это сказать? Потому что Карлайл серьезно раздумывает над этим, и я вижу, что это произойдет.
Сердце забилось быстрее от признания Элис.
-О Элис… да, я хочу это больше всего в жизни. Это позволит мне быть с Эдвардом. Будет нечестно, если, старея, я останусь с ним. Всю свою жизнь меня будут дразнить настоящей жизнью, которую я не смогла прожить. Мое сердце болит – как я хочу быть с ним, вечно, но я знаю, все бесполезно, если меня не обратят, все это не случится.
Я чувствовала себя измотанной, готова была заплакать.
-Успокойся, Белла. Еще ничего не решено. Мы обсуждаем детали. Они согласятся обратить тебя, если ты согласишься подождать. Прежде всего, Карлайл хочет, чтобы ты восстановила свое здоровье. Наконец-то, хоть какой-то прогресс.
-Они вообще собираются со мной поговорить?
-Конечно, Белла. Тебе лишь надо попытаться понять, Эдварду будет сложнее всего. По существу, ты отдаешь свою жизнь ради него, и в течение трех дней будешь страдать от самой мучительной боли ради него. Ты знаешь, какой Эдвард, он не хочет причинять никому боль.
-Я знаю, - я знала, насколько изменчиво настроение Эдварда, и каким расстроенным он мог быть. Но я сама просила этого. Если три дня боли означали вечность с Эдвардом, я с радостью вынесу их.
-О, выдохнула Элис, - он идет поговорить с тобой.
И в подтверждение слов Элис в дверном проеме появился Эдвард, с очень серьезным видом. Но такой сексуальный в брюках от прежнего костюма, бронзовые волосы взъерошены. Три дня – это ничто.
Я вспыхнула от своих мыслей, хорошо, что Эдвард не мог их слышать.
-Эдвард.
Он протянул ко мне свои руки.
-Давай поговорим.
Я приняла его руку, и Эдвард повел меня в кабинет к Карлайлу, который тоже сидел с серьезным видом. Он выдавил слабую улыбку, но у него многое происходило на уме в тот момент.
-Эдвард поведал нам о вашем разговоре. Должен сказать, я не думал, что это произойдет так скоро, - он шумно выдохнул.
-Подойди ко мне, милая, - он похлопал по колену, и я больше, чем просто с удовольствием села. Может, мне и 17 лет, но я от этого не стала слишком взрослой для своего отца. Я пристально посмотрела на него, и разглядела на его лице сосредоточенную задумчивость. Так и было.
-Ты так дорога мне. Ты – хрупкая и красивая, сильная, особенная…ты – совершенство. Но ты еще и влюблена, я вижу это, когда вы смотрите друг на друга. Кто я такой, чтобы противостоять этой любви? Эдвард подошел ко мне с этой проблемой, твоей просьбой. И мы обсудили это. И мы оба решили, что отказывать тебе в возможности быть счастливой, в возможности быть частью семьи было бы несправедливо. Часть меня эгоистично жаждет обратить тебя, чтобы никогда с тобой не расставаться.
Карлайл сделал паузу, тщательно подбирая слова.
-Итак, в зависимости от того, как будет проходить твое выздоровление, примерно в течение года мы тебя обратим. Я бы никогда не простил себя, если бы не предоставил тебе достаточно времени для полного излечения, прежде чем ты заживешь своей бессмертной жизнью. Возможно, после обращения ты потеряешь все свои человеческие воспоминания, но я этого не гарантирую, но я и не хочу, чтобы тебе пришлось жить с не отпускающими тебя воспоминаниями.
Я отчаянно вцепилась в своего отца, эмоции метались от счастья к благодарности и любви.
-Спасибо. Спасибо, - я чувствовала, что моих слов благодарности было недостаточно, но по тому, как сильно обнял меня Карлайла, я поняла – он услышал все, что нужно в этих двух словах.
А затем я все свое внимание направила на Эдварда. Он выглядел опечаленным. Я подошла к нему и погладила по щеке.
-Пожалуйста, не грусти. Я ведь сама прошу.
Он вздохнул и поцеловал мою ладонь.
-Мне грустно лишь потому, что ради меня ты должна бросить свою жизнь. К тому же я взволнован. Все время волнуюсь при мысли о том, что проведу с тобой вечность.
Ему следовало понять мои доводы.
-Я бросаю жалкое существование, жизнь, которую лучше забыть, - я заглянула в глубину его глаз. – Спасибо, что согласился.
Я поцеловала его в губы, пытаясь каждую частичку моей любви передать через это прикосновение.
-Спасибо, - повторила я.
К моему удивлению, дни начали быстро проходить, сливаясь в недели. Дни были тихими, и не было никаких признаков присутствия Джеймса. Семья начинала расслабляться, и мне понемногу начали возвращать возможность оставаться иногда одной.
В свободное время я просматривала юридические дела других девушек, попадавших в ситуации, подобные моей. Тщательно изучала юридические права и процессы. Я твердо решила уничтожить Мишу и его бизнес. Мне лишь нужно было выяснить как именно, соответственно спланировать все и верно все сделать. Эдвард очень помогал с моим «проектом», как мы его называли, позволяя забрасывать себя идеями. Он вместе со всей семьей предлагали мне помощь, чтобы ускорить процесс, но на самом деле именно я должна была заняться этим. Я была благодарна им за предложение, так им и сказала, но я должна была разобраться с этим сама.
Карлайл сильно волновался, так как считал это большим шагом в моем исцелении.
Все было великолепно, пока я не проснулась одним утром, чувствуя себя просто отвратительно. Была пятница, какая ирония. Прошлая ночь была ужасной. Эдвард был со мной всю ночь, но на этот раз ничего не помогало. Кошмары терзали меня. Джеймс, Миша, Чарли. Воспоминания, сомнения.
Мне казалось, что ночь уже никогда не закончится. Наконец, рано утром я смогла уснуть без сновидений. И вцепилась в это время изо всех сил, я так устала. И вот на часах 10 утра, и я в комнате одна.
Я хотела встать и посмотреть, пришло ли электронное письмо от женщины по одному юридическому делу, но не могла заставить себя пошевелиться. Я все еще чувствовала усталость, веки отекли, а горло слегка царапало, по моим ощущениям - начиналась аллергия. Глупые вампиры, вот у них нет аллергии. И у меня бы не было, если бы Эдвард уже обратил меня. Я перевернулась и снова закрыла глаза. Еще пару минут.
-Белла, Белла, любимая, - какого черта меня будит этот ангельский голос. Я открыла глаза и увидела, как надо мной склонился Эдвард. Если бы он не был таким совершенным, то я бы его ущипнула. – Что, Эдвард Я так устала.
Его идеальные брови в тревоге изогнулись. Теперь не такой идеальный, можно ущипнуть его.
-Ты не голодна?
Я мысленно оценила свое состояние, было бы неплохо что-нибудь съесть.
-Голодна. Я была бы не против супа. Кажется, у меня начинается аллергия. Суп был бы кстати, - я вспомнила, что Эсме покупала несколько банок овощного супа. Отлично.
Я выскочила из постели и пошла за Эдвардом на кухню. Я вынула тарелку и налила суп из банки, подогревая его в микроволновке. Я слишком проголодалась, чтобы ждать, пока он согреется на плите.
-И где все?
-Эсме, Карлайл, Элис, Джаспер и Роуз ушли на неделю охотиться на север. Эммет решил остаться в местных лесах, хотел обеспечить безопасность своей «крошке сестре». Он вернется через пару часов.
Я захихикала и закатила глаза. Эммет заботился почти также, как Эдвард и Карлайл, а мне и двоих хватало сполна.
После ленча мы с Эдвардом устроились на диване смотреть кино. На середине второго я начала засыпать…снова.
-Спи, любимая.
Мне больше ничего не нужно было слышать, и я уступила беспокойному сну.
Может, мой сон был и не из самых успокаивающих, но я проспала всю ночь. Открыв глаза на следующее утро, я почувствовала спиной холод, а значит Эдвард был со мной, часы снова показывали 10 часов.
Я выбралась из его обьятий и села. Что-то было не так.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

12:47 

Глава 22. Я хочу стать вампиром

-О Эдвард, нравится – это не совсем, подходящее слово. Я просто без ума. Все так красиво.
Он улыбнулся. Видимо, мальчикам пришлось много поработать сегодня. Эдвард накрыл мою ладонь своей.
-Ты невероятная женщина, Белла. Такая красивая, такая сильная. Как же мне повезло, что я встретил тебя.
Я посмотрела на другую свою руку, лежащую на колене. Карлайл говорил мне то же самое, но в это было все еще сложно поверить.
-Ты меня спас, Эдвард. И не только мою физическую оболочку. Ты моя крепость. Благодаря тебе я сохраняю рассудок, пытаясь подняться на ноги.
Я стерла слезу и сжала руку Эдварда.
-Я люблю тебя.
-Я тоже люблю тебя, Белла, - прошептал Эдвард.
Тут на террасе, с тарелкой в руках появился Эммет, одетый в смокинг. У него отлично получалось прерывать нас в самый неподходящий момент. Он явно пытался быть очень обходительным, но у него не выходило.
-Ваш обед, мисс, - я рассмеялась над ужасным фальшивым британским акцентом Эммета. Он поставил большую тарелку с чем-то, что пахло и выглядело грибным равиолли. Ням-ням. Мое любимое. Я попробовала, и Эммет присоединился к остальным членам семьи в доме. Эдвард сидел напротив, наблюдая за тем, как я ем. Казалось, он наслаждался этим зрелищем. Было немного неловко от того, что я ела одна, но не, похоже, чтобы на стол можно было поставить оленью кровь, или что он там любил? Кажется, он упоминал пуму. В любом случае, я знала, он не станет есть…или пить рядом со мной. Он практически не рассказывал об этом, что ж говорить о том, чтобы я стала свидетелем этого.
Я доела блюдо и откинулась на спинку стула.
-Тебе понравился обед?
Я улыбнулась, удовлетворенная.
-Больше, чем ты можешь представить.
В буквальном смысле. Как в кино, из ниоткуда раздались звуки музыки. Прекрасная фортепьянная мелодия заполнила воздух. Дебюсси. Любимое произведение моей мамы.
-Я люблю эту мелодию.
-Ты знаешь Дебюсси?
Я с энтузиазмом кивнула.
-Моя мама без конца ставила Лунный свет на повтор.
Внезапно Эдвард оказался рядом со мной, грациозно протягивая руку.
-Что ты делаешь?
-Разрешите пригласить Вас на танец?
Я, смеясь, поднялась со стула. Иногда старомодность Эдварда просто смешила меня, и было сложно воспринимать его серьезно.
-Эдвард, ты же знаешь, что у меня крайняя степень неуклюжести. Я не могу танцевать.
-Глупенькая Белла. Кто сказал, что ты будешь танцевать?
Я смутилась. Тогда что он имел в виду?
Эдвард рассмеялся, глядя на мое изумленное выражение лица.
-О Белла.
Он положил свои большие руки мне на талию и слегка приподнял меня над террасой, ставя меня на носы своих ботинок. Одна рука на моей спине, другой он нежно взял мою правую руку. Он изящно скользил ногами по полу, ведя нас в медленном вальсе.
-Видишь, любимая, мы танцуем.
И это было правдой. Мы плавно двигались под музыку, Эдвард делал все за нас двоих. Когда музыка подошла к завершению, он отпустил меня, его губы прижались к моим. Такие холодные, такие гладкие. Я поцеловала его в ответ.
-Эдвард, - простонала я.
Он приподнял и, обмахнув перила, посадил меня на них. Я слегка расставила ноги, чтобы Эдвард мог встать между ними. Он прислонился к перилам, ко мне, и я обхватила его ногами, скрестив лодыжки. Я хотела, чтобы он был ближе.
Губы Эдварда снова нашли меня, и начали продвигаться по линии подбородка и вниз от шеи к ключице.
-Ты такая мягкая, любовь моя.
-Ммм, Эдвард.
Я чувствовала, как глухо билось мое сердце, уверена, Эдвард тоже это слышал. Все мое тело ожило, чувства обострились. Вкус Эдварда на моих губах был чудесным, я отдвинулась от него, чтобы он снова коснулся моих губ. Мои руки странствовали по его спине, пока его ладони исследовали мои бедра. Мы оба потерялись в нашей страсти, которая заводила нас все дальше, давая, лучше узнать друг друга.
Я знаю, что Эдвард пытался сдерживать себя, отстраняться. Я хотела почувствовать его язык, но казалось, он сомневался, держал дистанцию. Вместо этого он направил все свое внимание на мой подбородок, мою шею.
Я никого прежде так не целовала. Мужчины в том доме редко целовались, тем более в губы, и когда это все же случалось, то чего-то не хватало.
Эдвард был этим «чем-то». Моя кожа с трепетом оживала под прикосновениями его магических рук. Раньше мне всегда было больно, когда ко мне прикасались.
-Прошу тебя, - прошептала я, задыхаясь.
Я услышала, как откуда-то из глубины груди Эдварда раздался стон, от чего сквозь меня как будто прошел поток огня. Мое дыхание ускорилось, когда я почувствовала, как его пальцы стали медленно двигаться вверх по моему бедру под платьем. Я нагнулась к его губам, жаждая чувствовать его.
Рука Эдварда двигалась дальше, обхватывая бедро снизу. Все внутри меня горело от желания. Его пальцы легко танцевали по моей коже, а губы пробовали на вкус мои.
-Боже Белла, я так люблю тебя, что мне становится больно.
Я не знала, смогу ли когда-нибудь чувствовать себя с мужчиной достаточно комфортно, что заниматься с ним сексом, но Эдвард явно что-то пробудил во мне.
Его пальцы продолжали двигаться вдоль моих бедер, дразня меня, как вдруг он остановился. Он отодвинулся от меня, на лице беспокойство. Один из его изящных музыкальных пальцев продолжал очерчивать контур одного участка моей кожи. Черт.
Я одернула платье обратно, прикрывая ноги, делая вид, что ничего не произошло. Я собиралась соскользнуть с перил, но Эдвард крепко держал меня.
-Белла?
Агх, сегодня…день был так хорош. И теперь все разрушено. Эдвард обнаружил, насколько отвратительной и испорченной я была. Сраженная, я склонила голову:
-Пожалуйста, позволь мне уйти.
-Белла, что произошло?
Я не могла рассказать ему. Я спугну его,…если уже не спугнула. Ему вовсе не нужно знать о каждом шраме, который покрывает мое истерзанное тело. Был он моей второй половинкой или нет, я не могла поделиться с ним. Чтобы он узнал, что я заклемлена другим мужчиной, что даже если я свободна, другой мужчина будет всегда владеть мной. Нет. Я сама у себя вызывала отвращение, и не хотела испытывать еще и отвращение Эдварда.
-Скажи мне, любимая, - слова Эдварда стали более мягкими, менее требовательными. Я снова попыталась вырваться из его рук и убежать от объяснений, но его хватка была железной.
-Я здесь для тебя, любимая. Я хочу быть твоим мужем, другом. Твоя боль, твои сражения и мои тоже.
И я сломалась. Я уткнулась лицом в грудь Эдварда, позволяя его рубашке заглушать мои рыдания. Я так сильно вцепилась в него, как будто хотела, чтобы крепость его тела стала моим якорем.
Эдвард ничего не сказал, чтобы успокоить или утешить меня, и за это я была ему благодарна. Этот взрыв эмоций должен был случиться. Я стояла рядом Эдвардом, казалось, несколько часов, вслушиваясь в тишину его груди, пока мои рыдания постепенно затихали. Я отстранилась и заглянула в глаза Эдварда.
-Я готова поделиться с тобой. Ты меня возненавидишь, но пора с этим разобраться.
Он нежно потер мою все еще влажную щеку.
-Нет, любимая. Никакие слова не изменят моих чувств к тебе. Я никогда не перестану тебя любить.
Его слова только все усложняли. Я снова вернулась в его объятья, чтобы не смотреть ему в глаза.
-Я заклеймена, Эдвард. Постоянное напоминание о том, что я служу и принадлежу другому мужчине.
Я горько рассмеялась. Я уже поделилась этим с его семьей, и мне было больно говорить это ему. Он хотел стать моим мужем, а я не могла быть его идеальной женой.
Я резко подняла юбку, обнажая участок истерзанной плоти на бедре; как и я сама, он только начинал исцеляться.
-Вот кто я. Уничтоженная, клейменая женщина, никто.
-Нет, нет, нет, - голос Эдвард стал хриплым. – Ты Белла Каллен. Красивая, изумительная, сильная, волевая, веселая, милая, любовь моей жизни. Ты идеальна. Благодаря тебе я стал лучше. Ты дала мне душу и то, ради чего стоит жизнь.
Он не понимал.
-И что если я скажу тебе, что не знаю, будет ли мне когда-либо достаточно уютно, что быть с тобой физически, что тогда?
-Чтобы показать тебе мою любовь, нам не нужно быть настолько близкими. Мы это и не обсуждали, но возможно, это было бы еще и опасно. Я не могу позволить себе потерять контроль и ранить тебя.
Я не ожидала такого ответа.
-О Эдвард, я не знаю, что делать. Я так запуталась. Хочу, чтобы эта боль прекратилась. Чтобы остановились тревоги и терзания.
Как и Карлайл до этого, Эдвард нежно поцеловал меня в лоб и погладил по голове.
-Все пройдет. Не знаю когда, но обещаю, все пройдет.
И в тот момент я поняла, что он был здесь, чтобы остаться со мной. Он никуда не уйдет. И мое сердце будет спокойно биться для него.
Я прижалась к нему, дрожа, потому что настала ночь, и температура резко упала.
-Ты замерзла. Пойдем внутрь.
Я села на перила.
-Нет, я не хочу пока никого видеть. Вероятно, они все слышали.
Эдвард вздохнул, явно недовольный моим решением, но настаивать не стал. Вместо этого он накинул жакет от своего пиджака мне на плечи. Я посмотрела на него.
-Знаешь, ты никогда не объяснял мне, как человек становится вампиром?
Я знала, что почти все члены семьи были при смерти перед обращением, которое обычно проводил Карлайл. Но это все, что он мне рассказывал.
-Ты действительно хочешь знать? - Все члены моей семьи прошли через это. Мне было любопытно, и я кивнула.
Эдвард поднял меня с перил террасы, сел на стул у обеденного стола, и посадил меня на колено. Так мы оба могли наблюдать за мигающими фонарями заднего двора. Наш вариант наблюдения за звездами. Это единственное, что мы могли сделать, учитывая, что настоящее небо почти всегда было закрыто облаками.
-Обращение в вампира не, похоже, ни на какой другой процесс. Тебя должен укусить другой вампир, так чтобы он или она выпили все твою кровь. А затем во время укуса в поток крови попадает яд. И это самая легкая часть. Как только яд попадает в твою кровь, начинается процесс. Мучительный. Боль не сравнима ни с чем; многие молят о смерти и фактически это и происходит. Человек умирает мучительной сжигающей его смертью, сгорает изнутри. Человек должен терпеть этот неизбежный ад в течение трех полных дней. А затем сердце окончательно останавливается, заканчивая твое жалкое существование, и ты новорожденный кровосос, чья судьба – жить проклятой жизнью.
Меня передернуло от его резких слов. Он был явно против того, чтобы кто-нибудь становился вампиром, пока это не был его или ее выбор.
-Обязательно надо быть при смерти, чтобы стать вампиром?
Некоторое время Эдвард задумчиво молчал.
-Нет, так поступает Карлайл.
Итак, как я могла быть с Эдвардом? Я буду продолжать взрослеть, стареть, у меня появятся морщины, а он будет оставаться идеалом, вечно 17-летним юношей без изъянов. Я этого не хотела. Мне было этого мало.
Я хотела стать вампиром. Я хотела вечности ради него. Я не могла жить без Эдварда.
После всего, что я испытала, его рассказ совсем не напугал меня.
-Ты что-то притихла, любимая.
Да, и на то была причина. Я должна была сказать Эдварду правду, и я догадывалась, как он отреагирует. Нужно просто сказать, и пусть он плохо это примет. Я мысленно собралась.
-Я хочу стать вампиром, Эдвард.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

19:28 

Глава 21. Поход в СПА салон

Белла

Я вспыхнула. Эдвард считал меня красивой. Не понимаю, как он мог сказать такое. Разве он не видел мои шрамы? Не видел, насколько разрушено было мое сознание? Кто я такая, чтобы заслужить такого великолепного человека, как Эдвард?
Я думала над тем, что он говорил, после того как «сбежал». Его слова были искренними; он любил, или любит меня. Очевидно, у меня были проблемы с доверием. Я так хотела просто выкинуть эти мысли из головы и отдать всю свою верю и любовь Эдварду.
Я вздохнула и передвинулась в руках Карлайла, пытаясь покончить с этими внутренними рассуждениями. Не знаю почему, но с Карлайлом мне было так уютно. Может дело в том, что он так долго был врачом, или в его отцовском инстинкте. Я лишь знала, что без этого человека процесс моего выздоровления шел бы намного медленнее, черт, без этой семьи я, наверное, превратилась бы в развалину. Или умерла. Я так многим им обязана.
-Белла, ты себя нормально чувствуешь для встречи с семьей? В свете новых обстоятельств мы подумали, что нужно наметить какие-то пути решения.
Я оттолкнулась от широкой груди Карлайла и пристально посмотрела в его золотистые глаза, полные сочувствия и любви. Всегда понимающий. Гарант безопасности. Папа.
Я кашлянула, чтобы прочистить горло:
-Хорошо, только позвольте мне кое-что сделать.
Я соскользнула с колена Карлайла, вытащила из шкафа одеяло и обернулась им. Меня все еще потряхивало от произошедшего, и я замерзла. Одеяло было таким успокаивающим, как будто защищало меня от внешнего мира. Мне была наплевать на то, как нелепо я выглядела.
Я взглянула на двух вампиров, ожидающих меня у двери, и неловко улыбнулась. Я взяла холодную руку Эдварда и слегка сжала ее. Он наклонился и поцеловал меня в кончик носа, казалось, со всей любовью мира, и я засмеялась. Пока я разглядывала его идеальное лицо, сердце наполнялось любовью. Я нежно прижалась головой к его руке, когда мы присоединились к остальным членам семьи на диванах. Я села между Эсме и Эдвардом, крепко укутавшись в свое одеяло.
Карлайл вернулся с кухни, неся большой стакан, и отдал его мне.
-Хочу, чтобы ты выпила это.
Я с подозрением оглядела красную жидкость. - Не похоже на сок. Что это?
Карлайл закинул голову, и комната разразилась громким смехом.
-О, моя глупышка. Это просто растворимый сок.
Я робко усмехнулась. Неужели меня видно насквозь?
Я сделала небольшой глоток, и чуть не застонала во весь голос, мне снова было бы стыдно перед моей семьей, сок мгновенно смягчил мое горло, и я стала слушать, о чем будет говорить моя семья.
Первым поднялся Джаспер и обратился ко всем сидящим. Он отошел от Элис и направился в центр, руки сцеплены за спиной, прямо как военный.
-Нам нужно выяснить, как сюда попало письмо, да так, что никто ничего не видел и не слышал. Но все-таки это случилось. С настоящего момента Белла всегда будет под присмотром кого-нибудь из членов семьи.
Ладно. Поэтому любое личное время для меня теперь закончилось. С другой стороны, вопрос шел о моей безопасности,…а может и жизни.
Я кивнула, в его словах был здравый смысл. Если кто-то смог пробраться сюда, нельзя быть уверенным, что он не попытается снова.
-Это все, Джас? – Элис подпрыгивала рядом с мужем, ожидая ответа. Очевидно, она тоже хотела что-то сказать. Джаспер вздохнул, сдерживая улыбку, и покачал головой, белокурые пряди закачались из стороны в сторону. Он знал, что спорить бесполезно.
-Да, мадам.
Эта фея повернулась ко мне, в глазах коварный блеск.
-Итак, маленькая сестричка..
Кого она назвала маленькой? Даже ростом в 160 сантиметров я практически возвышалась над ней.
-Как относишься к тому, чтобы сходить куда-нибудь, провести время в девичьей компании?
Хах? Мне не нравилось, к чему все шло.
-Эсме, Розали и я хотим отвести тебя в спа, чтобы ты немного понежилась. Просто маникюр, педикюр, может, сделаем что-нибудь с твоими волосами, - она смотрела на меня с надеждой в глазах. Я взглянула на Розали, та улыбалась. А потом я посмотрела на Эсме…маму.
-Позволь нам сделать это, милая.
Вот и все. Я сделала бы все, что угодно, чтобы осчастливить эту прекрасную женщину. К тому же у меня не было причин спорить. Это на самом деле принесет им троим много радости, если я отпущу свое тело и душу. Остается только скрестить пальцы и надеяться на лучшее.
-Знаю, что пожалею о своих словах, но хорошо, делайте со мной, все что захотите, – я вытянула вперед руки, как будто ожидала, когда на них наденут наручники.
-Белла, ну, правда. Из твоих уст это звучит так плохо. Всего лишь расслабимся. Я думала, всем девушкам это нравится.
-Всего лишь расслабимся? Также как «всего лишь сходим по магазинам»?
Элис одарила меня робкой улыбкой и закатила глаза.
-Это было необходимо, и для тебя самой тоже.
-Ладно, неважно. Как я сказала, я в вашем распоряжении. Я сдаюсь.
Она подпрыгнула.
-О замечательно! - Она глянула на часы. – Потому что мы назначены на два часа, значит, у нас осталось только 45 минут.
Элис схватила меня за руку, натянула на меня какие-то туфли и вытолкнула за дверь.
-Пока, мальчики. Пойдемте, дамы.
Очевидно, что Эсме и Розали вовсе не торопились, но благодаря их скорости вампиров, мы оказались на дороге, раньше, чем я этого хотела.
Мы прибыли в спа-салон ровно в два часа. Мы вошли внутрь, и я была ошарашена. Помещение было огромное, больше, чем просто очаровательное, с мраморными полами и фонтаном в центре. Нас поприветствовала приятная женщина за конторкой.
-Добрый день, дамы. Должно быть вы Калены. Добро пожаловать в Спа «Вечность», - я рассмеялась про себя. В самую точку. – Выбор лака вот здесь. Делайте свой выбор и занимайте места, - она провела нас к стеллажу во всю стену, заставленному лаками. Элис тут же взвизгнула и схватила лак небесно-голубого цвета. Ничего удивительного.
Розали выбрала насыщенный коричнево-малиновый лак, и попыталась вручить мне ярко красный. Нет спасибо. Это не мой цвет. Я хотела чего-то…привлекающее меньше внимания, как у Эсме. Она выбрала приятный бежевый цвет. Теперь мне осталось найти лак, с которым я смогу ужиться.
И как раз в этот момент мое внимание привлек светло розовый. Идеально. Не слишком взывающее, но все же достаточно ярко, чтобы осчастливить Элис и Розали.
-Хороший выбор, дорогая, - прошептала мне на ухо Эсме.
Мы заняли свои места, и я опустила ноги в теплую ванночку, наслаждаясь горячей водой.
-О, только не отпиливаете и никаких кусачек. У нас…чувствительные ногти и звук нас беспокоит, - проинструктировала Элис девушек, севших перед нами.
-Итак, Белла, я слышала, Эдвард написал тебе песню. Это так романтично, - Розали сидела в ожидании раскрыв глаза. Я вспыхнула.
-Да, это было прекрасно. Он такой талантливый.
Мы продолжали болтать о мужчинах в нашей семье, пока работали с нашими ногтями.
-Мисс Белла, если пройдете со мной, то мы сможем заняться вашими волосами.
-Моими что? – я повернулась к девочкам. – Это так необходимо?
-Конечно, глупая! Просто немного подстричь. Ничего радикального. Тебе станет лучше, - у меня было ощущение, что у нас с Элис разные представления о том, что такое радикально. Я знала, что спорить бесполезно, поэтому молча поднялась и проследовала за тем, кто предположительно являлся моим стилистом по прическе, и села в назначенное и очень удобное кресло, как можно осторожнее. Не дай бог что-нибудь случится с моими ногтями.
Я разглядывала свои маленькие розовые ногти. У девушки было не очень много работы, учитывая, что обе мои руки были перевязаны, но должна признать, мои ногти выглядели действительно хорошо.
-Итак, дорогая. Давай просто немного приведем твои волосы в порядок. Немного подровняем. Они и так очень красивые и здоровые. Многие женщины убились бы за то, чтобы иметь такие волосы, - я улыбнулась парикмахеру, но не ответила. Что на такое отвечают? Мм…спасибо?
Не думаю, что я знала, что надо делать с моими волосами, поэтому просто откинулась назад, закрыла глаза и приготовилась к неизбежному. Все будет намного проще, если я не буду видеть, как волосы падают на пол.
Я даже не заметила, как прошло время, но вскоре из моего полусна, полу-реальности меня позвал приятный голос, я несколько раз моргнула. Я быстро глянула на себя в зеркало, и повернулась к сестрам и маме. Постойте. Я сейчас на себя посмотрела? Я повернулась обратно, чтобы удостовериться в том, что только увидела.
На лице в зеркале не было изъянов. Прекрасная фарфоровая кожа, без единого недостатка, на щеках играет легкий румянец. Губы идеальной формы сверкали, натуральный розовый цвет немного углублялся в уголках. Большие карие глаза обрамлены темными ресницами, легкий сиреневый цвет подчеркивает их глубину. Но между тем под всем этим я узнавала себя. Да, это определенно была Белла, но более…ухоженная.
Я, должно быть, заснула на стуле, я даже не заметила, как наносили макияж.
А потом я увидела свои волосы, мою защитную сеть, которую я так боялась потерять. Формально примитивный слой чего-то коричневого, безвольно свисавшего с моей головы. Сейчас в них появилась краска, жизнь. Мои волосы сверкали и нежными локонами спадали на плечи.
-О, милая, - почти бесшумно проговорила Эсме.
Я даже не знала, что могу так выглядеть. Я выглядела взрослой, изящной, как девушка, которую заслуживал Эдвард. Черт, если сильно не присматриваться, то меня можно спутать с кем-нибудь из Калленов. Но что важнее, я чувствовала себя красивой. Что-то, чего я не испытывала, с тех пор как в детстве мама одевала меня в платье и туфельки на каблучках, и я ходила, запинаясь по дому.
-Ах, идеально! – снова взвизгнула Элис. – Теперь позволь нам нарядить тебя в это… - она протянула пакет, и я не могла видеть, что там внутри.
-Элис, что происходит?
-Совсем ничего.
Я нырнула в ванную и вытащила содержимое пакета. Это было платье. И правда, как и сказала Элис, оно было довольно простое. Вязаное, из хорошей шерсти, глубокого голубого цвета. Круглая линия декольте открывала мою маленькую грудь ровно настолько, чтобы это выглядело хорошо, рукава чуть закрывали локти. Платье облегало мою фигуру, но было не настолько узким, чтобы я почувствовала себя неуютно. К счастью длина платья была по колено. Очень женственное и простое. Неплохо.
На ногах оказалась пара простых серых балеток без каблука с открытым носом, чтобы показать мои свеже ухоженные ногти. Я была рада, что не было каблуков, Алис знала меня лучше, чем я думала. Но с другой стороны, это не сложно было выяснить, учитывая мою неуклюжесть.
Я вышла из ванной, чтобы присоединиться к остальным. Я неловко стояла в центре, ожидая их реакцию, обхватив себя руками, отчасти потому что мне было немного неуютно, отчасти потому что я замерзла.
-О, вот Белла, - Элис сняла свой слоновой кости кардиган и накинула мне на плечи.
-Спасибо, Элис.
-О, милая, - я повернулась к Эсме. Она прикрыла ладонями рот, и если бы она могла расплакаться, сейчас на ее щеках появились бы слезы.
-Ты выглядишь просто ангельски.
Я вспыхнула, слезы грозили побежать из моих глаз. Они считали меня красивой, и впервые я себя таковой ощущала.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

10:26 

Глава 20. Колыбельная Беллы.....

Белла

Сработало. Как только я закричала, все замерли.
-Мне жаль, - всхлипнула я, - Я не могу позволить ему добраться до меня.
Я лежала, свернувшись в клубок около стены, казалось, уже несколько часов, и никто не двигался. Грудь вздымалась, я тревожно дышала, лицо мокрое от слез. Мне начало казаться, что я плыву. Будь проклят Джеймс и то, что ему до сих пор удавалось контролировать меня. Я лишь хотела закрыть глаза и сделать так, чтобы все ушло. Но я не могла закрыть глаза. Я должна быть бдительной – одно неверное движение и Калены, окажутся в большой опасности. Они уже в опасности, просто потому, что оставили меня здесь. Джеймс - самое опасное и злобное существо, которое я когда-либо знала, и он пройдет сквозь огонь и воду, чтобы найти меня.

Эдвард

Никто не осмеливался двигаться. Казалось, Белла наконец успокоилась,…по крайней мере, она перестала кричать. От ее крика кровь стыла в жилах, наполняя болью, отчаяньем и страхом. Это был худший из звуков, которые я когда-либо слышал, и я знал, что он будет преследовать меня до скончания моей очень длинной жизни. Мне приходилось напоминать себе, что не мы стояли за эмоциями, вызвавшими этот крик.
Я был так зол на себя, за то, что позволил этому случиться. Я должен был быть там, чтобы схватить незваного гостя; я обещал моей Белле, что защищу ее, что она будет в безопасности, и вот теперь ее терзают воспоминания из прошлого. Что бы я отдал, чтобы избавить ее от них.
Если бы ситуация была иной, я бы посмеялся над тем, что Белла считала, будто мы не можем защитить ее или нас самих. Мы были кланом из семи вампиров, мало от чего мы не могли защититься.
Я оглядел Беллу, съежившуюся на полу, борющуюся со страхами, которые я даже не мог представить, и не нужно быть гением медицины, чтобы понять – она была в плохом состоянии. Она выглядела, как сломанная кукла, кожа почти такая же бледная, как моя, если не обращать внимания на пылающие щеки, ее волосы высохли и закрутились. Я просто хотел взять ее на руки и держать, пока она не поймет, что в безопасности. Она была в безопасности, пока держала мое сердце, я отдал его ей в день нашей первой встречи, и знал, что никогда не возьму обратно. Я этого и не хотел, я больше никого не полюблю.
-Карлайл, - мой голос ломался от нахлынувших эмоций. Я молил его сделать хоть что-то. Она нуждалась в нас. Мы не могла оставить ее вот так лежать здесь, пока она не сможет убежать.
Карлайл все еще стоял, склонившись в центре комнаты.
-Белла, я могу тебе помочь? Пожалуйста. Ты же знаешь, что я не причиню тебе вреда?
Его голос был немного искажен, и я по тону я понял, что он тоже был готов убить всех тех монстров, ответственных за это.
-Помочь? – голос Беллы был хриплым и слабым, ее горло болело от крика. Она сбилась с дыхания, снова начиная паниковать. – Джеймс…
-Ш-ш, не нужно о нем волноваться. Его здесь нет. Он не может никому здесь причинить вреда.
Белла снова всхлипнула.
-Извините меня,…я так напугана, - она быстро успокоилась, очевидно, совсем истощенная.
Карлайл приблизился еще немного, не получив никакого ответа от Беллы. Он вытянул руку и дотронулся до нее. Снова никакого движения. Такая перемена. Карлайл быстро глянул на меня.
- Я сбираюсь поднять ее и отнести в комнату. Мне понадобиться мой портфель из офиса.
Я кивнул, завершая наш безмолвный разговор.
Я внимательно наблюдал за тем, как Карлайл просунул руки под колени и плечи Беллы. Она даже не шелохнулась. Единственным движением было закидывание головы, которая осталась без поддержки.
Я отвернулся. Не мог смотреть на Беллу в таком состоянии. Карлайл стоял неподвижно с Беллой на руках, и неторопливо понес ее в мою комнату.
Я опустил голову облегченно, и испытывая стыд. Черт, я не смог уберечь ее.
-Это не твоя вина, дорогой. Она так многое пережила, это можно было ожидать. Мы поможем ей справиться с этим. – Эсме успокаивающе обняла меня за плечи, и хотя я был больше, я прижался к ней.
-Пойдем, надо принести портфель твоего папы. Розали, Эммет, вы должны попытаться найти Элис и Джаспера. Посмотрите вокруг дома, вдруг найдутся признаки незваных гостей.
Брат и сестра ушли, а я последовал за Эсме в кабинет Карлайла, а затем в свою комнату. Карлайл сидел рядом с моей кроватью, держа полотенце у руки Беллы.
-Мне удалось обследовать рану, она довольно глубокая. Ей определенно понадобятся швы. Но я не стану даже пытаться это сделать, пока у нее не перестанут трястись руки.
Я отдал ему портфель.
-Она что-нибудь говорила?
-Ни звука, - у меня было ощущение, что все то, чего мы добились за последние дни, было уничтожено.
-Может успокоительное, Карлайл? – в глоссе Эсме слышалась тревога. Ей было так сложно смотреть на испуганную и испытывающую боль дочь.
-Я бы не хотел ей его давать. Она и так сильно истощена, так что это долго не продлится.
Я должен был сделать что-нибудь. Я сел на кровати рядом с Беллой, за ее спиной, пока она лежала, свернувшись на боку. Я вздохнул и, схватив Беллу за плечи, перевернул ее на спину. Она тут же начала бороться со мной, слабо вцепившись в меня ногтями, замолотила ногами. Мне была нужна помощь.
-Карлайл, держи ее!
-Эдвард, что ты делаешь? Она только больше разволновалась и….
-У меня есть идея, и если ты хочешь зашить ей рану, ты должен мне помочь.
Я почти видел, как Карлайл взвешивает в голове возможные варианты. Он стал удерживать Беллу, которая продолжала сопротивляться. Мы не волновались о том. Что она может ранить нас, скорее она могла причинить вред самой себе. К тому же нам нужно было следить за тем, сколько силы используем. Если я раню ее, не думаю, что смогу еще когда-нибудь взглянуть ей в глаза.
Белла продолжала свои попытки и выдохнула:
-Не прикасайтесь ко мне!
Ее сила заканчивалась, пинки и толчки были едва ощутимы на моей твердой, как скала, коже.
-Все будет в порядке, Белла, - она захныкала в своих путах.
-Я была свободна.
Мне нужно было утешить ее. Я закрыл глаза, все еще надежно удерживая ее, и начал напевать. Сначала это была обыкновенная мелодия, а потом быстро переросла во что-то большее. Колыбельная Беллы. Знакомые ноты с легкостью вылетали из моего горла. Белла перестала кричать. Я продолжал, это работало. Медленно, но уверенно ее сопротивление становилось все меньше и меньше, пока внезапно не прекратилось.
Я поднял глаза, Карлайл улыбался, на лице отражение абсолютного удивления.
-Я впечатлен.
-Я подумал, что попытка того стоит.
-Отличная работа. Подержи Беллу, пока я разберусь с ее рукой. Ты справишься?
Я кивнул. Не хотел снова расставаться с Беллой. Я мог контролировать себя, несмотря на сладкий, дурманящий запах ее крови. Эсме неловко заерзала в изножье кровати.
-Пойду, посмотрю, нашли ли что-нибудь остальные.
Она быстро вышла, удостоверившись, что дверь плотно закрылась за ней.
Карлайл быстро сделал всю работу и надежно перевязал ее руку, проверив жизненно важные органы. Я не знал, была ли она без сознания или просто крепко уснула, но в любом случае я был рад.
-Нам в первую очередь нужно будет выяснить, как письмо попало в ее комнату.
Я согласно кивнул. Я до сих пор не мог решить эту проблему. Я помнил, что ничего не слышал, потом я опять же был занят омлетом Беллы. Я был озадачен. Карлайл сел обратно на стул и потер лицо.
-Пока никого дома нет, нам, пожалуй, надо убрать кровь внизу.
Он поднялся, чтобы уйти.
-Нет необходимости. Я слышал, как Эсме решила сделать это, прежде чем присоединиться к остальным снаружи.
Я склонил голову, пытаясь определить, что за новые мысли слышал.
-Здесь кто-то еще.
-Эдвард, - позвал меня снизу голос Элис.
Я соскочил со своего места, чтобы открыть дверь, но она отворилась сама.
-Таня.
Сказать, что ее присутствие было крайне нежелательно сейчас – это не сказать ничего.
-Привет, Эдди. Я проходило мимо, направляясь к побережью. Я соскучилась по тебе.
Я не мог ответить тем же.
-Что ты хочешь, Таня? Сейчас не подходящее время, - я пытался вести себя насколько это возможно цивилизованно. С кланом Денали мы сохраняли мир.
-О, как жаль. Мне кажется, я слышала, как Элис упоминала что-то о человеке и…
-Ее имя Белла.
-Да, точно. Ну, что ж, мне обязательно нужен предлог, чтобы поздороваться с тобой? – она надула губы. Но на меня это не произвело никакого впечатления. Устав от слов, рвавшихся из ее рта, я забрался в ее мысли.
Просто будь хорошей девочкой. Калифорния. Планы. Аляска. Так лучше. Человек. Карлайл устало смерил Таню взглядом.
-Слышал, у тебя новый друг. Мои поздравления.
Таня засияла.
-Спасибо. Он чудесный. Я нашла его одного в Сиэтле, когда проходила мимо. Его покусали, и у него не было шансов выжить одному, поэтому я подобрала его. Он невероятное существо и хорошо справляется с нашей диетой. Жаль, что он новообращенный, и я не смогла взять его с собой в свое путешествие, даже несмотря на то, что он хорошо держится. У него совершенно невероятные воспоминания из его человеческой жизни. Уверена, скоро вы с ним встретитесь.
По крайней мере, она нашла кого-то, надеюсь, теперь она оставит меня одного.
-Ладно, ты поздоровалась, а сейчас я занят, поэтому может тебе пора продолжить твое путешествие.
Она снова надулась, со смешливым раздражением выпятив бедро. Разве ее намерения могли быть, менее очевидны?
-Хорошо, Эдди. Если ты настаиваешь. Надеюсь, твоя питомица чувствует себя лучше, - она с насмешкой глянула на Беллу, и позволила вывести себя на улицу.
Остаток дня прошел спокойно. Единственным продвижением в деле с письмом Беллы был найденный отпечаток ноги в грязи под окном Беллы. Но это ничем не помогло. Можно и не говорить, что Белла вряд ли скоро вернется в свою комнату, да и мы не оставляли ее одну.
Было уже около полуночи. Белла ни разу не проснулась, казалось, она все еще крепко спала. Я показал письмо Карлайлу, потому что он попросил, а у меня не было идеи лучше, и я сдался.
Обезумел – это недостаточно сильное слово, чтобы описать реакцию Карлайла. Он затих, ярость била из его глаз, побледневшие челюсти сжаты от злости. Прошло как минимум 15 минут, прежде чем он заговорил.
-Когда мы его найдем, а я обещаю тебе, что найдем, я сам удостоверюсь, чтобы он испытал каждую толику того, что испытала Белла. – Карлайл уставился в темноту, на лице выражение отвращения. Всегда такой тихий и мужественный. Прошло еще 30 минут, прежде чем мы снова заговорили. Я чувствовал, что обязан извиниться перед ним.
-Извини за Таню.
Карлайл поднял глаза от чтения медицинского журнала.
-Нет причин извиняться. Ее поступки и решения – это ее дело. Я не в восторге от нее, но вреда она не причинила.
Я собирался ответить, но тут заметил движение на кровати. Белла оказалась в когтях кошмара, и теперь боролась с невидимым противником.
-Не говори. Пожалуйста. Я обещаю. Не трогай. Больно. Нет, – ее крики становились громче, и вскоре переросли в рыдания.
-Белла! Проснись. Здесь безопасно.
Она меня не слышала. Карлайл велел попытаться снова.
-Белла, открой свои прекрасные глазки, ради меня, любимая.
Она боролась с чем-то внутри себя. Вздрогнув в последний раз, она распахнула глаза.
-Папочка, - Карлайл подлетел к кровати и обхватил Беллу руками. Даже сейчас я не переставал удивляться, как быстро Белла привязалась к нашей семье.
-Я с тобой, милая. Я прямо здесь, - Голос Карлайл был тихим, отцовским и очень успокаивающим.
Мне было любопытно, что в Карлайле так успокаивало мою Беллу. Но раз ей скорее был нужен отец, а не я, конечно так и должно быть. Я знала, что со временем мы с Беллой будем вместе. Элис это видела. Мне просто нужно набраться терпения и не мешать.
-Я так напугалась, - хриплый голос Беллы был едва слышен.
-Теперь все хорошо.
-Он послал мне письмо. Он меня нашел. Он придет забрать меня, - Карлайл прижал ее крепче, как, будто пытаясь вновь вселить в нее чувство безопасности.
-Я знаю. Эдвард показал мне его. Но знай одно, дорогая, пока я здесь, пока твоя мама, братья и сестры и Эдвард здесь, никто не причинит тебе вреда. Даю слово. Белла подавила всхлип и уткнулась в плечо Карлайла.
-Простите меня. Оба. Я не хотела пинаться.
Я усмехнулся этой фразе. Так, похоже, на Беллу.
-Ты не причинила вреда, любимая.
Я сел на другую сторону кровати.
-Ты была напугана, у тебя было право. Не беспокойся об этом., - казалось, она приняла мои слова.
-Карлайл?
-Да, милая.
-Когда-нибудь…, - она замолчала, оценивающе рассматривая нас.
-Когда-нибудь я снова стану нормальной? – ее вопрос разорвал мое мертвое сердце. Я не хотел, чтобы она так себя чувствовала, думала, что она ущербная, потому что много пережила и имела в подтверждение несколько шрамов.
-Конечно, моя дорогая. Тебе просто нужно время. Мы справимся, - увидев, что Белла успокоилась, Карлайл хотел положить ее обратно на кровать, где ей, скорее всего, было бы удобнее.
-Нет! – она вцепилась в него. – Пожалуйста, если ты не против. Я не хочу оставаться одна.
Карлайл сел обратно, надежно держа Беллу.
-Пока тебе уютно у меня на руках, добро пожаловать.
Она прижалась к Карлайлу, и снова уголки его рта приподнялись от неизвестного, но желанного поведения.
-Эдвард?
-Да, любимая.
-Что ты пел тогда?
-О, это колыбельная. Я написал ее для тебя. Колыбельная Беллы.
-Красиво.
Я ухмыльнулся:
-Прямо как ты сама.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

10:24 

Глава 19. Весточка от Джеймса

Белла

Я потянулась, медленно приходя в себя. Постепенно события прошлой ночи восстанавливались в моей голове, и я улыбнулась. В конечном счете, вчерашний день оказался довольно хорошим.
Я перекатилась на своей новой кровати, глаза все еще закрыты, как вдруг на полпути столкнулась с чем-то очень твердым. И холодным. И это что-то теперь смеялось надо мной.
-Эдвард! Это не смешно.
Он продолжал смеяться.
-Кто-то любит ворчать по утрам.
Я открыла глаза, уставившись на идеально сложенную грудь Эдварда, одетую, между прочим.
-Знаешь ли, проснуться от того, что кто-то смеется над тобой – не самый лучший вариант начала утра, - я вытянулась на спине, и Эдвард обхватил меня за талию. Думаю, не одна я наслаждалась этим прикосновением. Я была бы рада остаться в постели на весь день, пока мой пустой желудок не напомнил о своем существовании.
-Думаю, нам пора тебя покормить. Как насчет того, чтобы принять душ, пока я готовлю завтрак?
Я вспыхнула.
-Ты что подразумеваешь, Эдвард? От меня пахнет?
Я поднесла руку к носу, пытаясь распознать какой-нибудь запах. Но я ничем не пахла.
-Глупенькая Белла, - Эдвард поцеловал меня в нос. – Я вовсе не имел в виду, что ты плохо пахнешь. Я вообще не думаю, что это возможно. Я просто подумал, что тебе захочется освежиться.
Он был прав. Душ сейчас был бы очень к месту. Тело мое немного болело, после того, как Элис протащила меня по магазинам, и горячая вода была бы просто замечательной идеей.
-Ладно. Но ты уверен, что сможешь приготовить? Я имею в виду, что я должна быть в состоянии есть то, что ты приготовишь.
Эдвард театрально вздохнул и ударил кулаком по груди.
-Я уязвлен. Эсме не единственный вампир в семье, который умеет готовить.
Я треснула его подушкой, но, как и следовало ожидать, он не шелохнулся.
-Ладно, шеф-повар, встретимся внизу, - я соскочила с кровати, прежде чем он успел отомстить мне за удар подушкой, и отправилась в ванную через коридор. И замерла на пороге. Я была здесь всего лишь еще вчера, и это оживило самые болезненные мои воспоминания. Конечно этого нельзя было сказать по внешнему виду ванной. Все было на своем месте. Но это не означало, что я хотела провести там весь день.
Я быстро запрыгнула в душ, удостоверившись, что мой гипс надежно обернут специальным пластиком, и позволила струящейся воде биться по моей коже. Это было чудесное ощущение, как, будто вода смывала все мои тревоги. Если бы я не начала тереться, то простояла бы дольше, но натертая кожа болела.
Я нехотя выключила воду, волосы встали дыбом, как только холодный воздух коснулся моей кожи. Я завернулась в белое махровое полотенце, которое кто-то предупредительно оставил для меня, и отправилась обратно в свою комнату. Если бы меня увидели в одном полотенце, это было бы такое унижение. Ведь тогда открылось бы насколько обезображено мое тело. Я вздрогнула при этой мысли и заперла ее подальше. Никаких больше грустных мыслей, теперь у меня хорошая жизнь.
На кровати уже лежала, приготовленная для меня Элис одежда на день. Джинсы и футболка. Думаю, она запомнила, что в этом мне удобно. Я быстро оделась, причесалась, оставляя волосы сушиться на воздухе, урчащий желудок заставлял меня поторапливаться. Я бросила влажное полотенце через спинку стула, когда зацепила что-то боковым зрением. Это был конверт, адресованный мне. Кто бы мог написать мне письмо? Должно быть, это был кто-то из домашних, потому что на нем не было даже почтовой марки, а значит, оно пришло не по почте. Это только подстегнуло мое любопытство.
Я схватила конверт, открыла его. Он не был запечатан. Как странно. Я вытащила письмо, написанное от руки небрежным, но читаемым почерком. Я торопливо побежала глазами по строкам, не хотела заставлять Эдварда ждать. Я забыла, как дышать, когда наткнулась на свое имя, на свое полное имя, Изабелла. Я заставила себя продолжить чтение, без конца повторяя себе, что это шутка. Отвратительная, мерзкая шутка. Но что если это не было шуткой? Как они смогли меня найти? Желудок содрогался от приступов тошноты, и я упала на колени. Я отбросило письмо, как, будто оно источало яд, поднялась и бросилась вниз по лестнице на кухню.
Я застала Эдварда за выкладыванием омлета на тарелку, и почти пролетела мимо, не успевая затормозить. Он даже не поднял глаз.
-Самое время, Белла.
-Это ты? – ярость в моем голосе шокировала его, и он резко поднял голову. – Это ты написал? Ты подложил его в мою комнату?
-Белла, о чем ты говоришь? – я не знала, врет ли он, но в одном я была уверена, кто-то подбросил это письмо в мою комнату.
Я дико озиралась вокруг, почувствовав еще чье-то присутствие. Я обернулась и увидела Джаспера, скривившегося от моих эмоций, Элис, Розали и Эммета. Все они выглядели озадаченными..
-Кто это сделал?! Кто решил, что будет весело так подшутить над «бедной маленькой Беллой?
Я не могла сдерживать свои эмоции, и позволила рыданиям захлестнуть, поглотить меня.
В комнате стояла оглушающая тишина, если не считать моих всхлипываний. Розали заговорила первой. Она медленно подошла, казалось, не зная, что делать.
-Белла, можешь рассказать нам, о чем ты? - Как это она не знала? Ведь кто-то из них сделал это.
-Письмо. В моей комнате было письмо от него. На моем столе, - я посмотрела на нее сквозь пелену слез. Она выглядела мрачной.
-Где письмо сейчас? – ее голос был чуть громче шепота.
-В моей комнате, - Джаспер рванул наверх, и вернулся несколько секунд спустя, сжимая смятый мерзкий клочок бумаги в своей руке. Он тоже был мрачен. Эдвард выхватил записку из его руки и развернул.

-Моя сладкая Изабелла, - у меня начался новый приступ тошноты, как только я вновь услышала это имя.
-Должен поаплодировать тому, как ты смогла выбраться. Ты очень умная девочка. Я всегда знал, что ты особенный ангелочек, ночи с тобой были лучшими в моей жизни. Я до сих пор ощущаю твою мягкую кожу, все еще чувствую твой сладкий запах. Что бы я отдал за то, чтобы ты была сейчас у меня. Но я не беспокоюсь, у меня есть предчувствие, что скоро, очень скоро у меня вновь появится шанс испробовать тебя на вкус. Я всегда получаю то, что хочу.
Думаю о тебе, ангел,
Джеймс.

Звучание этих слов, произносимых вслух ровным мелодичным голосом Эдварда, стало последней каплей. Эдварда подошел ко мне, на лице явно читались обеспокоенность и смятение.
-Любимая, никто здесь этого не писал.
Я была близка к истерике. Я почти не хотела слышать от него это, я почти хотела, чтобы за этим стояли мои братья и сестры. Потому что если это не так, тогда письмо действительно от Джеймса, и он как-то смог подбросить его в мою комнату. В мое убежище.
-О Белла, - Эдвард попытался обнять меня, я чувствовала себя заключенной в клетке. Как будто у меня началась клаустрофобия.
-Нет! Не трогай меня! – закричала я во всю силу легких. Я чувствовала, как эмоции и вся моя жизнь выходит из-под контроля. – Мне здесь не безопасно находиться. Мне нужно уйти, чтобы он не смог меня найти.
Я шла, запинаясь по кухне, вслепую пытаясь найти выход наружу. Я, наконец, сориентировалась, и пошла в комнату, и завизжала, как только увидела, что мой путь к спасению отрезан огромным Эмметом:
-Что ты делаешь? – прорычала я.
-Белла. Никто не пытается ранить тебя. Ты не можешь уйти, мы лучше всего защитим тебя здесь.
-Откуда ты знаешь? Джеймс всегда найдет способ получить то, что хочет. Он уже, наверное, на пути сюда, - я подавила поднимающуюся во мне желчь. Я повернулась, другого пути наружу не было. Я обежала вокруг конторки, в надежде, что смогу проскользнуть мимо Эммета.
Босые ступни скользили по гладкому полу, я потеряла равновесие, и выбросила руку, пытаясь ухватиться за что-нибудь, чтобы не упасть. В итоге я вцепилась в конторку, а точнее в нож, которым несколько мгновений назад Эдвард готовил мне омлет. Я зашипела, когда боль пронзила руку, защищаясь, прижимая ее к груди. Я не могла заставить себя осмотреть новую рану, полученную по причине моей неуклюжести. Я не переносила кровь.
Я попыталась уползти от четырех шокированных вампиров, когда заметила, как на лице Джаспера появилась гримаса.
-Элис! – прогремел Эдвард, - уведи отсюда Джаспера.
Крохотная вампирша не колебалась, и вытащила своего мужа за дверь как можно быстрее.
-Она истекает кровью. Ты можешь себя контролировать, Роуз? – Розали молча кивнула. – Эм? – Эммет повторил ее движение.
-Эммет, позвони Карлайлу и Эсме. Скажи, что они должны быстрее вернуться домой.
Эммет ушел, оставив меня, Эдварда и Розали. Эдвард злился. Я рассердила его? Должно быть он ненавидит меня, еще одного человека я должна оставить. Я смогла подняться на ноги. Я быстро посмотрела вниз, чтобы убедиться, что крепко стою на скользком полу, и тут я заметила залитую кровью руку. О мой бог. Мне не следовало смотреть вниз. Я почувствовала запах крови, меня чуть не вывернуло наизнанку, в голове застыл образ разорванной плоти.
-Белла, дай мне взглянуть на твою руку. Нужно наложить повязку, чтобы остановить кровотечение. – Он серьезно? Я больше и близко не подойду.
-Нет, - простонала я. Я распахнула глаза с новым приливом адреналина. Я выбежала из кухни в холл. Приблизилась к выходу. И тут Эммет загородил входную дверь. Это было слишком. Я начала пятиться назад, пока не уперлась спиной в стену, и съехала вниз.
-Неужели вы не хотите, чтобы я была в безопасности? – сквозь слезы спросила я.
-Хотим, но если отпустим тебя, будет только хуже, - Эдвард и Розали присоединились к Эммету у входной двери, не давая мне уйти. Эдвард подошел и положил руку мне на плечо.
-Разве ты не помнишь? Я обещал, что ты будешь в безопасности.
Я громко закричала, и Эдварда попятился от меня. Я чувствовала себя, как животное в клетке.

Эдвард
Это плохо. Что бы я ни делал, это не помогало успокоить Беллу. Я лишь хотел, чтобы она знала, что в безопасности со мной, а она этого не понимала. Я теперь пристально смотрел на нее с другого конца комнаты. Эммет и Розали продолжали блокировать дверь, а я стоял рядом, пытаясь понять, что делать. Мне нужны были Карлайл и Эсме, и нужны были быстро.
У меня закончились варианты, я не мог ничего сделать, чтобы помочь женщине, которую люблю. Я должен постоянно напоминать себе, что она сего лишь запаниковала, не понимая, кто здесь хотел ей помочь, а кто мог причинить вред.
А по поводу того, как это письмо попало в ее комнату, я все еще был в шоке. Я был с ней всю ночь, я не спал и не видел, чтобы кто-то или что-то проникало в комнату. А это означает, что письмо было «доставлено» сегодня утром.
Звук того, как кто-то пытается открыть дверь, вывел меня из задумчивости.
-Что здесь происходит? – это была Эсме. Эммет и Розали быстро отошли от дверного проема, и Эсме вошла, не понимая, что происходит.
-Следи за ней, не дай убежать, - Эммет ближе всех стоял к двери. Я должен был удостовериться, что Белла не выберется из дома. Как бы то ни было, но тот, кто доставил письмо, мог все еще быть поблизости.
Эсме оглядела каждого из своих детей, прежде чем ее взгляд упал на мою бедную Беллу.
-О, дорогая, - она подошла, очевидно, желая успокоить человека в истерике, но она еще не была в курсе, чем обернется ее присутствие.
Как только Эсме оказалась на расстоянии вытянутой руки от Беллы, та запаниковала. С губ начали слетать всхлипы, и я знал, что если Эсме подойдет ближе, то это перерастет в полноценный крик.
-У нее кровь!
-Я знаю! – Эсме неодобрительно подняла брови на мой тон. – Извини. Я просто расстроен. Я не знаю, что делать. Никто не может подобраться близко к ней, она истекает кровью,…она нашла письмо от Джеймса. Поэтому все это и произошло.
Я был так зол, что хотел ударить кого-нибудь. Я поклялся себе, что найду и убью всех, кто ответственен за это состояние Беллы. Они будут умирать долго и мучительно от моих рук.
-Может у меня получится. Раньше мне удавалось успокоить ее, - Эсме медленно на сантиметр придвинулась к ней, и я заметил, как паника в глазах Беллы увеличилась.
-Белла, все в порядке. Я не причиню тебе вреда. Это Эсме, - Белла еще сильнее вжалась в стену.
-Оставьте меня одну. Мне надо идти. Он приближается, - она вытянула руки, защищаясь, из сжатого кулака на пол сочилась кровь. Я знал, Эсме не подойдет ближе. Она не хотела рисковать. Глубоко внутри я знал, что Эсме никогда не причинит вреда Белле, и она это тоже знала, но мешал этот страх.
Эсме отступила назад, а затем, высунув голову из двери, прокричала:
-Карлайл, быстрее сюда!

Белла
Почему они просто не оставят меня в покое? Неужели они не видят, что мне нужно уйти? Теперь в холле появилась еще одна женщина. Эсме. Я искренне любила ее, но знание того, что Джеймс меня найдет, довело меня до такого состояния, что я запаниковала.
Моя рука безжалостно пульсировала с каждым ударом сердца. Запас адреналина закончился уже давно, и теперь я была слабой и вся тряслась. Из-за потери крови я не могла оглядеть комнату, без того, чтобы у меня не кружилась голова. Я на самом деле была совершенно не в состоянии бежать, но я должна была что-то сделать. Страх, который вселил в меня Джеймс, был сильнее любого другого страха в моей жизни.
Эсме подошла ближе. Она собиралась прикоснуться ко мне. Я почувствовала, как внутри забилась паника. Она двигалась, как в замедленной съемке. Голова от этого закружилась еще сильнее.
-Оставьте меня одну. Мне надо идти. Он приближается,- я не хотела, чтобы ко мне прикасались. Это только напомнит о его руках. Я сильнее прижалась к стене, боль в спине от этого движения еще усилилась. Я выставила руки перед лицом, чтобы никто и не пытался тронуть или схватить меня. Эсме заметила кровь, капающую с моей ладони, и отступила.
Предметы вокруг затуманились. Не знаю, была ли причиной потеря крови или моя паника, но когда я вновь сфокусировалась на сцене передо мной, то увидела еще одного человека. Я узнала в нем Карлайла. Карлайл имел в виду безопасность, верно? Но ведь и Эдвард имел ее в виду? Но между тем кто-то смог подсунуть письмо в мою комнату. Ничто теперь не могло обезопасить меня. Он тоже хотел подойти ко мне.
-Можно осмотреть твою руку, Белла.
Я прижала ее к своей груди еще сильнее. Если я протяну руку, он сможет и меня с легкостью схватить. А я должна быть в состоянии бежать.
Не получив от меня ответа, он придвинулся ближе, лишком близко, чтобы я чувствовала себя спокойно.
-Белла, у тебя сильно идет кровь. Я должен заняться лечением твоей руки, - мне было все равно. Даже если бы он решил отрезать мне руку. Я не хотела, чтобы ко мне прикасались. Не теперь, когда Джеймс был так близко.
О боже. Что, если он уже здесь? Что, если Калены помогают Джеймсу? Нет, из всего того, что я испытала с ними, это не могло быть правдой. Но что, если Джеймс был уже снаружи? Ждал меня. Я почувствовала, как начала подниматься новая волна паники. Я тяжело дышала. Карлайл подходил ближе. Я видела. Как двигаются его губы, но ничего не слышала.
Моя взгляд бегал туда-сюда. Все смотрели на меня. Карлайл был уже достаточно близко, чтобы прикоснуться ко мне, мне некуда было бежать. Я должна была действовать, поэтому я сделала единственное, что могла. Я зажмурила глаза, и завизжала что есть сил.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

10:23 

Глава 18. Сюрприз для моей Беллы

Белла

Я не могла в это поверить. Я больше никогда не увижу Чарли. Все мои связи с ним были разорваны, и я была свободна. Я больше не испытаю боли по вине это ужасного человека. Суд прошел быстрее, чем я ожидала. И, по словам Эдварда, нам очень повезло с судьей.
Я уткнулась носом в его крепкую, но все же уютную руку. Мы сидели в машине на пути домой, мы с Эдвардом наслаждались комфортной тишиной на заднем сидении.
Эдвард уже дважды признался в своей любви ко мне, дважды. Я не слышала таких слов, обращенных ко мне с тех пор, как умерла моя мама. И теперь мне посчастливилось услышать эти слова от мужчины, которого я любила всем своим сердцем дважды за один день.
Иногда я задумывалась, откуда молоденькой девушке семнадцати лет, такой как я, знать, что такое любовь. Является ли то, что я чувствую настоящей любовью? Можно ли было сравнить те эмоции, которые испытывала я по отношению к Эдварду, с теми, что я видела между Карлайлом и Эсме? Между Элис и Джаспером? Между Розали и Эмметом? Они все были вторыми половинками друг для друга. Посчастливилось ли мне встретить человека, с которым я могу это испытать?
В тот момент я была во всем абсолютно уверена, но после той жизни, если это вообще можно назвать жизнью, от которой я сбежала, я не позволю чему-либо подобному пройти мимо.
-Один пенни за твои мысли.
Я подняла глаза на Эдварда, его золотистые глаза сверкали. Я мысленно поблагодарила высшие силы за то, что Эдвард не мог читать мои мысли.
-Если я буду давать тебе пенни за каждую мысль, которая прямо сейчас проносится в моей голове, я сделаю тебя очень богатым человеком.
Эдвард подавил смешок, но Эсме не стала сдерживаться, сидя впереди. Я что-то пропустила?
-Как твоя щека? – холодные пальцы Эдварда нежно коснулись поврежденного места, и не смотря на успокаивающую прохладу, малейшее прикосновение вызывало взрыв боли, который тут же отразился на моем лице. Я слегка отдернулась.
-Извини, любимая.
-Все нормально. Ничего, с чем я не могла бы справиться.

Эдвард

В этом была вся моя Белла, всегда пытается быть сильной. Оставшийся путь мы проделали в относительной тишине за исключением редких фраз, то тут, то там, касающихся сегодняшних событий. Я взглянул на часы. Только час тридцать. Ух ты.
Мы въехали на подъездную дорожку, и я с легкостью вынул Беллу из машины. Она захихикала, как давно я не слышал этот звук, обвила руками мою шею, когда я взял ее на руки.
-О Эдвард.
Я внес ее в дом, мне не хотелось, чтобы мой ценный груз шел по земле.
-Знаешь ли, я умею ходить, - иногда она может быть такой упрямой.
-И пострадаешь от нового приступа неуклюжести? Не думаю, что это хорошая идея, любовь моя. Так намного безопаснее. Я же сказал, что буду беречь тебя.
-Да, Эдвард. Но не думаю, что даже ты можешь уберечь меня от самой себя.
Я мрачно вздохнул, понимая, что она права.
-Но я всегда могу попытаться.
Я неохотно отпустил Беллу со своих рук и посадил на кухонную конторку, как раз когда Карлайл и Эсме вошли в дом. По виду Карлайл все еще был взбудоражен произошедшим. Я мог бы подтвердить свои догадки, заглянув в его мысли, но я хотел дать ему немного личного пространства. Я знал, все закончиться тем, что он «накажет» себя - возьмет дополнительную работу в больнице, с головой кинется в работу, чтобы доказать себе, что он и правда хороший человек. Я ненавидел его сомнения в себе. Мой отец был замечательным человеком.
Я с любопытством наблюдал за тем, как хрупкое тельце Беллы скользнуло с конторки, приземляясь, можно сказать грациозно, возможно самым грациозным для Беллы образом, на пол. Без единого слова Белла подошла к Карлайлу, очевидно почувствовав густой поток печали вокруг него. Маленькая Белла обхватила руками шею Карлайла, который удивленно посмотрел в пол, а затем от всего сердца обнял ее.
-Спасибо.
Если бы вампиры могли плакать, то уверен, сейчас Карлайл бы изо всех сил пытался удержать слезы. Из тех мыслей, что проскользнули из его сознания, было ясно – он этого не ожидал, да и никто не ожидал. Но с другой стороны, Белла всегда действовала неожиданно. Казалось, она знает, что нужно Карлайлу, и все напряжение исчезло вместе с ее прикосновением.
Карлайл присел, чтобы его глаза оказались на уровне с глазами Беллы, ее маленькие ручки оставались на его широких плечах. Он прикоснулся к ее покалеченной щеке.
-Я все бы для тебя сделал, дорогая. Все, для моей дочери.
Они так стояли несколько мгновений, а потом Карлайл заговорил снова:
-Пойдем, найдем немного льда для твоей щеки.
Прежде чем она успела возразить, Карлайл легко поднял ее и посадил обратно на конторку. Она изумленно затрясла головой.
-Вы когда-нибудь поймете? Я не совсем беспомощная.
-А когда ты поймешь, что нам нравится все делать для тебя, – к нам присоединилась Эсме. – Хочешь поесть? Ты должно быть проголодалась. Я могу приготовить жареный сыр и томатный суп.
Белла закрыла глаза, как, будто представляя себе еду.
-М-м, это было бы замечательно.
-Отлично, - Эсме засияла, довольная возможностью сделать что-нибудь для Беллы.
Карлайл вернулся, с синим пакетом льда в руке.
-Держи это на щеке минут пятнадцать минимум. Нам нужно, чтобы опухоль спала. Тебе нужно обезболивающее?
Белла энергично закивала. Уверен, она испытывала, куда большую боль, чем показывала. Карлайл снова появился рядом с нами после секундного отсутствия, в одной руке две таблетки, в другой стакан воды.
-Лучше принять это, после того, как ты что-нибудь съешь.
-Что ж, тогда, думаю, хорошо, что еда уже готова, - Эсме мастерски держала в одной руке чашку дымящегося супа, а в другой порцию вязкого жареного сыра. Брр, пахло отвратительно. Но явно не для Беллы. Как только Эсме поставила тарелки перед ней, Белла тут же откусила большой кусок.
-Ух ты, Эсме, это великолепно. Ты чудесный повар.
Эсме улыбнулась.
-Спасибо, сладкая. Мне, честно говоря, не на ком практиковаться. Я рада, что тебе нравится.
Было забавно наблюдать за тем, как Белла пыталась есть одной рукой, другой придерживая у щеки лед. Для такого неуклюжего человека, как она, Белла отлично справлялась. Из того, что я понял, Белла станет папиной дочкой, и Карлайл будет наслаждаться особым вниманием.
-Привет, семья! – в кухню ввалился Эммет, остальные шли прямо за ним. Его громкое приветствие было неожиданным, и Белла, будучи единственным человеком, а оттого еще более пугливой, стала тому подтверждением. При первых звуках громового рокота Эммета, Белла уронила половину бутерброда на тарелку, а ее тело подлетело и оказалось отчасти у меня на руках, а отчасти у меня за спиной.
От такого зрелища Эммет замер на полушаге, согнулся пополам, уперевшись ладонями в колени, и весь затрясся от хохота. Он смеялся так сильно, что из его рта не вырвалось ни единого звука кроме дыхания со свистом.
-Белла! Тебе, наверное, не очень удобно, - Белла была слишком занята тем, что приходила в себя и выпутывалась из моих рук, так что я говорил за нее.
-Мы отдыхали и наслаждались жареным сыром, - я показал на вязкий желтый бутерброд, - пока ты не ворвался в дверь. Ты напугал ее, придурок.
Розали подошла к своему мужу и шлепнула его по голове:
-Она могла подавиться, идиот.
Наконец, собравшись, заговорила Белла.
-Спасибо, Роуз. Я бы ударила его, но инстинкт подсказывает, что тогда мне же будет хуже.
Она повернулась к Эммету и сладко ему улыбнулась.
-Не беспокойся, большой братец. Я придумаю, как отплатить тебе.
Эммет изобразил испуганное лицо, и мы все рассмеялись. Белла отлично вливалась в нашу семью. Она вернулась к своему супу, оставив остаток жареного сыра. Я не винил ее. Бутерброд остыл, и сыр затвердел. Даже если бы Эммет не напугал ее, она бы могла поперхнуться им.
Белла доела и, сполоснув посуду, убрала ее в обычно пустовавшую посудомоечную машину. Я подобрал пакет со льдом, который теперь нагрелся до комнатной температуры, и положил обратно в морозильник. Когда-нибудь он все равно обязательно пригодиться.
-О Белла! Теперь мы можем отвезти тебя за покупками! – моя маленькая (в прямом и переносном смысле) сестра подпрыгивала, умоляя, как щенок, она явно чувствовала возможность пойти по магазинам.
-Пока нас не будет, мальчики, наконец, закончат твою новую комнату. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста? Обещаю, это будет весело, - я обернулся к Белле, которая в свою очередь посмотрела на Карлайла.
-Мой совет прост, просто идите и постарайтесь развлечься.
-Эй, вы так говорите, будто мои походы по магазинам никогда не были веселыми.
-Ну, Элис…, - как же это сказать? – Ты лишаешь это мероприятие всякого веселья. И оно становится, похоже на работу.
Элис ущипнула меня в руку, и я сделал вид, что мне больно
-Забери свои слова назад, Эдди.
О нет, она не могла так поступить.
-Эдди? – переспросила Белла, в глазах засверкали озорные огоньки. Я не мог позволить Белле узнать об этом ужасном прозвище, достаточно того, что мои братья и сестры дразнили меня. После того, как они услышали это имя, произнесенное Таней, я стал объектом бесконечных шуток. Я быстро вскинул руки в воздух.
-Хорошо, хорошо. Забираю.
Холодный взгляд Элис мгновенно смягчился, и она чмокнула меня в щеку.
-Спасибо, Эдвард, - она сделала ударение, на моем правильном имени. Смеясь, она схватила Беллу за руку и потащила ее к входной двери.
-Будьте с ней осторожны! – если только они вернут Беллу не в идеальном состоянии, их ждут большие неприятности.
-Пока, Эдди, - на этот раз голос Беллы прокричал это отвратительное имя, и я слышал, как она смеялась всю дорогу до машины.
Было далеко за полдень, когда я услышал, как у дома припарковалась машины. Можно и не говорить, что я злился на Розали и Элис за то, что так долго задержали Беллу. Надеюсь, они не забыли ее покормить.
Прежде чем я увидел ее, я почувствовал ее божественный аромат. Мгновения спустя, она, спотыкаясь, вошла в дом, с Элис и Розали по обеим сторонам. Она выглядела изнеможденной, истощенной, готовой рухнуть на пол. Мои сестры напротив, выглядели отлично, ни один волос не выбился из их причесок.
Я рванул вперед, заключая Беллу в свои объятья, зарываясь лицом в ее волосы. Она рассмеялась.
-Эдвард, щекотно!
Я проигнорировал ее протесты и понес ее наверх в ее новую спальню. Эммет, Джаспер и я провели остаток дня, превращая комнату рядом с моей из места хранения разных вещей в спальню, которая понравилась бы любой девушке.
-Закрой глаза, Белла. Я хочу, чтобы это был сюрприз, - она издала стон, но подчинилась, и я закрыл ей глаза ее ладонью. Я взял ее под руку и медленно повел в комнату, закрывая за нами дверь.
-Иди. Теперь можно смотреть.
Белла отняла руку от лица и открыла глаза, сбилась с дыхания.
-Эдвард. О боже. Она чудесная.
Она медленно обернулась, осматривая всю комнату, не желая пропустить ни одной детали. Эсме и Элис руководили украшением комнаты. А мы должны были четко следовать их плану.
Стены покрашены в успокаивающе серо-голубой цвет. Кованная железная кровать стоит в центре дальней стены и покрыта пурпурным покрывалом. У нее теперь был свой стол и книжные полки, и я взял на себя смелость заставить их теми книгами, что купил ей ранее. Одна стена почти полностью покрыта окнами со шторами для чувства личного пространства. Это будет ее убежищем.
-У меня нет слов. Комната великолепна.
Я прижал Беллу крепче, вдыхая ее запах.
-Я рад, что тебе нравится. Это все Элис и Эсме.
-Надо будет поблагодарить их. Это больше, чем я могла бы просить, - она отстранилась, села на свою новую кровать и откинулась назад.
-Замечательно. Присоединяйся.
Я сделал, как она просила, и лег рядом, сжимая ее руку в своей. К сожалению, марафон по магазинам должно быть утомил ее сильнее, чем она сама подозревала, и через несколько минут Белла свернулась подле меня, отдаваясь в объятья сна.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

10:21 

Глава 17. Суд, и встреча с отцом

Эдвард

Я облегченно выдохнул, когда мы, наконец, добрались до здания суда. Всю дорогу мы проехали без происшествий. Я держал Беллу на коленях все это время, и, учитывая то, насколько она была истощена, она почти моментально заснула. В обычной ситуации, я бы не позволил так вести машину, и не надевать ремни безопасности, и Карлайл, как доктор, тоже бы так не поступил. Но сегодня вел он сам, и мы оба знали, что в тот момент у него на уме была только наша безопасность. Я бы никому кроме него не доверил жизнь Беллы.
Эсме занимала сидение пассажира, и так как мои братья и сестры взяли джип Эммета, то мы с Беллой заняли все заднее сидение Мерседеса Карлайла, и я воспользовался этим преимуществом.
Во время поездки, я позволил своим мыслям блуждать, возвращаясь в основном к тому, что сказала мне Белла, когда я выносил ее из ванной. У меня до сих пор в ушах звучали эти четыре прекрасных слова, произнесенные прекрасным звенящим голосом Беллы, они снова и снова звучали в моей голове.
Я люблю тебя, Эдвард.
Я бы очень удивлен, когда услышал это от нее. Когда я вошел в ванную и поднял моего бедного ангела на руки, я был напуган. Белла была в ужасе, в истерике, и я так мало мог сделать для нее. Но этот особый момент доказал, что я нужен Белле. Даже после того, как так сильно ее ранил, все было прощено, и она все еще чувствовала со мной безопасность.
Когда она произнесла эти слова, мое неподвижное сердце ожило, и я понял, чтобы она нужна мне так же сильно, как я ей, а может и больше. Из мыслей, которые излучал Карлайл, я понял, что он был также удивлен, но счастлив; счастливее, чем я мог ожидать, особенно в сложившихся обстоятельствах. Но он был «отцом» до мозга костей, и то, что делало счастливым его «детей», приносило радость и ему. Его мысли были красноречивее всяких слов. Он сравнивал меня и Беллу с собой и Эсме, что само по себе было комплиментом, особенно если исходило от Карлайла.
Когда я сказал Белле, что люблю ее, то услышал, как ее сердце забилось быстрее, и мне этого было достаточно. Я понял, что значили для нее мои слова.
Я передвинул спящую Беллу в своих руках, разглядывая виды за окном машины. Карлайл и Эсме вышли и направились в здание суда, чтобы найти нашего адвоката Джима, и чтобы оставить нас с Беллой наедине, редкая возможность среди Калленов.
Я опустил взгляд на Беллу, лицо расслабленное и умиротворенное, розовые губы слегка раздвинуты, сквозь них пробивается теплое дыхание и мягко отражается от моей шеи. Я провел рукой по ее волосам. Как возможно, чтобы кто-то такой молодой и невинный был вынужден пройти через такое? Я чувствовал боль и печаль за нее, по спрятал их поглубже. Мы через все пройдем вместе, они никогда не будет одна.
Я видел через прозрачные двери здания, как Карлайл с тревогой поглядывал на машину. Думаю, нам пора к ним присоединиться.
-Белла, - тихо прошептал я на ухо ее имя. Она вздрогнула, но не проснулась. Я попытался снова: - Белла.
На этот раз ее глаза с трепетом открылись, взгляд остановился на мне. Я обнаружил, что пристально смотрю в эти затягивающие омуты из топленого шоколада.
-Мы на месте. Семья нас ждет внутри. Хотя нет, я поторопился, джип еще не приехал. Карлайл и Эсме ждут нас внутри.
Белла слегка потянулась в моих объятиях, но я даже не попытался двигаться.
–Я могла бы остаться здесь навечно. – Я крепче обнял ее, мысли эхом отдавались в голове.
-Я знаю, но нам нужно позаботиться о тебе, любимая. А потом я буду с тобой так долго, как это возможно. – Белла улыбнулась моему обещанию и вспыхнула. Пусть мне не нужен был воздух, но то, что она вспыхнула, у меня перехватило дыхание, она была изумительна.
-Ты останешься со мной?
-Буду совсем рядом, - я поцеловал ее в лоб, чтобы скрепить наш договор.
-Пока ты со мной, я могу сделать это, - Белла нехотя села, и так как я был настоящим джентльменом, то я ни секунды не раздумывая, помог ей выйти из машины. Я знал – она любит все эти рыцарские поступки. Ей лучше привыкать к этому, потому что это мое обычное поведение.
Когда мы шли по направлению к зданию, я обнял ее за плечи. Я хотел, чтобы она чувствовала себя в безопасности, для этого я и был там – чтобы защитить ее. Мы подошли к двери, и Карлайл открыл ее перед нами. Я смотрел, как Карлайл поприветствовал Беллу, нежно поцеловав в Голову:
-Здравствуй, милая. Хочу, чтобы ты встретилась с адвокатом Джимом Дугласом.
Человек бы этого не заметил, но я обратил внимание, как Белла потянулась на прикосновение Карлайла. Она определенно была дочерью Карлайла и Эсме, членом семьи. Она принадлежала нашему миру.
Во время знакомства Белла протянула руку Джиму. Я знал, она пыталась быть сильной, старалась преодолеть ее настороженность с представителями мужского пола, но она все равно передернулась, когда Джим пожал ее протянутую руку.
-Приятно познакомиться, мистер Дуглас.
-Зови меня, Джим. И не беспокойся, Белла. У нас очень серьезные доказательства, мы покончим со всем этим на корню. К концу сегодняшнего дня ты официально станешь Беллой Каллен.
Я с волнением наблюдал, как при звуке нового имени Белла улыбнулась.
-Теперь, прошу меня извинить, мне пора идти, нужно подготовиться, - Джим взглянул на часы. – По расписанию заседание должно начаться через полчаса. Увидимся там.
Как только Джим был достаточно далеко, чтобы не слышать нас, Эсме обернулась к Белле:
-Как ты себя чувствуешь, дорогая?
Белла тут же обняла ее. Эсме сияла, ей нравилось чувствовать себя нужной, а с пятью взрослыми «детьми» - вампирами, это случалось не очень часто.
Белла вздохнула.
-Лучше. Я с нетерпением жду, когда все это закончиться.
-Мы все этого ждем, милая, и скоро так и будет. Тебе осталось продержаться совсем немного, - я наслаждался моментом, когда заметил, что Белла замерла в объятиях Эсме. Эсме тоже это явно заметила.
-Что такое, Белла?
Белла не ответила, она, как окаменела, и выбралась из рук Эсме. Я проследил за ее пристальным взглядом ко входу в здание.
Там стоял Чарли. Вид этого человека во плоти вызывал отвращение еще больше, чем его изображение по телевидению. На нем была полицейская форма, как, будто это могло ему помочь. Мне потребовалась вся моя воля, чтобы прямо там не оторвать эту омерзительную голову с его плеч. И хотя физически я совладал с собой, я не смог удержаться от рыка, вырвавшегося из груди, слышимого только для Карлайла и Эсме. Карлайл бросил на меня предупреждающий взгляд, а его мысли помешали мне предпринять решительные действия, о которых я бы тут же пожалел.
-Здесь не время и не место, Эдвард.
Чарли был отвратительной свиньей, и не замечал свою дочь, пока не оказался совсем рядом с ней.
-Так, так, так, не моя ли это дражайшая дочь. И как вижу, ты смогла убедить какую-то бедную семейку, что ты милая невинная девочка. Я знаю свои права, я же коп. Мне стоит забрать тебя отсюда прямо сейчас домой и преподать тебе урок.
Все еще сосредоточившись на том, чтобы не позволить себе убить кое-кого, я не заметил, как Чарли передвинулся и крепко ухватил Беллу. Для человека он двигался очень проворно. Лицо Чарли потемнело, а в каждом слове звучала насмешка.
-Неужели ты думаешь, что тебе удастся скрыться от меня, мелкий гаденыш?
Он с силой ударил Беллу по лицу, она закричала от боли, и резко опустилась на землю у его ног. Я быстро двинулся вперед, готовый атаковать этого мерзкого монстра, но Эсме схватила меня за плечо, в моей голове громко звучали ее мысли.
-Мы должны разобраться с этим, как люди.
-Охрана! – спасибо Эсме за ее быстрый ум.
Я с ужасом смотрел, не в состоянии сделать хоть что-то, из-за сильнейшей вероятности того, что убью кого-нибудь, если только Чарли снова ударит Беллу. Она в страхе сжалась у его ног, но прежде, чем он мог сделать что-то еще, вмешался Карлайл. Со своими невероятными рефлексами он перехватил руку Чарли на полпути к удару. К сожалению, он схватил не достаточно сильно, чтобы сломать этому трусу руку, потому что я не услышал хруста костей. Очевидно, его самоконтроль был, куда сильнее моего, но я был уверен, что это ему с трудом далось.
-Достаточно, - обычно золотистые глаза Карлайла теперь потемнели и горели от ярости. Голос дрожал от дикой злости. Сжав рот, он занял оборонительную позицию. Даже несмотря на его обыденную одежду я видел, как напряглись его мышцы, готовые если понадобиться, действовать. Я никогда не видел Карлайла в таком состоянии, и это напугало меня, и я был за это ему благодарен. Он был явно готов сделать все, чтобы защитить Беллу.
Чарли вырвал свою руку из хватки Карлайла, потирая болезненно уязвленные мышцы на руке. Ему повезло, если бы к нему прикоснулся я, то он остался бы вовсе без руки.
-Кто ты такой, чтобы говорить мне, что я могу и что не могу делать со своей дочерью?
Карлайл как будто стал еще выше, если это возможно, и уставился на Чарли, не двигаясь.
-Вы потеряли всякое право называть ее своей дочерью в тот самый момент, когда ваш кулак коснулся ее.
Прежде чем Чарли смог придумать внятный ответ, наконец, пришла охрана и взяла Чарли под свою опеку, уведя его в зал суда.
Я тут же опустился на колени рядом со своим ангелом, она лежала, обхватив голову руками. Я слышал, как она пыталась восстановить дыхание. Я легонько коснулся ее руки, она отдернулась.
-Нет, Чарли!
Она думала, что Чарли все еще здесь.
-Это Эдвард, любимая, - она выглянула сквозь пальцы, и в красных глазах мгновенно отразилось узнавание. Она наконец бросилась ко мне, позволяя успокоить ее. Я нахмурился, взглянув на лицо Беллы. На щеке уже начинал образовываться кровоподтек, в том месте, где она встретила руку Чарли. Я чувствовал запах прихлынувшей к месту удара крови. Я подозвал отца, чтобы он осмотрел щеку Беллы, но Карлайл застыл в том же положении, как когда боролся с Чарли, мышцы напряжены, челюсти сжаты. Не думаю, что он дышал. Подошла Эсме и мягко взяла своего мужа за руку.
-Карлайл. Он ушел. Теперь можно расслабиться.
Еще несколько успокаивающих прикосновений Эсме, и наконец, Карлайл расслабился, опустив голову. Он повернулся к своей жене, в глазах явно читалась печаль.
-Мне отвратительно смотреть, как кто-то так ведет себя, особенно с собственной плотью и кровью. Я не понимаю, как можно быть настолько безразличным к человеческой жизни. И я чуть не сорвался, Эсме. Я чуть не атаковал его, - он в ярости сжал кулаки. – Я ни разу за все сто лет не был так близко к этому, как несколько мгновений назад, - его плечи поникли.
Эсме гладила его по лицу, пытаясь успокоить.
-Но этого не произошло, и это важно. Ты все еще тот сильный мужчина, в которого я когда-то полюбила, не забывай об этом.
Она нежно поцеловала его в губы, и я почувствовал себя смущенным и бестактным за то, что стал свидетелем такого интимного момента.
-Думаю теперь тебе пора заняться своей дочерью.
Эсме всегда знала, что сказать. Карлайл тут же сел на колени подле Беллы.
-Позволь мне взглянуть на твое лицо, милая? Я должен убедиться, что ничего не сломано.
Белла подняла лицо, и нежными руками Карлайл осмотрел щеку. Белла поморщилась, изо всех сил стараясь не отдергиваться. Карлайл вздохнул.
- Кажется серьезных повреждений нет, но нужно как можно скорее охладить щеку. А как твое запястье? В порядке?
Белла все еще носила гипс, на поврежденном запястье, а когда падала, ей пришлось использовать обе руки, чтобы смягчить падение. Она кивнула.
-Думаю, да. Болит не больше, чем обычно. Только щека.
-Хорошо, - Карлайл помог Белле подняться на ноги и пригладил волосы.
-Белла! Эдвард! - воздух прорезал высокий голос Элис. Она, Джаспер, Розали и Эммет наконец добрались и теперь бежали к нам.
-Мы собирались добраться как можно скорее. Я видела какие-то отрывки видений. Чарли увидел Бел… - она замолчала, как только увидела пылающую щеку Беллы. Она потянула Беллу в свои объятья. – Мне так жалко, сестренка.
-Все в порядке, Элис. Мы за этим и приехали сюда, - моя Белла такая сильная.
-Где этот урод? Я хочу показать ему, что значит задирать нас, - Эммет начал оглядываться в поисках Чарли, лицо искажено злостью.
-Эммет! Достаточно! Сегодня не будет больше насилия! – Эсме была в ярости. Я не винил ее. В ее сознании все еще вспыхивали картинки с Беллой и Чарли, и я знал, ее это очень расстраивало.
Джаспер посмотрел на часы.
-Уже поздно, думаю нам пора.
Мы все вошли в зал суда и заняли свои места рядом с Джимом. Чарли сидел в противоположной стороне комнаты, уставившись на Беллу, по бокам его стояли полицейские. Я прижал ее к себе, защищая.
-Встать, суд идет. Ее честь Марта Прескотт.
Вошла судья, и мы заняли свои места.
-Доктор Карлайл Каллен вы обвиняете мистера Чарльза Свона в жестоком обращении с ребенком и нанесении вреда. Все верно?
Карлайл кивнул:
-Да, Ваша честь.
Она что-то записала и продолжила.
-Также вы подали заявление на удочерение Изабеллы Марии Свон.
Я почувствовал, как Белла вздрогнула при упоминании ее полного имени.
-Да, верно.
-Мистер Чарльз Свон, вы признаете себя виновных в предъявленных обвинениях.
-Нет, Ваша честь.
Этот гад собирался лгать.
-Ваша честь, - Джим поднялся из-за стола, чтобы обратиться к судье, - я бы хотел представить вам доказательства. У нас есть не только показания самой мисс Свон, но вот этот ушиб, который вы видите на ее лице – результат общения с ее отцом. Доктор Каллен проинформировал меня, что мистер Свон напал на Беллу и Калленов в холле и ударил дочь.
Судья повернулась к Чарли, предварительно взглянув на лицо Беллы.
-Мистер Свон, Вам есть, что добавить к сказанному?
Он стыдясь, опустил взгляд. Наконец, ему стало стыдно.
-Нет, Ваша честь.
-Мистер Свон, дела по жестокому обращению с детьми рассматриваются в нашем суде очень строго. Мне очевидно, что вы использовали силу против своей дочери. Я признаю вас виновным в жестоком обращении и нанесении вреда здоровью. Вам будет вынесено обвинение, а так как вы является единственным опекуном мисс Свон, она будет передана для дальнейшей опеки удочерения семье Калленов.
В каждом слове, произнесенном женщиной, сочился яд. Я нырнул в ее сознание, мне было любопытно, почему она так близко к сердцу приняла это дело. Я наткнулся на картинки и воспоминания о том, как маленькая девочка и молодая женщина прячутся от мужчины, который бил их, а теперь они плакали от ушибов и порезов. Она сама была жертвой жестокого обращения, это дело попало в самое больное место.
-Суд окончен, - судья ударила своим молоточком, и мы все встали, когда она выходила из зала.
Джим повернулся к семье и поздравил всех вместе и каждого по отдельности. Белла бросилась в мои объятья. Она прошептала мне два слова, и если это было возможно у меня бы побежали мурашки.
-Я свободна.
-Свободна, как птица, - я крепко держал ее за спину, когда к нам подошел Джим.
-Итак, Белла, мои поздравления. Ты официально удочерена и теперь официально считаешься Беллой Каллен.
-Спасибо, мистер Дуг…мм, Джим, - она снова пожала его руку, на этот раз не отдернулась.
Вся моя семья улыбалась, и думаю, теперь можно спокойно сказать, что мы все были относительно удивлены тем, как быстро и легко прошел суд. Настоящее благословение.
Белла снова повернулась ко мне, поднялась на цыпочки и обхватила руками мою шею.
-Это один из лучших дней в моей жизни, у меня есть настоящая семья! – она рассмеялась от того, как звучали эти слова.
-Эдвард Каллен, я люблю тебя, - мое сердце подскочило. Она снова сказала это! Я обнял ее за талию и прижал крепче.
Я наклонил голову, внимательно вглядываясь в ее глаза. Мои губы нежно коснулись ее губ и мы поцеловались. Я почувствовал, как от кончиков пальцев до макушки
пробежал ток, и по тому, как вздрогнула Белла, я знал – она почувствовала то же самое.
-Моя Белла, я тоже тебя люблю.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

22:29 

Глава 16. Я была свободна

Белла

Должно быть, вскоре после обещания Эдварда я уснула, потому что от его смеха я проснулась. Я заметила, что снаружи было темно, и Эдвард положил между нами одеяло. Я была благодарна ему за это, потому что на самом деле замерзла.
-Как долго я спала?
-Несколько часов.
-О. Почему ты смеялся?
Эдвард ухмыльнулся, услышав вопрос.
-Я слушал Розали. Раньше она запугивала меня, говорила, что если только я долго задержусь здесь или расстрою тебя, она пошлет наверх Карлайла. Теперь она думает, следует ли ей выполнить свою угрозу.
Я взбодрилась, услышав, насколько моя семья заботиться обо мне. Розали стала мне старшей сестрой, которую я всегда хотела иметь, но которой у меня не было.
-Есть какие-нибудь продвижения с делом Чарли? - я больше не могла заставлять себя называть его отцом. Предполагается, что отцы должны любить своих детей, а не причинять им вред.
-На самом деле Карлайл собирался поговорить с тобой об этом. Вся семья скоро поднимется сюда. Надеюсь, ты проголодалась; Эсме приготовила суп,…которого хватит, чтобы накормить всех жителей Форкса.
Суп – это замечательно, он согреет меня. Я чувствовала себя лучше, думаю, мой желудок справится с небольшим количеством еды.
Эдвард отодвинулся от меня, и я чуть не застонала, потеряв контакт с ним, мне было так уютно. Но я не хотела провоцировать его, и держала рот на замке.
-Семья поднимается. Думаю, мне следует дать тебе немного пространства, чтобы не разозлить Розали еще больше.
Как по заказу дверь отворилась, впуская Розали с подносом, на котором стояла дымящаяся тарелка супа, тогда как остальные Калены, за исключением Эллис и Джаспера, выглядывали из-за ее плеча. Со своего убежища на кровати я им всем улыбнулась.
-Привет, всем, - казалось, это разорвало транс и убедило всех, а особенно Розали, что я была в порядке.
-Я принесла суп, Эсме приготовила.
-Мм, спасибо,- думаю, все были рады видеть меня в хорошем настроении. Розали поставила поднос мне на колени и села рядом.
-Как ты себя чувствуешь?
Я кивнула, рот полон великолепного теплого супа.
-Лучше. Я вздремнула, и, кажется, это помогло.
Рядом с Розали появился Карлайл, его великолепное лицо немного искажено тревогой.
-Прежде чем мы начнем наше собрание, ты не против, если я быстро тебя обследую?
Я чуть не рассмеялась. Разве я могла ожидать меньшего? Я улыбнулась Карлайлу, сообщая, что я не против:
-Совсем нет.
Холодной рукой Карлайл проверил мою шею, проверяя на наличие опухоли. К счастью он казался довольным, ничего не обнаружив. Его рука переместилась на мой лоб, и затем на запястье.
-Хорошо, кроме немного учащенного пульса и небольшого жара, кажется, ты в порядке. Не вижу причин, по которым завтра ты не можешь оставить постельный режим, что подводит нас к нашей следующей проблеме.
Карлайл махнул Эсме, которая подошла и присоединилась к нему на кровати. Хорошо, что кровать большая. Готова поспорить, что на нее вошла бы вся семья Калленов плюс еще один человек.
Удивляясь сама себе, я забралась на колено Эсме, когда она села подле своего мужа. Я почувствовала, как ее грудь дрогнула в беззвучном выдохе, немного удивлена, но она быстро пришла в себя, и плотнее усадила меня на колено, холодными руками охлаждая мою все еще немного разгоряченную кожу.
Карлайл улыбнулся этому зрелищу, очевидно радуясь тому, что его любимая женщина может быть мне матерью, следуя своему материнскому инстинкту. Я заметила, как он рассматривает Эсме и меня, с явной любовью для нас обеих.
-Итак, я поговорил со своим адвокатом. Бумаги против Чарли заполнены. Я попросил провести заседание суда поскорее из-за…обстоятельств.
Уверена, он имел в виду время, проведенной мною в притоне. Мне все еще было нужно поговорить об этом с Карлайлом, потому что должно быть что-то, что мы можем сделать, чтобы помочь остальным. Но сначала нужно разобраться с Чарли.
-Суд назначен на завтра.
О боже. Это было скорее, чем я ожидала. Я на самом деле не думала, что увижу Чарли снова, а теперь выясняется, что мы столкнемся лицом к лицу уже завтра. Должно быть, Эсме заметила перемену в моем настроении, я почувствовала, как ее мягкие руки сжали мои ладони, поддерживая и придавая храбрости.
-Не беспокойся, Белла, мы все будем с тобой,- заговорила из угла Розали. Она пересела к Эммету, когда я закончила есть и перебралась на колено к Эсме.
-Да, Белла, мы твоя семья. Им придется сначала разобраться с нами, чтобы добраться до тебя, - Эммет ударил себя кулаком по голове, вызывая звук, похожий на столкновение двух валунов. Он определенно был защитником семьи и знал об этом. Я взглянула на Эдварда, который стоял, прислонившись к дальней стене, его плечи тряслись от сдерживаемого, но уже вырывающегося смеха. Эммет пытался быть устрашающим, и я знала, что он мог бы, учитывая его массу и громогласный голос. Я определенно не хотела оказаться против его горы мускулов. Но сейчас я смотрела на Эммета, как на плющевого медведя, которого хочется обнять.
Я улыбнулась, уткнувшись в грудь Эсме, пытаясь подавить кашель, который, как я знала, появится вместе со смехом.
-Спасибо, Эммет, - промямлила я. Он продолжал задираться, как боксер, готовящийся к выходу на ринг.
-Обращайся, если у тебя проблемы, просто приведи их ко мне.
Если бы Карлайл жестом не остановил эти разглагольствования Эммета, уверена, он бы не остановился.
-Можно мне закончить? – Эммет заворчал что-то, я не могла понять, но уши Карлайла определенно уловили это. Он улыбнулся и покачал головой Эммету, который вновь занял свое место рядом с Розали. Карлайл продолжил.
-В то же время, чтобы обезопасить тебя и избежать осложнений в будущем, мы бы хотели подписать бумаги на твое официальное удочерение – предположим, что суд пройдет успешно – и мы хотим официально признать тебя одной из Калленов.
Ух ты. Они и, правда, хотели, чтобы я была с ними. И хотели, чтобы все было законно, что еще сильнее выбило меня из колеи. Я не могла подобрать слов, чтобы выразить свои чувства, и Эсме рассмеялась над моими слабыми попытками.
-Ты здесь не так долго, но мы уже любим тебя.
Я обняла Эсме так крепко, как только могла, зная, что не причиню вреда этой изящной женщине, даже если попытаюсь. Если я не могу выразить свои чувства словами, я покажу это своими действиями.
Вся комната взорвалась смехом. Думаю, они поняли происходящее. Я была на подъеме, моя жизнь, казалось, налаживалась. У меня появилась новая замечательная семья с настоящими родителями, которые меня любили. Я знала, что, не смотря ни на что, я буду защищена, и наши отношения с Эдвардом – все еще местами неловкие – шли на поправку.
Карлайл глянул на часы справа от кровати. Было поздно, намного позднее, чем я думала. Видимо Карлайл думал о том же.
-Думаю, теперь нам пора оставить тебя, чтобы ты отдохнула. Завтра большой день, тебе понадобятся все твои силы.
Она наклонился, и оставил на моем лбу нежный холодный поцелуй. Этот дружеский поступок очень много значил. Карлайл серьезно принял роль заботливого отца и защитника. Ни один мужчина раньше так не обращался со мной. Мне это нравилось.
Один за другим остальные члены семьи пожелали мне сладких снов и подоткнули одеяло. В любых других обстоятельствах я бы чувствовала себя, как маленький ребенок, но сейчас я не могла просить лучшего.
-Прежде чем вы уйдете, у меня есть вопрос, ну на самом деле два, но второй к Эдварду. Что с Элис и Джаспером? Они смогут завтра придти? – я очень надеялась, что они смогут это уладить, у меня было ощущение, что мне понадобиться поддержка всей семьи.
-Они недавно звонили, - успокоил меня Карлайл, - Они планируют вернуться завтра утром. Не волнуйся, Элис и Джаспер убедили меня, что завтра придут в суд.
Будучи, к сожалению, дочерью полицейского, я знала кое-что о законе. И я была в легком замешательстве по поводу того, как дело будет проходить в Вашингтоне, если я и мой отец родом из Орегона. Я заставила себя поверить, что раз я была так больна, и Карлайл смог убедить их в скором проведении заседания, то ему удалось уладить и этот вопрос, и суд пройдет в Вашингтоне. Я была невероятно благодарна. Я хотела как можно дальше держаться от Орегона – эпицентра всех моих неприятностей.
Увидев, что у меня больше нет вопросов, семья ушла, за исключением Эдварда. И я заметила, что Розали бросила на него предостерегающий взгляд, прежде чем оставить нас наедине. Эдвард занял место, где до этого сидел Карлайл, и начал терпеливо ждать, пока я спрошу то, что хотела. Он выглядел обеспокоенным, почти испуганным. Неужели я смогла напугать этого величественного вампира?
-Расслабься, Эдвард. Не думаю, что моя просьба должна вызывать такую тревогу, - это немного успокоило его. И честно говоря, я сама немного нервничала, пугая саму себя. Я не хотела это признавать, но я боялась спать одна. Я не хотела, чтобы кошмары вернулись. Я была абсолютно уверена, что Эдвард откажет мне в просьбе. Я лишь хотела, чтобы он держал меня, пока я сплю. Мне было необходимо это ощущение защищенности и безопасности, и так я бы не дала кошмарам прорваться. К тому же, где еще можно быть в большей безопасности, чем в объятиях вампира?
-Что ты хотела спросить, Белла? – очевидно, вампир, у которого в запасе было все время мира, не отличался особой терпеливостью. В таком случае лучше не растягивать время, не хотелось заставлять его еще больше волноваться. Еще день или несколько назад, мне было бы неловко, но после…недавнего развития отношений, я теперь не понимала, где пролегают между нами границы. Мне просто нужно было спросить его и покончить с этим, это как сорвать лейкопластырь, с моей неуклюжестью мне часто приходилось это делать.
-Ты подержишь меня, пока я сплю, - я поморщилась, ожидая отказа Эдварда. Но он так и не отказал, на самом деле все было наоборот. Он откинул голову и рассмеялся. Какой великолепный звенящий смех. Я скучала по нему. Хотя это не означает, что я не была смущена.
-Рада, что развеселила тебя, Эдвард,- я скрестила руки на груди, и притворилась угрюмой. Это немного отрезвило Эдварда, который все еще хихикал, как девочка – так мне хотелось думать. Я знаю, что за меня говорило лишь мое разочарование. Даже его хихиканье было прекрасным…и совсем не девчачьим.
-Глупенькое человеческое существо. Ты ожидала от меня худшего. Конечно же, я лягу с тобой. И буду здесь, когда ты проснешься.
Он взял меня в свои объятья, как раньше, защищая меня от своего холода одеялом. Он поцеловал меня в затылок, сердце глухо забилось. Уверена, он это услышал. Мне постоянно приходилось напоминать себе, что нам с Эдвардом нельзя торопиться.
Я вздохнула от удовольствия, завернулась в его каменные объятья. В безопасности.
-Теперь спи, моя Белла.
Моя Белла. Тогда я и поняла, что он прав, я всегда была и всегда буду его Беллой.
Я стояла, уставившись в зеркало над туалетным столиком Розали, свежо умытая и после скраба. Они с Элис, которая вернулась с Джаспером домой, пока я спала, решили, как они сами говорили, «вмешаться». Розали собрала и завила мои волосы, и по ее выражению было видно, что это не самое простое занятие. Я старалась игнорировать жалящую боль, пока она прочесывала мои спутавшиеся волосы. Удачи, Розали.
Задачей Элис было накрасить меня, и я очень ясно выразилась, что предпочла бы легкий, незаметный макияж. Когда Элис начала, она явно была довольна появившемуся занятию для своих ручек, я пыталась сидеть, как можно, спокойнее.
Пока я сидела там наедине со своими мыслями, я почувствовала, как в груди нарастает волнение. Я была в замешательстве. На самом деле у меня не было причин волноваться. Моя семья ясно дала понять, что они здесь ради меня, и я не должна позволять себе волноваться.
Волнение становилось все сильнее, и я чувствовала, как учащается пульс. Я пыталась глубоко дышать, но эти попытки пропали понапрасну. Я моргнула, и все вокруг изменилось. Передо мной больше не стояла Элис, здесь была Энни, на лице все то же сосредоточенное выражение, как когда она накладывала мне макияж. Какого черта здесь происходит?
Я огляделась и увидела, что я больше не в ванной Калленов. То, что было однажды наполнено светом, было чистым и женственным, теперь превратилось в темную, мрачную комнату. Я вздрогнула, не ощущая больше теплых солнечных лучей на коже. Я знала, где нахожусь. В том подвале. Боже, я снова вернулась в ад.
Я не могла контролировать свое дыхание, резко заглатывала воздух. Как я здесь оказалась? Меня же спасли. Я была в безопасности, и несколько часов назад лежала в объятиях своего спасителя.
Сильная боль в голове привлекла мое внимание. Я готова была поклясться жизнью, это не Розали продолжала причесывать мои волосы, и, к сожалению, я оказалась права. Это была Грета. Грета, никогда не занималась моей прической, эта девица ненавидела меня. Я была сбита с толку. Я повернулась к успокаивающему лицу Энни. Она выглядела точно так же, как я ее помнила. Мне нужно было попытаться и переговорить с ней, объяснить, что я не должна быть здесь.
-Энни, пожалуйста, остановись. Я не должна быть здесь. Я…я должна идти. Мне нужно домой, - я попыталась встать, но грубая большая рука Греты, толкнула меня обратно. Я начинала паниковать. Я знала, что означала вся эта подготовка. Я не могла снова пройти через это. Я больше не «работала». Я не хотела снова попасть в этот капкан.
Я оттолкнула Энни, отчего она удивленно вскрикнула, и уронила румяна, которые пыталась нанести на мое лицо. Вскочив, я побежала от Греты, и уже почти почувствовала вкус свободы.
Прежде чем я успела убежать дальше, меня схватили. Я кричала, пиналась, используя всю свою силу, сопротивлялась.
-Нет! Только не снова! – кричала я в истерике. Я не могу допустить, чтобы это произошло снова. – Дайте мне уйти. Я не могу вернуться. Я была свободна. Я была свободна.
Энни освободила меня, зовя на помощь, а я отползла в угол. Я услышала тяжелые шаги. Опыт научил меня бояться тяжелых шагов, и сегодня не было исключением. Я крепко зажмурилась, но я прекрасно знала, чьи это шаги. Я начала раскачиваться вперед и назад. Пытаясь сделать так, чтобы все замолчали. Я не могла поверить, что это происходит снова.

Розали

Я изо всех сил пыталась успокоить Беллу, но она продолжала сопротивляться Элис. Я понятия не имела, что происходит. Она молила нас остановиться. Я пыталась заглянуть ей в глаза, чтобы она поняла, что в безопасности. Я не знала, что она видит. Я крепко схватила ее лицо руками и начала звать ее по имени, но она не отвечала. На ее глазах была пелена, а взгляд быстро перемешался из стороны в сторону. Она определенно видела что-то не в ванной. Она умоляла меня, или кого-то еще, находящегося перед ней, позволить ей уйти, и я сдалась, напуганная тем, что может произойти, если я этого не сделаю. Как только я отпустила ее, она заползла в угол, покачиваясь, чтобы успокоиться, обхватила свои тоненькие ножки худощавыми руками.
Я расслышала только несколько искаженных слов, одно из них «свободна». Я посмотрел на Элис, не зная, что делать. Она была вся поглощена Беллой и, не веря, смотрела на нее.
-Элис, - прошипела я. Я поймала ее взгляд, полный тревоги.
-Карлайл, - она даже не повысила голос, умелый ход, чтобы не волновать Беллу еще больше.
В дверь ванной постучали. Я приоткрыла и увидела Карлайла.
-Говорите тише, - предупредила я. Ситуация уже выходила из-под контроля. Я открыла дверь шире и показала в угол. Я видела, как лицо Карлайла встревожено исказилось, и появилось еще что-то. Смятение. Казалось, он не понимал, через что проходит Белла, не знал, что делать. И это напугало меня. Возможно, если рассказать ему все, как было, он поймет, как поступить.
-Мы умывали ее, она только что вышла из душа. Мы с Элис посадили ее перед зеркалом. Она разрешила прибрать ей волосы и сделать макияж. Она была в порядке, когда я сушила ее, а потом я начала укладывать волосы, собиралась использовать щипцы для завивки, - я показала на железное приспособление, которое теперь отброшенное лежало в раковине, куда упало, когда Белла попыталась вырваться.
-А потом она начала бормотать, а это быстро переросло в крайнее возбуждение. Она дралась с нами, умоляла, - мой голос стал едва слышен, воспоминание о том, что только что произошло, горело в моей голове. Я схватила Карлайла за руку.
Все взгляды обратились к маленькому трясущемуся комочку в углу. Белла всхлипывала, все еще взбудораженная.
-Карлайл, сделай что-нибудь! Помоги ей!
Я заметила, как он на мгновение заколебался, прежде чем попытаться ближе подойти к Белле. Чем больше он приближался, тем меньше шевелилась Белла, как будто застывала в ужасе.
Даже нам, вампирам, казалось, что прошли годы, прежде чем Карлайл дошел до места, где опустился перед ней на колени, и мог бы дотронуться до нее, если потребуется. Он достал из кармана специальный фонарик, и если бы ситуация не была настолько серьезной, я бы посмеялась над тем, что Карлайл носит при себе такие редко необходимые медицинские инструменты.
Он придержал веко Беллы и посветил прямо в глаз. Зрачок реагировал нормально, но оно не шевелилась. Это нормально?

Карлайл

Белла была чрезмерно возбуждена, и не реагировала на свет. Я волновался все больше. Я был доктором довольно долго, и можно подумать, что я знаю, как справляться с такими ситуациями, но это было сложно сделать, не зная, что послужило причиной. К тому же Белла была одним из самых невосприимчивых людей, которых я знал.
Я позвал ее по имени.
-Белла, Белла, с тобой все будет в порядке.
Я сделал жест, чтобы Розали подошла к нам с Беллой. Раз она совершенно не доверяла мужчинам, я решил, что попытаться успокаивающе ее коснуться должна Розали. Розали начала мягко убирать волосы за спину, движение, которое я сам часто использовал со своими пациентами.
Я вздрогнул, когда Белла пронзительно вскрикнула и еще глубже забилась в угол.
-Грета, остановись! Нет! Я не пойду с тобой к Мише. Я тебе не принадлежу!
Ее мысли застряли в прошлом! Она видела тот притон и все, что с ним связано. Необходимо было вывести ее из этого состояния.
Элис паниковала.
-Карлайл, ты должен что-нибудь сделать! Она сама себе навредит!
-Белла, это Карлайл, - при упоминании моего имени, ее голова взлетела, и она прямо посмотрела на меня, чистым взглядом, полным понимания.
-Карлайл, - она сама произнесла мое имя, нащупывая почву. Я кивнул, наблюдая за тем, что она будет делать дальше. Она бросилась ко мне на руки, своей рукой крепко обхватывая меня за шею. Я чувствовал, как ее крохотные пальчики вцепились в мою рубашку с такой силой, какой я не ожидал от человеческого существа, как, будто я был единственным предметом, который удерживал ее от того, чтобы не провалится обратно в воспоминания. Она неудержимо плакала, пропитывая мою рубашку теплыми слезами.
-Ш-ш, ты со мной, - я потер ей спину, укачивал ее. Она была безутешна.
-Элис, приведи Эдварда и Джаспера, - я решил, что один из них сможет ее упокоить. По крайней мере, в моем присутствии она чувствовала себя уютно и в безопасности. Но я ничего не мог сделать, чтобы она перестала плакать.
Дверь ванной снова открылась, я поднял взгляд и увидел Эдварда, на лице выражение боли.
-Можно? – он опустился рядом и забрал Беллу из моих рук, сев вместе с ней на край ванной.
-Эдвард? – я заметил, что как только она поняла, что находится в руках Эдварда, то ее хватка окрепла. – Я думала, это снова случилось. Я была там. Было ощущение, что я никогда оттуда не убегала. Они собирались забрать меня и..о боже. Мне нужно забыть.
Я с трепетом наблюдал, насколько нежным и терпеливым мой сын был с Беллой. За каждым словом, за каждым движением скрывались глубокие чувства. Я видел, как он прежде смотрел на Беллу. Я видел это и в глазах Эсме, это отражалось в моих. Мой сын был влюблен. Он любил Беллу до глубины души.
К сожалению, даже в объятьях Эдварда, Беллы была беспокойна и напугана, а нам нужно было отправляться в суд. Эдвард посмотрел на Джаспера:
-Ты можешь помочь?
Комнату затопили волны спокойствия и чувства безопасности, и мгновенно все почувствовали себя увереннее. Белла даже перестала плакать. Она все еще сидела, уткнувшись лицом в грудь Эдварда, но она уже держала себя в руках.
Я присел на колени подле моих детей.
-Белла? Эдвард отнесет тебя вниз в машину? Нам действительно пора. Я бы не стал откладывать заседание.
Она кивнула.
-Я буду в порядке. Мне просто нужен Эдвард.
Хорошо, тогда все пройдет нормально. Мне нужно будет поговорить с Элис и Розали и выяснить, что привело Беллу в такое состояние, но это может подождать.
Эдвард поднялся, все еще держа Беллу.
-Я с тобой. Ты в безопасности.
-Я люблю тебя, Эдвард, - я был ошеломлен, как и все остальные. Белла была непреклонна в вопросе того, что их отношения с Эдвардом не должны развиваться слишком быстро, и я в этом с ней согласился. Но думаю, теперь все изменилось.
-Я тоже люблю тебя, моя Белла.
Я был абсолютно уверен, что путь до зала суда пройдет в молчании.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

15:10 

Глава 15. Второй шанс

Эдвард

Я чувствовал, как внутри поднимаются злость и отчаяние. Из горла вырвался крик, и я дико оглядывался по сторонам в поисках объекта для вымещения своей злобы. Закончилось тем, что мои кулаки врезались в стену, штукатурка легко, как песок, сыпалась под костяшками моих пальцев. Я упал на колени, меня трясло от ярости и злости на самого себя.
-Эдвард! – Карлайл стоял возле меня, шокированный. Не думаю, чтобы он когда-нибудь видел, чтобы я так себя вел. Для всего бывает первый раз.
-Возьми себя в руки! – он поднял меня на ноги и инстинктивно, хоть в этом и не было необходимости, проверил мою руку на наличие повреждений. Я склонил голову, мне было стыдно, уже жалея о своем поступке. Карлайл грубо поднял мой подбородок, пристально рассматривая мои глаза. Я отворачивался, отводил глаза.
-Тебе пора охотиться, - это был приказ, не совет. Хотя он был прав. Даже не смотря на то, что я охотился прямо перед «инцидентом», я испытывал жажду и очевидно до такой степени, что это было заметно.
-Я пойду, но мне просто нужно поговорить с Беллой, - мой голос трясся от переполнявших меня эмоций и отчаяния.
-Нет. Я этого не позволю. Ты пойдешь охотиться, прежде чем даже думать о том, чтобы быть рядом с ней.
Одно взгляда на лицо Карлайла было достаточно, чтобы понять – спорить бесполезно. В его золотых глазах отражались обеспокоенность, раздражение и тревога. Тело было напряжено, наготове, если только я двинусь не в том направлении.
Я отступил на шаг назад, в волнении поднося руку ко лбу. Как такое возможно, что Белла не желает меня видеть? Как тонна кирпичей на меня рухнуло осознание того, как сильно я ее ранил. Я подняла глаза на Карлайла, в надежде на помощь. Я чувствовал, как от его взгляда исходила печаль.
-Я должен объяснить ей, почему так поступил, все исправить, - казалось, я начал распадаться на части, борьба ослабевала.
Карлайл положил руку мне на плечо, отражая этим прикосновением наши сыново отцовские отношения. За помощью я посмотрел на Розали. Она скрестила руки на груди, закатила глаза, но я понимал, что пробился сквозь ее твердую оболочку.
-Розали, пожалуйста, - если нужно, я буду умолять - все ради Беллы. – Ты знаешь, что я сделаю все для тебя и Эммета. Белла – единственная, и возможно, что я только что все разрушил.
Мы с Карлайлом оба в ожидании смотрели на белокурую вампиршу.
Губы Розали слегка искривились.
-Ладно, Эдвард, но знай, я все еще не простила тебя окончательно.
Я бы расцеловал Розали, но она, наверное, оторвала бы мне руки.
-Я посмотрю, что можно сделать, - она развернулась и отправилась наверх, надеюсь, спасать наше с Беллой будущее, пока Карлайл повел меня охотиться.

Розали

Не знаю, почему я решила сделать это для Эдварда, это он заварил всю эту неразбериху с Беллой. Бедняжка страдает от боли из-за него. Я до сих пор до конца не понимала, как развивались их отношения. Эдварда объяснял это природным зовом, тягой к человеческой девочке. Почти то- же, что я чувствовала к Эммету, когда мы только встретились. Кто я такая, чтобы запретить Эдварду видеться с его любовью? Возможно она и правда его половинка, та, с которой ему предначертано провести вечность.
Я наконец перестала сдерживать дыхание и выдохнула. И почему я должна быть в центре все этого? Стараясь вести себя насколько возможно тихо – что не очень сложно для вампира – я открыла дверь в комнату Эдварда и спальню Беллы. Нам стоит заняться тем, чтобы Белла жила уже в своей комнате. Я оглядела огромную кровать. Белла все еще лежала, укутанная в одеяла, но звук биения ее сердце ясно говорил мне о том, что она не спит. Я села рядом с ней, взяла ее маленькую холодную, влажную руку больше для своего успокоения, чем для ее. Это будет тяжело, тем более, если я не хотела снова расстроить ее. Я решила начать с простого вопроса:
-Как ты себя чувствуешь?
Белла перевернулась, чтобы видеть меня и потерла глаза.
-Эх,…слабость, эмоции. Ненавижу, когда меня тошнит, - она старалась посмеяться над своей попыткой пошутить, но звук застрял в ее горле, и вместо него вырвался кашель. Я хотела дать ей стакан воды, но она отрицательно покачала головой. Думаю, хватит откладывать.
-Белла. Эдварда вернулся. Он хочет тебя видеть. Хочет объяснить, что произошло. Я видела, он ужасно себя чувствует, - мне явно стоило попытаться прояснить ситуацию. – Он думает, что ты умираешь.
Я заметила, как на лице Беллы промелькнула полуулыбка.
-Хорошо. Пусть так думает. Может так и будет. Почему меня должно беспокоить, что думает Эдвард? Он вообще понимает, что разбил мне сердце?
Я тихо усмехнулась, так чтобы Белла не слышала. Она была упрямее, чем я думала. И все может быть сложнее, чем я предполагала.
-Может, тебе просто дать ему возможность все объяснить?
-Что? – Белла задохнулась, пытаясь сесть. – Чтобы ему было легче? Он этого не заслуживает. Как я могу быть, уверена, что он не ранит меня снова?
Я видела, как резко покинули ее силы, и она облокотилась на подушки, голос едва громче шепота:
-Я не переживу этого снова.
-Именно поэтому ему нужно с тобой поговорить. Я уверена, он весь в растрепанных чувствах. Джаспер чуть не взорвался, когда Эдвард проходил мимо него на выходе. Как его сестра, я понимаю, что он поступил глупо и жестоко. Но я также знаю, что его любовь к тебе глубока, и он хочет все исправить.
Несколько мгновений Белла сидела молча, в изнеможении потирая лицо.
-Ладно, он может придти и сказать все, что хочет. Но это не означает, что я поверю ему.
Я кивнула и потрепала ее по руке. Этого следовало ожидать. Белле с самого начала было сложно доверяться людям, особенно мужчинам. Она была похожа на игривого котенка, которому комфортнее всего в окружении девочек, раньше и Эдвард входил в этот круг, но он потерял ее доверие. Я была благодарна ей за то, что она хотя бы давала ему шанс. Эдвард не знал, но у Элис было видение. О нем и Белле, в будущем. Вместе. Он был слишком занят Беллой и волной своих эмоций, чтобы заметить то, что видела Элис. Она сказала только мне, и мы обе изо всех сил старались это от него скрыть. Учитывая годы практики, и то, что Эдвард сейчас был отвлечен на другие мысли, это оказалось не очень сложно. Я еще раз обнадеживающе сжала руку Беллы:
-Я пойду, приведу его.

Эдвард

Я настоял на том, чтобы охотиться как можно ближе к дому, мне не нужны были никакие игры, я лишь хотел вернуться домой, как только моя жажда поддастся контролю. Я высосал оленя, и как только Карлайл был удовлетворен моим состоянием, мы отправились домой.
Мы пришли как раз вовремя, я услышал, как Розали вышла от Беллы, когда мы вошли на кухню. Я вслушивался в настроение дома. Напряжение, вперемежку с ожиданием чего-то. Пока мы охотились, Карлайл невольно оповестил меня о том, что Элис увезла куда-то Джаспера. Волны эмоций, захлестывающие дом, настигли его. У меня было нехорошее чувство, казалось, что наша семья рвется на части. Розали встретила нас на кухне, облокотившись на стол, руки снова скрещены на груди. Это была защитная позиция, она оценивающе оглядела меня с ног до головы. Очевидно, она все еще на меня злилась.
-Она очень устала, поэтому, недолго и не расстраивай ее.
Мое сердце подскочило от удивления:
-Она…значит, мне можно?
-Да Эдвард, - прошипела она, как, будто ей потребовалось усилие, чтобы сказать это. – Она согласилась тебя выслушать. Не упусти этот шанс. И да, если ты будешь долго, я отправлю наверх Карлайла.
Ей не нужно было пугать меня дважды. Во время охоты, я выяснил, что Карлайл был не очень доволен мной. Он ясно показал это. Прежде чем Розали успела изменить свое решение, я отправился в свою комнату, воображаемое сердце в панике глухо билось в груди. Я медленно открыл дверь, готовясь к тому, что могу увидеть. С тех пор, как умерла моя семья, я не видел людей, болеющих гриппом, я их избегал. Не хотел лишних напоминаний о семье. Все оказалось, как я и думал – Белла лежала больная в кровати – от чего во мне вновь пробудилось спящее чувство горести и печали. Вид ее так сильно болеющей разбивал мое неподвижное сердце. Ее и так светлая кожа приобрела болезненную бледность. Глаза впали и застекленели, губы потрескались. Прекрасные каштановые волосы были скручены и забраны наверх, открывая шею. Но она все еще выглядела красивой. Мне понадобился весь мой самоконтроль, чтобы не броситься к ней, не схватить ее маленькую фигурку в свои руки, целуя влажный лоб и охлаждая своим ледяным телом.
Но мне пришлось забыть об этом, возможно, она не позволит даже сесть рядом. Я кашлянул, сообщая о своем присутствии. Белла едва шевельнулась. Должно быть она и правда устала, мой приход обычно заставлял ее чуть ли не выпрыгивать из собственной кожи.
Я подошел к кровати, и сел на пол рядом с ней, чтобы мои глаза оказались на одном уровне с Беллой. Наши взгляды встретились, и я почувствовал злость, исходящую от Беллы. Она поморщилась и перевернулась на другой бок, отворачиваясь от меня.
-Говори, Эдвард. То, что я согласилась тебя выслушать, не означает, что я обязана на тебя смотреть.
Я не хотел подталкивать судьбы, поэтому не пытался убедить ее повернуться.
-Я должен рассказать тебе, почему убежал из дома, настоящую причину.
-Я уже знаю, - ее голос звучал приглушенно из-под нескольких слоев одеял.
Я был в замешательстве. Неужели Элис смогла увидеть это в своем видении?
-Все потому, что я использована, Испорчена. С чего бы кому-нибудь хотеть меня? Тем более, если у тебя есть Таня.
Каким образом здесь оказалась вовлечена Таня? Белла видела ее только мельком, и мне казалось, она знала, какое облегчения я почувствовал, когда она ушла.
-Ты ошибаешься. Я ушел, потому что испугался. Я, мне было страшно и стыдно признать это.
-Эдвард, тебе не обязательно врать, пытаясь сделать так, чтобы мне стало лучше. Мне просто жаль, что ты так завлек меня, позволил быть так близко. Ты разбил мне сердце. Это так больно.
Я слышал, как она сглотнула слезы. Белла не слушала меня. Я переполз к другой стороне кровати, так чтобы она меня видела, и видела, насколько важно для меня то, что я скажу.
-Нет, Белла. Ты должна знать – ты первая из всех существ, к кому я испытал чувство настоящей любви. Да, я люблю свою семью. Но они только семья. Я никогда не любил Таню, я с трудом выносил, когда находился рядом.
Я попытался взять в руки ее ладонь, но она отдернулась от моего прикосновения.
-Эти чувства пугают меня. И не только это, я боюсь потерять контроль над монстром, что сидит внутри меня, и раню тебя. Когда мы сидели с тобой за фортепьяно…боже, это был один из прекраснейших моментов моей жизни. Но когда мои чувства стали сильнее, стал сильнее и монстр внутри. Я убежал, потому что не знал, как долго смогу держать его взаперти. Я убежал, потому что должен был спасти тебя…от самого себя.
-И убежав, ты только и сделал, что ранил меня! – Белла села на кровати. – Ты этого не видишь? Давай, воспользуйся своим вампирским зрением!
После ее вспышки, мы оба замолчали. Белла облокотилась на спинку кровати, ухватившись руками за грудь, пытаясь восстановить дыхание и справиться с приступом кашля. Мне было больно смотреть на нее в таком состоянии.
-Мне привести Карлайла?
Она покачала головой. Почему Белла с таким трудом принимала помощь.
Я стер одинокую слезу с ее щеки, и был удивлен тем, что она не отстранилась от меня.
-Я не прошу о том, чтобы все между нами стало как прежде. Я прошу о том, чтобы ты простила меня и дала мне второй шанс.
Я смотрел на нее умоляющим взглядом. Наша судьба была в ее руках.
-Прямо сейчас я не могу простить тебя, Эдвард. Но я могу согласиться на второй шанс. Хотя тебя стоит понять, мне потребуется некоторое время, чтобы вновь начать доверять тебе. Я думала, ты бросил меня, после всего через что мы прошли – после того, как ты спас меня, стал моим другом,…я не хочу больше такой боли.
Я протянул руку:
-Второй шанс?
-Я понимаю, что ты хочешь защитить меня, но я полностью доверяла тебе. Пообещай, что больше не будешь сам решать от чего меня стоить защищать.
Белла взяла меня за протянутую руку, скрепляя наш уговор.
-Обещаю, - я почувствовал, как груз упал с моих плеч.
-Эдвард. Не пойми меня неправильно, но я, правда, вся горю. Ты бы не мог подержать меня?
Я был абсолютно счастлив, что она попросила меня, но в голосе волнения не показывал.
-Конечно, - поднял ее с кровати, переменил покрывала и положил Беллу обратно на бок. Я лег рядом, так чтобы моя грудь соприкасалась с ее горячей спиной.
-Ммм, намного лучше.
Мы тихо лежали, никто не говорил.
-Эдвард?
-Да Белла?
-Ты правда подумал, что я умираю? – она хихикнула и закашлялась.
-Пожалуйста, не давай себе смеяться. У тебя плохой кашель. И да… я беспокоился о твоем здоровье. Я рассказывал тебе о своей семье. Я не могу не волноваться, когда речь идет о гриппе.
Белла сильнее вжалась в меня.
-Я чуть не умер от этого, - это был только шепот, но я знал – Белла услышала.
-Обещаю, я не умру.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

13:08 

Глава 14. Болезнь
-Эдвард? Куда ты идешь? Я думала, ты меня любишь. Я думала, мы будем вместе. Ты сам говорил мне это на поляне.
Эдвард резко обернулся ко мне, его глаза были темны от…что это было? Злость? Желание?
-Нет, Белла, - в его голосе сочился яд. – Я солгал. Я не хочу тебя. Мне не нужен использованный товар. Ты испорчена, и это нельзя исправить.
Он пошел вперед. Я не могла позволить ему оставить меня. Не после того, что он сказал мне на поляне. Не может быть, чтобы он так думал. Я была в отчаянии, мой разум хватался за отдельные мысли то здесь, то там.
-Но ты говорил, что будешь всегда меня защищать? – мой голос был едва громче шепота. – Я что-то сделала не так? Я исправлю это. Пожалуйста, не оставляй меня.
Я не остановилась даже перед тем, чтобы начать умолять, ведь это был Эдвард. Я опустилась на колени и выпрашивающее сложила руки. Я чувствовала, как сквозь мою одежду просачивается мокрая грязь, но это не остановило меня. Я не могла дать Эдварду уйти.
-Ты что, не понимаешь? Я не имел в виду то, что сказал. Ты мне не нужна. Мне нужна Таня. Она красива, она идеальна.
Слезы обжигали глаза. Я протянула ладонь и схватила Эдварда за руку.
Он оттолкнул ее, от чего запястье охватила боль.
-Не дотрагивайся до меня.
Я сделала это. Я умудрилась полностью испоганить свою жизнь. Эдвард оставлял меня, за мной охотился отец, и я была навсегда испорчена. Я глубже тонула в грязи, упершись лбом в землю. Я продолжала тонуть, теперь грязь поглотила всю нижнюю часть моего тела. Я хотела подняться, но завязла. Грязь продолжала поглощать меня целиком, и я ничего не могла с этим поделать. Эдвард в последний раз оглянулся.
-Прощай, Белла.
Я пыталась кричать, но грязь заполнила мой рот. Я не могла дышать.
-Белла! – я, как могла, повернула свое увязнувшее тело. Там никого не было. – Белла! Дыши, Белла!
Это был Карлайл, в его голосе звучала власть. Я не могла его видеть, но его голос окружал меня.
-Ради меня, дыши, - я была так напугана. Я изо всех сил пыталась подчиниться Карлайлу, но грязь была такой густой. Легкие горели от нехватки воздуха.
Из ниоткуда хлынула волна спокойной воды, и начала смывать удушающую грязь. Прохлада воды успокаивала мое горящее тело, грязь исчезала с каждой новой волной спокойной воды.
Я больше не сидела в грязи. Я была в своей кровати. Карлайл сидел подле меня на коленях, брови тревожно изогнуты. В углу от беспокойства и злости Розали не могла оставаться на места, не смотря на все попытки Эсме ее успокоить. Джаспер стоял в противоположном углу, и казалось, что он был охвачен болью. Это он был спокойной водой в моем сне.
-Он, правда, ушел, - сказала я Карлайлу. Он печально кивнул.
-Давай не будем концентрироваться на этом. Ты серьезно больна.
Он взял ткань, пропитанную прохладной водой, и промокнул мой лоб. Это было так приятно. Я закашлялась, пытаясь избавиться от боли в груди.
Я так старалась слушать Карлайла, и вырвать Эдварда из сознания, но это не означало, что мое сердце не было разбито.
Я отодвинулась от холодных рук Карлайла и перевернулась на другой бок. Я не могла остановить слезы, но могла сделать так, чтобы другие их не видели.
-Белла, тебе нужно успокоиться. Тем, что ты расстраиваешься, ты делаешь себе только хуже.
Я не могла сделать этого. Я была не настолько сильна, чтобы успокоиться. Карлайл повернулся к своему сыну:
-Немного помощи, пожалуйста.
Я пыталась сопротивляться невероятной волне покоя и умиротворенности, но Джаспер был очень силен. Слезы прекратились. Дыхание выровнялось.
Карлайл полностью вошел в роль врача, и теперь, когда я успокоилась, поднял меня, чтобы я села.
-Тебе нужно выпить это.
Я посмотрела вниз на раскрытую ладонь. В центре лежали две таблетки аспирина. Я взяла их у Карлайла и в сухую проглотила, даже не потянувшись к стакану с водой в другой его руке.
Вздохнув, Карлайл мягко взял меня за запястье двумя пальцами, считая пульс. Он нахмурился, недовольный результатами.
Я тихо всхлипывала, пока Карлайл слушал мое дыхание и измерял температуру. Он снова выглядел несчастным. Я не хотела, чтобы из-за меня он так себя чувствовал. Он был таким хорошим человеком, я уже любила его. Он стал отцом, которого у меня никогда не было; он так хорошо обращался со мной. Я не заслуживала его.
Я застонала и снова повернулась на бок, свернувшись калачиком. От всех тех действий, что заставил меня совершить меня Карлайл, мне стало холоднее, чем нужно, и теперь меня безудержно трясло. Карлайл провел рукой по мои волосам и подоткнул одеяло под мои плечи.
Я закрыла глаза, пытаясь мысленно отправиться туда, где мои мысли и сны не могли меня достать. Должно быть это сработало, потому что я чувствовала, как плыву где-то между сознанием и бессознательностью. Странно, но я все еще всех слышала.
Первой заговорила Розали.
-Клянусь, как только увижу Эдварда, я разорву его на части. То, что он сделал с Беллой непростительно. – Ее голос был пропитан злостью.
Эсме вздохнула. Она терпеть не могла, когда ее дети ругались.
-Розали, я согласна. Эдвард поступил неправильно, бросив Беллу, но давай обойдемся без насилия. Прежде всего, нужно его найти. Джаспер, есть какие-нибудь идеи, где он может быть?
Я определила голос Джаспера по южной привычке растягивать слова.
-Нет, и Элис не видит ничего полезного, только отдельные слова.
Кто-то еще вздохнул. Я чувствовала себя ужасно, от того, что стала причиной всего этого кошмара. Я свернулась еще плотнее, пытаясь скрыться от этих голосов. К сожалению, это не помогло.
-Насколько я могу судить, у нее серьезный случай гриппа. Один из самых серьезных в моей практике, честно говоря. Было бы хорошо отвезти ее в больницу. Но я не хочу испытывать судьбу, пока мы не начали оформлять бумаги в службе по правам ребенка, поэтому пока она останется здесь. – Я слышала, как он испустил тяжелый вздох. – Это совсем не то, что ей сейчас нужно.
-Грипп? Готова поспорить, Эдвард вернулся бы в считанные секунды, если бы узнал об этом.
Почему Розали так сказала? Эдварду нет до меня никакого дела, это очевидно. У меня просто грипп. И тут меня как ударило, на поляне Эдвард рассказывал, как сам чуть не умер от гриппа, а до этого потерял всю свою семью. Забеспокоиться ли он, узнав, что у меня та же болезнь, конечно, не такая серьезная, как в его случае?
-Может нам следует сказать.
Если Джаспер думал, что это хорошая идея, значит и на самом деле это должно беспокоить Эдварда.
Казалось, Карлайл обдумывает все некоторое время, прежде чем принять решение.
-Хорошо, я сбегаю до больницу, чтобы начали работу с бумагами, и заберу кое-какие вещи для Беллы, а потом мы попробуем ему позвонить. И дайте мне знать, если он появится раньше моего возвращения.
Я почувствовала чей-то вес на кровати, из-за чего я слегка скатилась влево, за этим последовало нежное прикосновение руки, убирающей волосы с моей щеки.
-Не беспокойся, Белла. У меня будет долгий и серьезный разговор с сыном.
Мне было лучше от одного присутствия Эсме. У нее явно работал материнский инстинкт, а ее прикосновения успокаивали.

Эдвард

Я не мог в это поверить. Я чуть не потерял контроль рядом с Беллой. Я был так близок к тому, чтобы отпустить глубоко затаившегося монстра наружу. А она даже не заметила! Это самое худшее. Белла полностью мне доверяла, а ей не следовало этого делать. Я разрывался – разум против сердца.
Я знал, что мне следует оставаться реалистом. Белла - человек. Я – вампир. В нормальных обстоятельствах эти два понятия не смешиваются.
Но это были не обычные обстоятельства, и здесь было замешено и мое сердце. Я любил Беллу, во всех смыслах этого слова, и хотел провести с ней остаток ее жизни.
Я убежал, потому что испугался; я чуть не причинил вред Белле, моей любви и причине моего существования. Я почувствовал, как на поверхность поднимается монстр, и поэтому убежал. Я убежал глубоко в лес на многие и многие километры, чтобы уберечь Беллу от любви ко мне.
Я вздохнул, пробежался пальцами по волосам и сел на обломок дерева. Я не знал, что делать дальше. Я знал, что ужасно ранил Беллу, бросив ее, и мне придется постараться, чтобы вновь завоевать ее доверие. Но возможно, это был шаг в нужном направлении. Может, это был первый шаг к разрыву с Беллой и, в конечном счете, к спасению ее жизни.

Белла

Все эти прикосновения и разговоры вытаскивали меня из моего убежища, и я с трудом открыла глаза. Я уставилась на Эсме, она была по-настоящему красивой. Я была бы рада, если бы она была моей матерью. Она уже и так вела себя, как моя мама, это было для нее так естественно.
Стук в дверь отвлек меня от моих мыслей.
-Можно войти?
Эмметт? Зачем ему захотелось меня увидеть? Сегодня я не собиралась играть для него роль забавного человеческого существа. Я почувствовала вес на правой стороне кровати.
-Белла, ты меня слышишь? – Эмметт говорил так громко, что я передернулась.
-Нет нужды так кричать, дорогой, - я готова была расцеловать Эсме.
-Послушай, Белла, я только хотел сказать, что сожалею о том, что произошло. О том, что ворвался к вам с Эдвардом. У меня такое чувство, что я виноват во всем этом, поэтому не злись на Эдварда. Можешь выместить всю злость на мне.
Я бы рассмеялась, если бы у меня были силы. Эмметт был такой дурачок.
-Все нормально, Эм. Ты же не специально.
Першение в горле раздражало меня, вызвав приступ кашля.
-Вот, дай мне тебе помочь. – Эмметт поддержал меня своими огромными ручищами. И поднес к губам стакан воды. Я сделала несколько маленьких глотков, ощущая, как прохладная жидкость обволакивает мое горло.
-Карлайл дома. Быстро он. Я схожу, узнаю, собирается ли он звонить Эдварду. Эмметт, Розали, останьтесь с Беллой. Сейчас вернусь.
Я не хотела, чтобы Эсме уходила, но прежде чем я успела пробормотать это, она уже ушла и вернулась с Карлайлом.
-Эдвард на пути домой. У него есть, что объяснить, но хочу сказать, он беспокоиться о тебе. Думаю, он будет дома через час.
Неужели они не понимают, что я не хочу видеть Эдварда? Мне было все равно, беспокоиться он обо мне или нет. Я не хотела рисковать тем, что мне причинят еще большую боль. Я всхлипнула, от всех этих размышлений и волнений мой желудок свернулся. Я пыталась подавить тошноту, но ничего не получалось. По телу проходили волны жара, сердце глухо билось в груди. Я схватила ладонь Эмметта и положила на шею, пытаясь получить хоть какое-то облегчение. Я стиснула челюсти, отказываясь от нового приступа тошноты. Зажмурив глаза, я мечтала о том, чтобы тошнота прошла. Но когда это мои желания выполнялись?
-Эмметт, тебе лучше отойти, - простонала я, почувствовав, как ощущение холодной руки на шее исчезло, но тут же на том месте появилась другая, более опытная. Должно быть это Карлайл.
-Эсме, не дашь мне ведро слева от тебя?
Должно быть Карлайл видел такое выражение на моем лице уже миллион раз к настоящему моменту. И ведро оказалось у меня как раз вовремя, по крайней мере, я никого не задела.
Я откинулась назад к нему, и он вытер мое лицо влажной тканью; тошнота высосала из меня последние силы.
-Не надо Эдварда, - было последним, что я вымолвила, прежде чем глаза, без моего ведома, закрылись, и я погрузилась в бессознательное состояние.

Эдвард

Карлайл только что позвонил мне. Белла была серьезно больна. Она сломалась вскоре после того, как я ушел. Карлайл думает, что это грипп. Грипп! Если бы мое сердце могло биться, оно бы теперь гремело в груди от страха за Беллу.
Я заставил себя бежать домой так быстро, как я только мог. Мне нужно увидеть Беллу, мне нужно знать, что с ней все будет в порядке. Карлайл пытался убедить меня по телефону, что она выкарабкается, но мой разум отказывался слушать. Я должен был все увидеть своими глазами.
Прошло, как мне казалось, несколько дней, хотя это был лишь час, и я увидел свой дом. Почти на месте. Я бы взбежал прямо в свою комнату, если бы Карлайл и Розали не остановили меня у парадной двери.
-Эдвард, ты, заносчивая задница! Ты вообще знаешь, что с ней сделал? Она разбита, в абсолютно ужасном состоянии! Если бы только на минуту задум…
-Розали, сейчас не самое подходящее время, - Карлайл всегда был голосом разума.
-Она в моей комнате? – Карлайл кивнул, но не дал мне пройти.
-Эдвард, не думаю, что это хорошая идея пойти к ней прямо сейчас.
-Карлайл, я люблю ее.
Розали усмехнулась. Я бросил на нее злой взгляд, и она замолчала.
-Не в этом дело, Эдварда.
-Тогда в чем, Карлайл? – я терял терпение.
Карлайл потер лицо и вздохнул.
-Эдвард, она не хочет тебя видеть.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

15:35 

Глава 13. Он разбил мое сердце?
В комнате стояла тишина. Я только что ни с того ни с сего объявила всем, что остаюсь жить в доме Калленов. Я сделала это; шокировала комнату, полную вампиров.
А затем комната взорвалась. Все улыбались. Эсме подошла ко мне, и крепко обняла.
-Замечательно, что ты будешь здесь, Белла.
Следующим в очереди был Карлайл.
-Добро пожаловать в семью.
Он мягко поцеловал меня в лоб. Я огляделась, пытаясь найти Эдварда. Я обнаружила его на другом конце комнаты. Он сиял, пытаясь растолкать своих братьев и сестер, чтобы пробраться ко мне. Наконец, это ему удалось, он обнял меня и поднял над полом. Могу поклясться, что на мгновение мое сердце остановилось.
-И словами не хватит, чтобы описать, как я рад, - я улыбнулась, оставаясь в руках Эдварда, я взглядом искала Таню. Она все еще выглядела шокированной и очень несчастной. Внутренне я ухмылялась. Теперь я буду рядом с Эдвардом, когда только захочу, и Таня это знала. С каких пор я стала такой собственницей? Я встряхнула головой, отбрасывая эти мысли.
-Не хочу прерывать веселье, но нам нужно кое-что серьезно обсудить, - Розали хмурилась, недовольное выражение искажало ее идеальное лицо. Я знала, о чем она думает. Чарли.
-Нам нужно собраться всей семьей, чтобы ввести мальчиков в курс дела, - Эсме продолжала поглядывать на Таню; она хотела, чтобы та ушла, но чтобы это не прозвучало грубо. Удачи с этим. Таня казалась довольно бестолковой. Все стояли в тишине, ожидая, кто сделает первый шаг. Наконец, Эммет нарушил молчание:
-Таня, Эсме имела в виду, что тебе пора идти.
Эсме задохнулась:
-Эммет, где твои манеры?
-Пожалуйста, - с сарказмом поправился он. Комната взорвалась смехом.
Таня фыркнула и красивым жестом откинула волосы.
-Это не последняя наша встреча, Белла. Теперь, когда ты «член семьи», жди, мы будем часто видеться.
В ее темных глазах вспыхнул огонь, и это напугало меня. Я вздохнула с облегчением, когда она вышла из комнаты, и все расслабились, когда услышали, как хлопнула передняя дверь. Карлайл сделал шаг вперед.
-Итак, что случилось?
Глубоко в его глазах бурлила обеспокоенность, когда он переводил взгляд с Эсме на Розали, с Элис на меня.
-Чарли сообщил властям об исчезновении Беллы. Изображает обеспокоенного отца. Уже открыта горячая линия и т.д., людям сказали сообщить, если узнают ее. Теперь она не может никуда выходить. Ее увидят, и Чарли найдет ее.
Да, это определенно нарушило тот прекрасный момент. Эдвард потер переносицу. Такая человеческая привычка для такого…не человека. Я кашлянула:
-И что нам делать? Я не могу вернуться к нему. Он меня убьет!
Эдвард обвил меня руками.
-Не беспокойся, Белла. Нет ни единого шанса, что Чарли даже близко приблизится к тебе. Я не позволю.
Я вздохнула и прислонилась головой к его груди. Почему все это никак не может закончиться? Разве я не заслужила передышку?
Я решила, что пришла пора и мне высказаться, в конце концов, речь шла о моем будущем.
-Что если подать на него в суд? За жестокое обращение. Должно быть что-то, что мы можем сделать.
Я наблюдала за тем, как Эдвард мысленно обдумывал эту идею.
-Возможно, это неплохая идея. Карлайл, ты можешь собрать необходимые документы, как терапевт? Нам нужно подтверждение, что с Беллой жестоко обращались.
Карлайл кивнул.
-Думаю, я могу это устроить. Завтра на работе свяжусь с детским отделением. Поговорю заодно с ними о том, что ты остаешься у нас. Обычно они пытаются пристроить детей куда-нибудь.
Я поморщилась. Мне 17, и я не ребенок.
-Позволь мне объяснить. Обычно детей, не достигших совершеннолетия, отправляют в детдом, но я не вижу причин, по которым тебе могли бы не разрешить остаться с нами. Они нас довольно хорошо знают. Уверен, это можно устроить.
Во мне затеплилась надежда. Может, мне удастся выбраться из этой ситуации невредимой и остаться в этом доме. Теперь больше всего я боялась не того, что Чарли найдет меня, а того, что я расстанусь с Калленами. Я тогда сойду с ума, я не должна это допустить.
-Ты, правда, думаешь, что это сработает, Карлайл? Я не хочу, чтобы из-за меня ваша семья потеряла репутацию.
Движением руки Карлайл прервал меня.
-Теперь ты член нашей семьи. Мы сделаем все возможное, чтобы так оно и оставалось.
Я благодарно улыбнулась Карлайлу. Эта семья так много для меня значила. И мне не волновало, что они были...другими.
-Хорошо, на данный момент дел хватит. Завтра я начну разбираться с бумагами, тем не менее, пока все не утрясется, я бы предпочел, чтобы ты оставалась дома, и не попадалась никому на глаза, насколько это возможно, Белла.
По крайне мере, у меня появится возможность посидеть за своими книгами.
Как будто прочитав мои мысли, Эдвард взял меня за руку и увел от остальных членов семьи.
-Куда мы идем?
-Я просто подумал, что тебе захочется уйти оттуда. Ты через многое прошла сегодня. Может, наверх, в мою комнату? Или мы можем пойти в кабинет Карлайла. У него так много книг.
-На самом деле, у меня идея получше. Сыграй для меня что-нибудь на фортепьяно?
Эдвард заколебался. Я захлопала глазами и надула губки. Эдвард усмехнулся и поцеловал меня в лоб.
-Ладно, ладно. Если обещаешь больше не делать такое лицо. А то я не могу отказать тебе.
-Договорились. А теперь пошли, произведешь на меня впечатление.
Рука в руке мы пошли в большую комнату, где стояло фортепьяно. Я уютно устроилась на стуле рядом, а Эдвард сел на скамью. Я наблюдала за тем, как его пальцы мягко пробежались по клавишам, разогреваясь.
-Какие-нибудь особые пожелания?
-Я не знаю классики, Эдвард. Пусть это будет для меня сюрпризом.
И это было сюрпризом. Я в полном восхищении слушала, как Эдвард переходил от одной прекрасной мелодии к другой. Я даже не заметила, как Эдвард перестал играть, пока он не позвал меня по имени, вырывая меня из задумчивости.
-Я хочу сыграть для тебя кое-что особенное. Подойди, сядь здесь, - он похлопал по скамье рядом с местом, где сидел сам. Я села рядом с ним, уже чувствуя, как между нами пробегают разряды тока. Мне потребовалась вся моя воля, чтобы прямо там не броситься ему на руки.
-Я написал это, когда ты спала. Когда я думаю о тебе, то слышу именно эту мелодию, это твоя колыбельная.
Эдвард написал для меня колыбельную. Это за пределами романтики. Я не могла дождаться, когда услышу ее. С моего нового места, я еще лучше могла разглядеть изящные руки Эдварда, мастерски двигающиеся от одного конца клавиатуры к другому, ударяя по верным клавишам. Ему даже не нужны были ноты, он играл по памяти. И это было изумительно. Я не могла сдержать слезы, текущие по щекам.
Песня закончилась, и Эдвард повернулся ко мне.
-Извини, Белла. Я не хотел тебя расстроить.
-Нет, не извиняйся. Я плачу, потому что это было прекрасно. Спасибо тебе, мне очень понравилось.
Эдвард смахнул случайную слезу.
-Это прекрасно, как и ты.
Я вспыхнула, жар стал почти невыносим.
-Не говори так, Эдвард. Меня нельзя назвать прекрасной, я испорчена.
-Ты не испорчена. Ты сильная и смелая. У тебя огромное сердце, и душа ангела. Никогда и не думай иначе.
Лицо Эдварда приблизилось; я чувствовала его холодное дыхание на своей щеке. Я не отводила глаз от его безупречных губ. Мы поцелуемся. Наконец, я узнаю, каково ощущение его губ на моих. Еще немного ближе, я передвинулась ближе сама. Нас отделяли считанные сантиметры.
-Эй, Эдвард! – через двойные двери, отделявшие эту комнату от остального дома, ворвался Эммет, его голос гремел, как труба. Мы с Эдвардом мгновенно отдернулись друг от друга, оказавшись на разных краях скамьи.
-Эс.…Ой, упс. Не вовремя. Извини, друг, - Эммет подавил смешок и выскочил из комнаты, возможно, чтобы рассказать остальным о том, что сейчас видел. Отлично.
-Прости меня, Белла. Это было неправильно, и лишком резко с моей стороны. Меня лучше воспитывали. Извини меня… Мне надо идти, - и, не дав мне шанса ответить, Эдвард вылетел из комнаты, я пыталась догнать его, так быстро, как только могла. Я добралась до общей комнаты, когда меня остановила Розали.
-Белла! Эдвард только что выбежал отсюда. Что случилось?
Эдвард выбежал из дома? Я заставила его бежать из собственного дома? От одного из самых романтичных моментов в моей жизни, когда мы чуть не поцеловались, мы пришли к тому, что Эдвард сбежал из дома. Это плохо.
-Ты знаешь, куда он направился, Розали?
-Нет, сладкая моя. Не малейшего представления.
И как только эти слова были произнесены, я выпустила на волю все свои слезы, и рухнула на пол, подтянув колени к лицу.
Что я сделала не так?
-Белла, - Розали села на пол возле меня.
-Что происх… - Розали шикнула на Эммета, который вошел с остальной семьей, услышав суматоху. Отлично, теперь у меня есть зрители.
-Скажи мне, что случилось, Белла. Я хочу помочь, - я обожала Розали и ее способность оставаться спокойной в любой ситуации.
Не смотря на обильные слезы, я попыталась сделать свою речь, насколько это возможно, внятной.
-Эдвард написал мне песню. Такую красивую, такую романтичную.… Настолько романтичную. И мы чуть не поцеловались. Он этого хотел, и я этого хотела, но мы…нас прервали. А потом он извинился и убежал. Я спугнула его. Я испорчена и не стою его, и спугнула его.
Рыдания начались с новой силой, и я зарылась в объятия Розали. Но ее мягкое поглаживание не успокаивало меня, я была безутешна. Я только что потеряла единственного мужчину, к которому чувствовала любовь.
В комнате становилось жарче, и я теснее прижалась к Розали, она была приятной и холодной. Но от этого жар не ослабевал. Комната поплыла перед глазами, и мне становилось не по себе. Я ухватилась за рубашку Розали в надежде, что это удержит меня, и все перестанет вращаться.
-Комната…пусть она остановится.
Это вращение добиралось и до меня. В животе все скрутило, а я продолжала плакать.
-О чем ты, сестренка? Комната в полном порядке, - должно быть Эммет шутит. У меня было ощущение, что комната вращалась со скоростью миллион километров в секунду во всех направлениях.
К черту эти слезы. Я была так слаба, что не могла остановить их.
Комната странно накренилась, и я застонала.
-Роуз, пожалуйста, - молила я, - она вращается. Заставь ее остановиться.
-Я не знаю, о чем она говорит, - сказал Розали, обращаясь к своей семье. Я думала, что она на моей стороне. Я расплакалась сильнее, мне нужен кто-нибудь на моей стороне. Эдвард только что покинул меня, мне нужен кто-нибудь, чтобы сказать, что я не одна. Я не могла нормально дышать.
-Белла, можешь посмотреть на меня? – на этот раз это был другой голос, Карлайла. Я почувствовала на лице новые холодные прикосновения.
-Он ушел, - сказала я Карлайлу.
-Ш-ш, дорогая. Об Эдварде сейчас не беспокойся.
Комната накренилась еще сильнее, когда он произнес это имя. Я выпуталась из рук Розали, и, запинаясь, добралась до ближайшей ванной, упала на колени перед туалетом.
Слезы не прекращались. Можно подумать, что я должна была уже полностью истощиться. Мне не следовало позволять себе влюбляться в Эдварда, я едва его знала. Все шло слишком быстро, и, как и у других мужчин, его судьбой было причинить мне боль.
За мной в ванную зашли Карлайл и Розали.
-Ох, дорогая, - я почувствовала прикосновение влажной ткани к лицу и шее. Она была холодной, и очень приятной. – Она вся горит. Розали, можешь принести ей какую-нибудь прохладную одежду.
Карлайл снова обратил на меня свое внимание.
-Белла, я очень прошу тебя успокоиться, дорогая. Просто глубоко дыши, тебе станет легче.
-Мне больно, Карлайл. Он так сильно ранил меня, - я прислонилась к его плечу. Я была вымотана, эмоционально и физически.
-Я знаю, Белла, с этим мы разберемся позже. А пока, нам нужно, чтобы тебе стало легче. Как думаешь, ты сможешь выпить немного воды?
Я кивнула.
-Немного.
Карлайл отдал мне маленькую чашку, и я трясущимися руками поднесла ее к своим губам. Я сделала небольшой глоток, от чего мой желудок содрогнулся. Я отдала чашку обратно, все еще моля о том, чтобы слезы прекратились.
В комнату снова вошла Розали, держа новую одежду, надеюсь, это меня остудит. У меня было ощущение, что я сижу в горячей топке.
-Я оставлю вас, чтобы она переоделась, может ей станет комфортнее. Позови меня, когда закончите.
Розали мягко сняла мою грязную теплую одежду, и облачила меня в шорты и футболку. Так было намного лучше.
-Карлайл, - в ее голосе слышалась тревога. И причиной этому была я. Я попыталась поднять отяжелевшую руку к ее лицу, не хотела, чтобы она волновалась. Она заставила меня опустить руку.
-Ты будешь в порядке, Белла.
Розали повернулась к Карлайлу.
-Я готова убить Эдварда за то, что он сделал.
Я слышала, как вздохнул Карлайл.
-Не сейчас Розали, давай просто отнесем ее наверх.
Карлайл взял меня с холодного, покрытого плиткой пола ванной в свои холодные руки. Его руки мне нравились больше, чем пол, они были еще холоднее, но такие же твердые. Но совсем скоро меня опустили, как я предполагаю, на кровать Эдварда. Мою кровать, раз уж он никогда не спал.
Уплывая в сладкую темноту бессознательности, я слышала голоса моей семьи, за исключением одного, принадлежавшего тому, кто разбил мое сердце. Я сомневалась, что когда-нибудь смогу восстановиться.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

18:40 

Глава 12. Срочные новости
Белла

Эдвард уложил меня в кровать много часов назад, но я все еще не спала. Я не могла отключиться от своих мыслей, одни и те же слова прокручивались в моей голове. Вампир. Кровь. Клан.
Это была настолько нереально; то, что я считала правдой только в книгах, оказывалось реальностью. Я так должна была реагировать? Я чувствовала, что меня больше наполняют ощущения любопытства и недоверия, чем страха. Единственное, чего я боялась, так это никогда больше не увидеть Эдварда. Меня не волновала потенциальная опасность, в которую я попадала, оставаясь с Калленами, даже на короткое время. Если это означало, что я буду рядом с мужчиной, который заставляет меня снова чувствовать себя достойной, я с радостью воспользуюсь этим шансом. Я фыркнула, до чего омерзительно романтично.
Время, проведенное с Эдвардом на поляне, было невероятным, романтичным, идеальным. Он действительно был довольно прямолинеен в своих чувствах, но вместо того, чтобы напугать меня, только притянул ближе.
И вот теперь я лежала без сна в два часа ночи. Я хотела, чтобы этой ночью Эдвард остался со мной, по крайней мере, пока я усну, но он не стал. Он сказал, что это была не очень хорошая идея, по крайней мере, сегодня ночью. Теперь я была очень рада, что сегодня его не было со мной. Я вздохнула, мне следует попытаться уснуть.
В конце концов, спустя еще один час бесполезного блуждания мыслей, я заставила себя закрыть глаза и уснуть.

Эдвард

Я решил, что сегодня пойду охотиться. Время, проведенное с Беллой на поляне было пыткой, но и сладкой наградой тоже. Я гордился собой, моя сила воли была сильнее, чем я предполагал.
Я был уверен, что Белла все еще сомневалась по поводу того, что я сказал, и была сбита с толку. Как сильно она хотела поверить в это, но тот факт, что она выросла в практичном обществе, где вампиры бывают только в сказках, не давал ей поверить полностью. По крайней мере, она не боялась, сегодня на поляне она это мне доказала.
Я повел себя очень самоуверенно, открыто рассказав о своих чувствах. Я взял ее крохотную ладонь в свою руку, и ее кожа была такой мягкой, а кости такими хрупкими. Каждый раз, когда мы соприкасались, я чувствовал разряд тока, и небольшая часть меня оживала.
Когда я тщательнее думал об этом, отсутствие страха у Беллы не казалось таким уж удивительным. Она была храброй девушкой, мы все то знали. Она только что пережила суровое испытание в жизни.
Я уложил ее сегодня спать, крепко обернув одеялам, мысленно сожалея о том, что эти одеяла – не мои руки. Она просила меня остаться, но я не мог. Не сегодня. Не сегодня, когда она была настолько соблазнительной, а мне настолько нужна была кровь.
Я поцеловал ее в лоб на прощанье и попросил Розали присматривать за ней. Я знал, что Розали не позволит чему-нибудь случиться.

Белла

На мне лежал Джеймс. Откуда он взялся? Я сбежала, как он меня нашел? Я чувствовала его тошнотворное дыхание, когда он говорил, целуя мою шею отвратительно влажными губами. «Я скучал по тебе, Изабелла»
Он застонал мне на ухо, и я сильно вздрогнула, пытаясь избавиться от него. Где же Эдвард? Он нужен мне. Он нужен, чтобы защитить меня, снова спасти меня от Джеймса. «Эдвард! Прошу тебя! Ты мне нужен. Помоги!»
Джеймс сильнее навалился на меня. Я собиралась вновь закричать, но не могла. Рука Джеймса зажала мне рот. О боже. Пусть это прекратится. Пожалуйста. Не надо больше. Стоп. Стоп. «Изабелла. Изабелла. Изабелла. Изабелла. Белла. Белла!»
Я широко распахнула глаза, пытаясь увидеть, кто был рядом. Кто называл мое имя? Я чуть не разрыдалась от облегчения, когда увидела длинные белокурые волосы; Розали. Ее холодная рука на моем плече вернула меня к реальности.
Она выглядела обеспокоенной: «Белла, ты в безопасности. Что случилось?»
Я пыталась восстановить дыхание, сделать так, чтобы мои руки перестали трястись, но не могла, я не могла избавиться от ужасных картинок в голове.
-Где Эдвард? – мой голос был не громче шепота.
-Он на охоте, Белла. Я могу тебе помочь?
Эдвард ушел. Человек, из которого я черпала свою силу, ушел. Мне был нужен кто-нибудь, чтобы обнять меня, успокоить. Я бросилась на руки к Розали, как и у Эдварда они были холодные и твердые, но немного меньше. Но все же в них я почувствовала облегчение.
-Розали. О боже. Картинки. Запах. Голоса. Он был там. Джеймс был там. В моей голове. Я не могу избавиться от него. Он не отпускает меня.
Розали укачивала меня, успокаивающе гладя по спине.
-Он не может причинить тебя вреда, Белла. Он никогда больше не сможет. Ты в безопасности. Тебя защищает целая семья. Ш-ш.
Постепенно мои рыдания затихли, превратившись в всхлипы. Сердце продолжало яростно биться в груди. Я все еще ощущала ужас. Розали попыталась уложить меня обратно на кровать, но я еще крепче обняла ее за шею.
-Изабелла, ты…
Я прервала ее.
-Только не Изабелла. Пожалуйста. Он…он называл меня Изабеллой, там. Просто Белла, - мой голос был тверд и холоден. Я просто пыталась спастись от боли и страха.
-Конечно, Белла. Извини. Я всем скажу, чтобы знали, - она провела пальцами по моему
лбу.
-Я лишь пыталась сказать, что тебе следует попытаться еще поспать. Ты выглядишь измотанной, а сейчас только шесть часов утра.
-Я не могу. Я не могу снова закрыть глаза. Не сейчас. Там будет он.
Розали знала, что спорить бесполезно.
-Ну, хорошо. Но как только почувствуешь, что устала, то пойдешь вздремнуть. И не важно, чем занята ты, или что делаю я, если тебе нужно поговорить, пожалуйста, найди меня. Я всегда готова тебя выслушать.
-Спасибо, Розали, - она поцеловала меня в лоб. Думаю, я казалась ей младшей сестренкой, которой у нее никогда не было.
-Пойдем, отыщем, что тебе надеть сегодня. Уверена, что Элис хочет отвести тебя по магазинам сегодня, а это означает, что нам нужно найти что-нибудь удобное.
Розали рассмеялась, как звонкий колокольчик, и я присоединилась к ней. В конце концов, моей комфортной одеждой на день оказалась пара классических джинсов и легкий голубой свитер с длинными рукавами. Я уже забыла, что значит носить джинсы; в том месте нам разрешалось носить только форму и штаны. Это была приятная и долгожданная перемена.
-Можно я причешу тебе волосы, Белла?
Я кивнула, и терпеливо ждала, пока Розали расчесывала спутанные волосы. Когда она закончила, мои волосы сверкали, и снова выглядели здоровыми. Она творила чудеса. Я оглядела себя в зеркале. Лицо выглядело немного полнее, и не казалось таким бледным. Глаза стали ярче, наконец, я снова начинала выглядеть, как нормальный человек.
-Пора отвести тебя вниз. Думаю, Эсме готовит тебе завтрак.
Розали позволила мне идти самой – приятное изменение – но поддерживала меня за руку, чтобы удостовериться, что я не упаду. Бедро болело гораздо меньше, поэтому все было намного проще. Розали провела меня в просторную кухню и усадила за стол. В кухне пахло яичницей, беконом и апельсиновым соком. На сковороде уютно потрескивало масло, и где-то на заднем плане мягко звучали голоса дикторов из телевизора.
-Доброе утро, Белла. Любишь яичницу?
Я кивнула. Запах стоял изумительный. Я определенно съем столько, сколько смогу.
-Привет, Белла! Рада тебя видеть. Розали сказала тебе, что мы идем по магазинам? Не могу дождаться. Пора найти тебе какую-нибудь достойную одежду, - пропела Элис.
Я оглядела то, во что была одета и вспыхнула. Я думала, что одета более-менее, но, посмотрев на облачение Элис, поняла, что она привыкла одеваться, более изыскано.
Эсме поставила передо мной тарелку с яичницей, и я тут же набросилась на еду.
-Так вкусно!
-Спасибо. Мне редко выпадает шанс готовить для кого-то, кто ест. Я рада слышать, что не растеряла все свои навыки.
Я покончила с тарелкой за рекордное время. Я повернулась к Элис, чтобы спросить когда мы отправляемся, но ее глаза были покрыты пеленой. Я повернулась к Розали:
-Она в порядке?
Розали кивнула:
-Просто подожди.
Я поняла, что это должно быть видение. Эдвард упоминал, что у Джаспера и Элис есть дар. Он говорил, что Элис может видеть будущее, но, поскольку оно было основано на решениях людей, то было субъективным и могло меняться.
Элис медленно приходила в чувство и выдохнула, улыбаясь.
-Мальчики вернуться через полчаса. Давай их подождем, Белла, а потом пойдем. Уверена, Эдвард захочет отправиться с нами.
В этот момент на экране телевизора вспыхнула надпись Срочные новости, и я обратила все свое внимание на выпуск: «А теперь срочные новости: Власти начинают расследование дела о пропаже подростка. Вчера днем 17-летняя Изабелла Свон из штата Орегон была объявлена пропавшей своим отцом шефом полиции Чарли Своном. Если у вас имеется информация о местонахождении Изабеллы Свон, позвоните по горячей линии, номер телефона вы видите на экране».
Внизу экрана вспыхнул номер, а ведущие продолжили выпуск новостей. Но я не могла сконцентрироваться, от всей этой информации у меня кружилась голова.
Мой отец объявил о моей пропаже? Вчера? Прошло несколько недель! И он только теперь объявил об этом? Как будто ему не все равно, он просто не хотел, чтобы я кому-нибудь рассказала, что он избивал своего ребенка. Я повернулась к Эсме, не зная, что сказать.
-Не беспокойся, дорогая. Мы разберемся с этим. Мы не позволим Чарли найти тебя. Но, в данной ситуации, не думаю, что поход по магазинам - это хорошая идея. Если кто-нибудь вас увидит…
Ничего страшного. Я внезапно потеряла всякое желание покидать этот дом. Понимание того, что Чарли ищет меня, беспокоило меня.
Подошла Розали и, положив руку мне на плечо, прижала к своему холодному телу.
-Ох! – сказочный голос Элис прорвал напряжение в комнате. – У нас будут гости. Во время охоты мальчики наткнулись на Таню. Она решила вернуться вместе с ними и остановиться у нас.
Кто такая Таня? И почему она мне уже не нравилась? Может из-за выражения, появившегося на лице Розали, хотя я не была уверена.
-Кто такая Таня? – я явно почувствовала, как Розали сильнее сжала мое плечо.
-Она тоже вампир, как и мы. Она из клана на Аляске. Она давно знает Эдварда, думаю, можно сказать, что они были довольно близки. Но мы не часто встречаемся с их кланом.
Просто замечательно, как, будто я и так не достаточно резко оказалась в мире вампиров, так теперь я встречу еще одного. Я поднялась и взяла тарелку, чтобы помыть ее, но Эсме остановила меня.
-Я сама позабочусь об этом, дорогая. Почему бы тебе не пойти почитать одну из книг, что подобрал тебе Эдвард? Думаю, она на кофейном столике в той комнате.
Эдвард купил мне книги? Мне было любопытно узнать, что это было. Я прошла в главную комнату и увидела стопку книг. Я взяла их все и удобно устроилась на диване. Ух ты, Эдвард и, правда, слушал меня. У меня в руках были Грозовой перевал, Гордость и предубеждение, Разум и чувства, Джейн Эйр. Классика, именно то, что я упоминала. Я решила сначала прочитать Грозовой перевал. С тех пор, как я рассказала об этой книге Эдварду, мне очень хотелось перечитать ее. Я откинулась на подушки и погрузилась в книгу.
Я добралась только до страницы 75, когда услышала это, звук машины, смешанный с громкими голосами Эдварда, Джаспера, Карлайла и Эмметта и новым голосом, женским. Должно быть это Таня. Должна признать, мне было любопытно встретиться с ней, но я не хотела мешаться, и не хотела встречаться с новым вампиром. Только эта мысль заставляла меня оставаться на своем месте. Что, если она не умела так контролировать себя? Но тогда Эдвард никогда не позволил бы ей придти.
Все внутри свернулась от волнения. К моему удивлению через несколько секунд мое волнение ушло, и я почувствовала себя очень комфортно и спокойно. Я поморщилась. Должно быть мои эмоции сводили Джаспера с ума. Эдвард сказал, что Джаспер эмпат, он может чувствовать эмоции вокруг себя и манипулировать ими. Мысленно я сделал себе заметку извиниться перед ним – я не хотела, чтобы он злился на меня.
-Белла? – это был Эдвард. Я позволила ему подойти, подняв глаза, когда он вошел в комнату. Он улыбнулся, увидев, что я читаю купленные им книги. Я таяла, мне нравилось вызывать у него улыбку. Эдвард подошел и сел рядом.
-Я скучал по тебе. Рад, что ты нашла книги, нравятся?
Я энергично закивала.
-Я обожаю их. Спасибо.
Я хотела обнять его, но засомневалась, я слишком стеснялась. Я не знала, как он отреагирует. Конечно, мы разговаривали о наших чувствах, но никак их не проявляли. К тому же я не хотела причинить ему большую боль, искушая его своим прикосновением. Я знала, что ему сложно просто от того, что я рядом.
-Я почувствовала запах человека, и очень сильный. Кто это, Эдди?
Итак, это должно быть Таня. Она была красивой, высокой рыжеватой блондинкой. Я до сих пор не могла понять, почему она мне не нравится.
Эдвард как, будто оберегая меня, обнял за плечи. Казалось, его тоже не радует присутствие здесь Тани.
-Это Белла. Она какое-то время живет с нами. На самом деле, мы недавно предложили ей переехать к нам, и теперь она думает.
Таня рассмеялась.
-С чего вдруг человек захочет жить в доме, полном вампиров? По-моему, это немного странно? – она обернулась и пристально посмотрела на меня. – Ты ведь знаешь, что наша нормальная диета – это человеческая кровь, правда?
Могу поклясться, что слышала, как зарычал Эдвард. Но тут в комнату вошли, остальные Калены, и молча наблюдали за разговором Эдварда и Тани. Они казались напряженными.
-Она все знает, Таня. Она здесь по своей воле.
-О, Эдди, не злись на меня. Я всего лишь забочусь об ее интересах.
Да, точно.
-В который раз тебе повторяю. Не называй меня, Эдди.
Я оказывалась все в большем и большем замешательстве. Что же произошло между этими двоими? Точно могу сказать, что они были больше, чем просто знакомыми. Должно быть, Таня заметила мой смущенный вид.
-Вижу, что ты рассказал ей не совсем все, Эдди. Белла, Эдди и я были вместе. Если бы он не был таким джентльменом, сейчас мы были бы уже женаты, - она ухмыльнулась и хихикнула. Мне стало противно. Целью ее визита было попытаться завязать отношения с Эдвардом. Начать встречаться с ним. Я не знала, можно ли было употребить это слово. Вампиры встречаются? В любом случае, она пришла за Эдвардом. И это было плохо.
-Мое пожелание тебе, Белла, попытайся как можно быстрее найти себе другое место для жизни. Это для твоей же безопасности.
Она уже пыталась избавиться от меня. Интересно, она знала, что происходит между мной и Эдвардом. Казалось, что, по меньшей мере, она догадывалась. Но я не собиралась позволять ей так просто приходить и выгонять меня. Может она и вампир, но я пережила куда больше, чем она. Наконец, заговорила я.
-Знаешь, Таня, ты пришла, а я как раз собиралась сделать объявление.
Я повернулась к остальным Калленам, и взяла Эдварда за руку. Все взгляды повернулись ко мне, и я вспыхнула. Мне не нравилось быть в центре внимания, но я должна была это сделать.
-Я решила, что хочу принять ваше предложение, и остаться здесь на совсем.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

18:29 

[Глава 11]
Я даже не слышала, как Эдвард вышел в общий зал, потому что когда он появился прямо передо мной, я чуть не подпрыгнула на диване. Я смотрела, зачарованная, как его лицо осветилось улыбкой, и он рассмеялся. Серьезно, это было похоже на звон маленьких колокольчиков, танцующих по комнате.
-Извини. Я не хотел напугать тебя, - он сел на кофейный столик рядом с диваном и взял меня за руку. Пару мгновений я мысленно изучала ощущение его ладони, такой холодной и твердой, как и он сам.
Он продолжил.
-Мне нужно кое-что сказать тебе. Чувствуй себя свободно и отвечай честно. У нас с семьей только что было небольшое собрание относительно того, что будет с тобой.
О, вот, почему они устроили собрание. Обсуждалось мое будущее. Возможно, мне нужно быть готовой идти паковать чемоданы…если забыть о том, что у меня не было никаких чемоданов. Поэтому, полагаю, это было в переносном смысле. Но итог был все равно один.
-Я понимаю, Эдвард. Я уйду, как только…
-Белла, не думаю, что ты понимаешь. Мы подумали, что будет лучше, если ты останешься здесь. Правда, живи с нами, мы никогда не попросим тебя уехать. И если честно, Эсме очень взбудоражена перспективой обзавестись еще одной дочерью.
Они считали меня частью своей семьи? Я была тронута. Я буквально чувствовала, как мое сердце набухает от счастья. У меня закружилась голова, и если бы это было физически возможно, я бы соскочила с дивана. Я подняла взгляд, и посмотрела в темно желтые глаза Эдварда, в них светилась надежда.
-Оу, - я пыталась не расплакаться, но это был один из тех случаев, когда, несмотря на все усилия, я знала, что слез избежать не удастся.
-Но есть одна вещь, о которой ты должна узнать прежде, чем примешь свое решение.
Отлично, начинаются разные «но».
-Видишь ли, мы не совсем обычная семья, Белла. Мы вампиры. Клан, или семья вампиров. Но мы не пьем человеческую кровь, мы считаем себя вегетарианцами. Мы пьем кровь животных. Я понимаю, что ты сейчас напугана, и возможно переменишь свое решение. Но, пожалуйста, есть еще более важное уточнение - ты не должна никому говорить то, что я тебе только рассказал. Последствия могут быть…неописуемыми.
Я была ошеломлена. Эдвард пошутил? Я посмотрела в его глаза, и поняла, что это не так.
-Я тебя напугал?
-Нет. Мне не страшно. Я просто пытаюсь переварить информацию.
Мне, правда, не было страшно. То есть, теперь все начинало вставать на свои места. Их безумная красота, твердость тела Эдварда, холодность его кожи, тот факт, что он никогда не уставал, когда носил меня. Все подходило. Теперь все было ясно и настораживало. Не знаю, какое еще слово подобрать.
Я только что прошла через самое ужасное в своей жизни, и теперь меня приглашают жить в семью, которая, как я только что выяснила, не относится к человеческой расе. Это было слишком. Мне действительно необходимо было время, чтобы разобраться с мыслями.
-Я не знаю, что сказать. Я…Вау…
-Ты не обязана принимать решение прямо сейчас. Просто скажи, что подумаешь о том, чтобы остаться. Подумай об этом, хотя бы до тех пор, пока не восстановишься.
-Хорошо. Я, хм, подумаю об этом, - я почесала затылок. Что, черт возьми, только что произошло?
-Ты не представляешь, как я счастлив это услышать.
-И я тоже, Белла. Мы станем отличными друзьями.
Я даже не видела, как вошла Элис, она просто появилась возле дивана. Остальные члены семьи наполнили комнату, на лице каждого застыла улыбка. Думаю, они и правда хотели, чтобы я осталась. Мне все еще надо обдумать это.
Подошла Эсме и поцеловала меня в лоб.
-Мы не хотим давить на тебя, дорогая, но я очень надеюсь, что ты присоединишься к нашей семье.
Я улыбнулась ей. Надеюсь, она будет довольна любым из моих решений.

Эдвард
Меня так злило то, что я не мог услышать, что в тот момент происходило в голове у Беллы. Я так волновался, перед тем как предложить ей остаться в нашем доме. Хотя часть меня не была уверена, что это хорошая идея. Я хочу сказать, мы ведь были вампирами, монстрами. Мы может, живем иначе, но это не меняет саму суть. Я просто не хотел, чтобы произошел несчастный случай. Никто не смел, терять контроль или у нас будут большие проблемы.
И я, правда, думал, что она сразу скажет да. Но она не сказала. И не мог понять почему. По крайней мере, она нас не боялась. Оставалась надежда.
Это давало мне новую силу, новый запал. Я бы показал Белле, что значит жить с нами. Я не собирался показывать то, чего не было на самом деле. Мы семья, и вместе уже много-много лет. У нас бывают драки. Это неизбежно. Но мы добрые и любим, веселиться и искренне заботимся о людях.
Я хотел вывести Беллу на улицу. Ей нужен воздух и немного пространства, чтобы разобраться с мыслями. Я решил, что отличной идеей будет отвести ее в одно из моих любимых мест. Медленно, но уверенно, она позволяла мне увидеть истинную Беллу, и теперь пришла моя очередь поделиться с ней чем-то особенным.

Белла
Я оглядела семью, окружающую меня. Казалось, они так надеются, как будто и правда хотят, чтобы я присоединилась к их маленькой группе. Но я не могла прямо сейчас принять решение. Мне нужно было, наконец, подняться на ноги, и взвесить все варианты.
-Белла, если ты не против, я бы хотел вывести тебя из дома, чтобы ты глотнула свежего воздуха. Конечно, если Карлайл даст разрешение.
Мы оба посмотрели на белокурого человека…ладно, вампира.
-Только ненадолго, и следи, чтобы она не мерзла.
Я посмотрела, во что была одета – домашние брюки и футболка. А, учитывая, что мы были в Вашингтоне, на улице могло быть довольно холодно.
-Я сейчас вернусь, - Эдвард убежал, и убежал намного быстрее, чем я когда-либо видела в своей жизни, и через 30 секунд он уже снова стоял возле меня.
-Вау, надеюсь, я когда-нибудь к этому привыкну.
Эдвард ухмыльнулся и протянул мне толстовку. Его толстовку. Как романтично. Какой рыцарский поступок. Когда я одевала ее через голову, не без посторонней помощи, конечно, я вдохнула и на короткое мгновение я не чувствовала ничего, кроме Эдварда. Это было божественно. Надеюсь, он не ждал, что я верну ему толстовку назад; я намеревалась носить ее как можно дольше.
-Спасибо.
-Вам это понадобиться.
Элис отдала Эдварду два одеяла, одно из которых он обернул вокруг меня. И снова взял меня на руки.
-Эм, Эдвард. Куда мы направляемся?
-Я не могу тебе сказать. Иначе это перестанет быть сюрпризом.
Я захихикала, но тут же перестала, когда увидела, что мы прошли мимо машины.
-Мы идем пешком?
-Глупенькая, Белла. Ты не идешь пешком. Я иду, а ты поедешь у меня на руках. Хм, тебя обычно не укачивает?
-Не думаю, а что?
-Я побегу. Но это не займет много времени. Закрой глаза и устраивайся поудобнее. Я тебе скажу, когда мы доберемся.
Я сделал, как он сказал, прижалась к груди Эдварда, вдыхая его аромат. Как и все в нем, это так меня успокаивало. Мне казалось, что он плывет. Ветер трепал мои волосы, но меня не трясло. Это было такое странное ощущение, и я не хотела, чтобы оно когда-нибудь заканчивалось.
-Белла, можешь открыть глаза. Мы на месте.
Я не хотела, я хотела остаться в его мраморных руках навечно. Хотя, думаю, нужно открыть глаза. Я открыла, и была ошеломлена. Мы были на поляне. Прекрасной поляне, будто с картины. Она была такой безмятежной и умиротворяющей, что я сразу же поняла, почему это было любимым место Эдварда. Здесь можно было спокойно подумать, мы были в нескольких километрах от цивилизации.
-Эдвард. Спасибо тебе. Это место абсолютно великолепно. Спасибо, что поделился этим со мной.
Эдвард опустил меня на землю и, взяв запасное одеяло, расстелил его у подножия огромного дерева. Он снова поднял меня и положил прямо на это одеяло.
-Сюда я прихожу, когда хочу подумать или побыть один. Здесь никто меня не беспокоит. Я хотел, чтобы и у тебя было такое место, куда ты могла бы пойти, ну, куда я мог бы взять тебя, чтобы подумать, чтобы почувствовать свободу. Эта поляна очень-очень особенная. Мне нравится думать, что она волшебная. Здесь со мной происходят невероятные вещи. И теперь она принадлежит нам.
Мы лежали там, бог знает сколько времени. Просто разговаривали. Эдвард больше рассказал мне о своей семье. Как Карлайл обратил его. Как собрались вместе остальные члены семьи. Элис и Джаспер были женаты, две половинки, так же как Розали и Эммет. И, конечно же, Карлайл и Эсме тоже были мужем и женой.
Мне нравилось слушать, как он говорит. Да, то, что он говорил, было интересным, я хотела узнать как можно больше о семье, к которой возможно присоединюсь, но сам звук его голоса был таким успокаивающим. Все, что ни слетало с его губ, было прекрасно.
Я старалась и о себе рассказать тоже. Эдварду было любопытно. Но это было тяжело. Я не была уверена, что останусь, все происходило слишком внезапно. Но тем не менее было что-то, что я хотела узнать. Узнать, прежде чем еще что-либо расскажу Эдварду.
-Эдвард.
-Ммм?
Мы оба были так расслаблены, разглядывая затянутое облаками небо. Не закатное небо, потому что из-за облаков солнца было не видно, но от этого не менее, прекрасное.
-Мне нужно кое-что знать.
-Все, что захочешь, Белла.
В какой-то момент Эдвард взял меня за руку, и теперь держал ее, поглаживая тыльную сторону большим пальцем. Этот жест вызывал во мне трепет. Это было так неожиданно, и в то же время так приятно.
-Почему ты меня спас?
Эдвард перестал поглаживать мою руку, но вместо этого поднес к губам и нежно поцеловал. Он и, правда, настоящий джентльмен.
-Я постоянно ощущаю потребность защищать тебя. И когда я впервые увидел тебя в магазине, что-то потянуло меня к тебе. Я не мог остановиться. И я этому очень рад. Я никогда не испытывал подобного к кому бы то ни было. У меня было ощущение, что я уже знаю тебя, что нам нельзя расставаться. Я не знаю, что это, Белла.
Я молчала. Не знала, что сказать.
-Извини. Это было неуместно. Я не должен был этого говорить.
-Не извиняйся. Должна признаться, я испытывала…что-то странное к тебе тоже. Я не знаю, как понять, что чувствую. Или что с этим делать. Я совершенно сбита всем этим с толку.
Мне хотелось свернуться в клубок и заплакать. Я только что сказала самому прекрасному мужчине, что у меня к нему чувства. Я не смогла вовремя прикусить язык, и теперь все испортила. Я сказала ему правду, но ему она не нужна. Теперь он, наверное, подумает, что я сумасшедшая. Девочка, которой явно нужна консультация врача.
-Я всего лишь хочу узнать тебя лучше, Белла.
-Я бы тоже хотела узнать больше о тебе.
Мы сидели в тишине, переваривая слова, друг друга. Это был большой шаг. Хотя и очень неловкий. Куда нам двигаться дальше? Когда моя жизнь стала такой сложной? И что более важно, почему?
Солнце окончательно скрылось за горизонтом. Воздух стал холоднее, и я начина дрожать, несмотря на то, что была одета в толстовку и завернута в одеяло. Я не хотела уходить, еще нет.
-Ты замерзла. Нам пора возвращаться.
-Еще нет, прошу тебя. Я еще не хочу уходить. Здесь так спокойно.
Казалось, Эдвард решал, как поступить. Может я нравилась ему больше, чем я думала. Ему требовалось много времени, что набраться смелости сказать мне «нет».
Он нахмурился, заставляя меня рассмеяться. Я знала, что последует за этим.
-Хорошо. Еще пару минут. Не больше. Или Карлайл свернет мне голову.
Я резко села, и задохнулась от боли в ребрах.
-Оу. Не следовало этого делать.
-Белла! – Эдвард сел рядом. – Тебе не следовало этого делать.
-Я знаю, поэтому я только что это и сказала.
-Ты в порядке? Тебе не больно?
-Нет, я в порядке. Просто слишком быстро села. Извини. Но ты, правда, имел в виду, что Карлайл свернет тебе голову?
Эдвард склонил голову, улыбаясь.
-Да. Думаю, я не удачно подобрал слова. Я привык говорить такое в нашей семье. Видишь ли, сказать «он убьет меня» почти не имеет никакого смысла, потому что технически мы уже мертвы. Я не буду вдаваться в детали, но чтобы убить вампира надо быть немного более…сильным. Извини.
-Эдвард, пора прекратить это. Пора прекратить извиняться за все подряд! Это сводит меня с ума. Ты не сделал ничего плохого.
-Хорошо, хорошо. Но тебя пора отвести обратно. Ты замерзла и выглядишь измотанной.
На этот раз я не стала спорить. Он был прав. Я замерзла, и была вполне готова уснуть. Он помог мне подняться, свернул одеяло, на котором мы лежали. Я подняла руки, давая сигнал о том, что готова отправляться, вернуться в его прекрасные руки. Он улыбнулся мне. Прекрасной захватывающей дух улыбкой. Мне нравилось, что я могла сделать для него это.
-Как пожелаете, моя принцесса.
Я от всего сердца рассмеялась. Он взял меня на руки, и я снова уютно расположилась на его груди. Я могу к этому и привыкнуть.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

17:49 

Глава 10. Она ведь скажет да, правда?
Эдвард

Пока Белла принимала ванную, я воспользовался возможностью и отправился на охоту. Прошло довольно много времени, и пусть я обычно мог продержаться намного дольше, сейчас я не хотел рисковать. Я ловил оленей и вытягивал из них кровь до тех пор, пока от мысли о ней у меня не начинал выворачиваться желудок. Я поторопился назад, надеясь, что моя охота не заняла больше времени, чем купание Беллы.
Как только дом появился в поле моего зрения я начал слышать мысли моей семьи, и что-то было не так. Эсме составляла какой-то список. Розали пыталась вспомнить названия всех цветов лака в ее коллекции, я считал это бесполезным набором вещей. Элис думала о Джаспере и как сегодня вечером…уоу. Я не хотел ни видеть, ни слышать это. И, конечно же, я даже не рассматривал возможность проникнуть в сознание Джаспера. Одного раза мне хватило, спасибо. И тут меня как ударило. Вся это скрытность мыслей могла означать только одно.
-Что с Беллой? – мое тело было напряжено, и я едва мог контролировать свои движения.
-Эдвард, все в порядке. Она отдыхает наверху.
Я был уверен, что Эсме что-то не договаривает. Из глубины моей груди раздалось рычание.
-Так что тогда все скрывают?
-Эдвард Каллен! Ты не смеешь на меня рычать.
Все мы четверо были ошеломлены вспышкой Эсме. Она редко повышала голос, но если это происходило, значит, имелась действительно важная причина. И она была права. На нее нельзя было рычать. Но дело в том, что при одной только мысли о том, что Белле могут нанести вред или с ней что-то случилось, я переставал себя контролировать. Моим основным, моим единственным инстинктом было защищать ее.
-Ты права Эсме. Я прошу прощения, пожалуйста, извини меня.
-Все в порядке, Эдвард. Мы все понимаем, как сильно ты заботишься о Белле, но постарайся расслабиться немного. Здесь она в безопасности, - я кивнул и провел рукой по волосам.
-Кто-нибудь может все же, пожалуйста, сказать мне, что вы скрываете? Это только вопрос времени, когда кто-нибудь из вас потеряет бдительность, поэтому в этой затее нет никакого смысла.
Розали сделала шаг вперед. Что она могла прятать от меня? Она что-то сотворила с моей машиной? Если бы было так, она бы не выглядела такой взволнованной; она была лучшим механиком среди нас.
-Эдвард. Не надо так бурно реагировать. Просто выслушай, что я скажу. Я сегодня разговаривала с Беллой. Я помогала ей принять ванную.
У меня отпала челюсть. Розали питала отвращение к людям. Помощь Белле от нее я ожидал в последнюю очередь.
-Розали, что ты ей сказала?
Надо признать, мне стало любопытно. Должно быть, у нее были для этого причины.
-Эдвард, ты так же хорошо, как и я знаешь, что у нас с Беллой есть кое-что общее. И я хотела этим с ней поделиться, дать ей понять, что понимаю ее чувства. Я здесь ради нее. Ей нужно было знать, что она не одинока.
Я был поражен. Розали была моей сестрой, и да, я любил ее. Но я бы никогда не подумал, что она может совершить подобное, это на нее не, похоже. Я не знал, что сказать.
-Мм…спасибо, Розали. Уверен, Белла это оценила. Слушай, а мы можем провести семейное собрание, когда Карлайл вернется домой? Нам нужно обсудить, что будет с Беллой, когда она немного восстановится.
-Хорошая идея, Эдвард. Я позвоню Карлайлу немного позже и сообщу ему. Почему бы тебе не пойти к Белле? Уверена, она скоро проснется.
Я медленно поднялся по лестнице, пытаясь собраться с мыслями. Прежде чем войти, я прислушался, были ли хоть малейшие звуки за дверью. Белла крепко спала, свернувшись калачиком на кровати, даже не накрывшись одеялом. Такая молодая, такая невинная. После ванной ее запах капского ландыша стал еще сильнее. Несмотря на то, что я только что вернулся с охоты, яд тут же заполнил рот, и я сглотнул. Остановись, Эдвард.
Я занял свой пост на том же стуле, на котором сидел раньше. Я не хотел вторгаться в личное пространство Беллы. Чтобы быть рядом я хотел получить ее разрешение. Мне нравилось быть рядом. Я мог бы вечно держать ее в своих объятьях и никогда бы не устал. Теперь я буду сидеть, и ждать, пока она проснется.

Белла

Открывая глаза, я снова почувствовала себя в незнакомом месте. Все же, незнакомым на самом деле назвать его уже нельзя. Это была та же комната, что и раньше. За исключением того, что на этот раз я проснулась, чувствуя себя еще лучше, чем раньше. И чище. Было так приятно снова ощущать чистоту. Мне очень здесь нравилось, в доме Каленов. Все было так мило, я была в безопасности, и здесь были люди, которым и, правда, было не безразлично то, что со мной произошло. Но как долго это могло продолжаться? Как скоро они от меня устанут и отправят своей дорогой? И куда мне тогда идти? Обратно к Чарли? Определенно нет. Он убьет меня, если только снова увидит. Думаю, это означает, что мне придется пойти своим путем. Может мне удастся найти место, чтобы остановиться, где-нибудь неподалеку отсюда. Мне бы хотелось оставаться на связи с Эдвардом. Хотя, может быть они этого не захотят. Я не могла остановить все эти сомнения в своей голове.
-Хорошо поспала? – Эдвард снова сидел на стуле. Я только сейчас подумала: если я в его кровати, то где спит он? Я вытеснила его из собственной комнаты. Мне правда стоит постараться уехать отсюда, как можно быстрее.
-Да. Я чувствую себя намного лучше. Эдвард, почему бы вам не поместить меня в другом месте? Я практически выжила тебя из комнаты, из твоей комнаты! Правда, вы могли бы просто дать мне одеяла и подушку, и я бы хорошо разместилась на полу.
Эдвард поднялся и подошел к кровати.
-Можно присесть?
Я кивнула.
-Не говори глупости. Мы не могли позволить тебе спать на полу, ты ранена. И ты даже не знаешь, насколько правдивы будут мои слова, если я скажу, что это не доставляет мне неудобств.
-Ну, если ты уверен.
Слева я разглядела большую стеклянную дверь. Была ночь.
-Эдвард, как ты думаешь, я могу ненадолго выбраться из постели? У меня такое чувство, что мои мышцы совсем ссохлись.
Мы оба рассмеялись над моим замечанием.
-Если ты этого хочешь, то я уверен, что все, то есть мой брат Эммет, будут рады с тобой встретится. Он только что вернулся из похода.
Поход. Кажется, семье Каленов очень нравились походы. Я уже несколько раз слышала упоминание о них.
-Это было бы замечательно.
-Не против, если я отнесу тебя вниз? Это будет намного быстрее и причинит тебе намного меньше боли.
Мое сердце на мгновение перестало биться. Эдвард предлагал, нет, говорил, что хочет нести меня. Конечно, я позволю ему. Он был как тот рыцарь в сверкающих доспехах, о котором мечтает каждая девочка.
Слова застряли в горле, но я как-то смогла выдавить из себя согласие: «Хршо».
Эдвард аккуратно просунул руки под мои исхудавшие ноги и под спину. Я напряглась, когда он поднимал меня с кровати, но тут же расслабилась. И снова я чувствовала лишь невероятное ощущение безопасности в его сильных холодных жестких руках. Я даже позволила себе роскошь и положила голову на его твердую, как мрамор, грудь. Я до сих пор не могла понять, как человек может быть настолько твердым. Я имею в виду, он не выглядел как мужчина, проводящий часы в спортзале. Но он был таким…несгибаемым.
Я закрыла глаза, пока Эдвард скользил по коридору к лестнице. Теперь осталось представить себя красивой, здоровой девушкой. Не каким-нибудь инвалидом, который ничего не может сделать сам. Не испорти момент, Белла. Прежде чем я успела помечтать, меня посадили на диван и обложили подушками. Я открыла глаза, мы были в семейном зале.
Я хихикнула.
-Я не ребенок, Эдвард. Не думаю, что скачусь с дивана.
Он одарил меня своей кривоватой улыбкой. Боже, я люблю это лицо.
-Я знаю это, Белла. Просто не хочу, чтобы ты ушиблась. В конце концов, ты сама сказала, что бываешь неуклюжей.
Я вспыхнула. Я забыла, что рассказала им это. Упс.
-Хах, думаю я, и правда это сказала. Напомни мне, чтобы я никогда больше такого не говорила. Что теперь собираешься делать? Завернешь меня в упаковку для бьющихся материалов?
-Не беспокойся. Я так далеко не зайду... до тех пор, пока не появится необходимость. И насколько же ты неуклюжая, Белла?
-К счастью, не так все плохо, - я робко ухмыльнулась. Ладно, пора сменить тему разговора. Я только собралась чем-нибудь поддразнить Эдварда, как в комнату ввалился огромный зверь и остановился прямо возле меня.
Эдвард покачал головой и подавил улыбку.
-Белла, мне стыдно говорить, но это мой сумасшедший брат Эммет. Эммет, это очаровательная Белла.
Я чуть не упала в обморок. Эдвард назвал меня очаровательной. В глазах Эдварда я была очаровательной. Я не могла перестать повторять это слово. Очаровательная. Очаровательная. Ах, да, Эммет. Точно. Я протянула руку.
-Привет, Эммет. Приятно познакомиться.
-Взаимно. Ты такая же милая, как рассказывал Эдвард. И такая же приятная, как описывала тебя Элис. И такая же…
-Эммет. Думаю, мы поняли, спасибо тебе за это, - я не могла не рассмеяться. Мне нравилось наблюдать, как Эдвард общался со своими братьями и сестрами. Он казался таким нежным и спокойным рядом со мной, но он совершенно менялся рядом с ними. В нем проявлялись какие-то детские черты. Мне нравилось открывать в нем новое. Я могла бы изучать его целый день.
-О, Эдвард. Только что пришел Карлайл. Они с Эсме хотели видеть нас в столовой, - Эммет обернулся ко мне. – Извини, что помешал, Белла. Это займет всего пару минут.
-Никаких проблем. Я в порядке.
-Уверена? Думаю, что мы можем собраться и позже или…
Я перебила его.
-Эдвард, правда. Иди. Эммет же сказал, что это недолго.
-Хорошо. Но вот тебе, на случай, если вдруг станет скучно, пульт от телевизора, пользуйся, как у себя дома. И позови меня, если что-то понадобиться. Я скоро вернусь, обещаю.

Он наклонился вперед, его лицо было так близко от моего. Так близко, что я почувствовала его холодное дыхание. Я инстинктивно подалась вперед в этот холод, мое сердце яростно билось.
-Эм…они должны быть уже ждут меня. Я…, мне пора.
-Да, - затаив дыхание, прошептала я. Я смотрела, как Эдвард и Эммет уходят. О. Боже. Эдвард меня чуть не поцеловал? Его прекрасные губы были так близки от меня. Так близки! Я почти позволила ему это сделать. Вау. Жаль, что он остановился. Какой соблазн.
К тому же он сказал Эммету, что я милая! А Элис сказала ему, что я приятная. Я шлепнула себя ладонью по лбу. Уоу. Это было невероятно.

Эдвард

Мы с семьей собрались вокруг стола в столовой…снова. И, как и в последний раз, именно я созвал их здесь. Я не хотел, чтобы это продлилось вечно, я оставил свою прелесть, свою хрупкую Беллу в другой комнате. Я улыбнулся, вновь проигрывая в голове то, как она шутила со мной. Было так чудесно видеть ее улыбку. От этого улыбался и я. Это заставляло меня верить, что она излечится не только внешне, но и внутренне.
-Итак, Эдвард, что ты хотел с нами обсудить.
Я посмотрел в изголовье стола, где сидел Карлайл.
-Думаю, нам нужно решить, что будет с Беллой, когда она поправится.
Несколько мгновений все молчали.
-Мы определенно не может отослать ее обратно к отцу. Это будет ее смертным приговором.
-Конечно, Эсме. И я беспокоюсь, что Миша и другие могут придти за ней. Я беспокоюсь за ее безопасность.
Карлайл сделал глубокий ненужный вдох и присоединился к обсуждению.
-Это сложно, Эдвард. Из-за нашего вмешательства мы не можем отвести ее в полицию и сообщить о произошедшем. А полиция единственная может обеспечить ее безопасность.
-Верно. Именно поэтому я подумал, что она может остаться с нами, - я прошептал последнюю часть. Было сложно признаться семье, что я хотел, чтобы с нами жила человеческая девочка. Но мне нужно было сделать все в моих силах, чтобы защитить ее от прошлого, а если она будет рядом, мне будет проще. Хотя где-то в глубине я понимал, что это лишь отговорка. На самом деле я хотел, чтобы она осталась просто чтобы быть рядом со мной, а я бы был рядом с ней.
-Я согласна с Эдвардом, - Розали снова удивила меня. Но узнав о их разговоре с Беллой, я был не так удивлен. Казалось, она искренне пыталась наладить отношения с Беллой, и инстинктивно я чувствовал, что Розали многое сделает для Беллы. На нее можно положиться.
-Итак, что думают остальные по этому поводу? – Карлайл обвел взглядом стол.
-Я бы сказал, пусть остается. – Обожаю Эммета.
-Я буду рада, если она будет с нами.
-Я мог бы помогать ей с эмоциями, особенно когда поблизости нет Розали.
-Ты же знаешь, Карлайл, что я уже ее люблю.
Моя семья высказалась. И теперь все мы ждали мнения Карлайла. Хотя технически он не был нашим отцом, он был «отцом» нашего клана, и мы так к нему и относились. Мы с ликованием наблюдали за тем, как он пытается скрыть улыбку:
-Тогда, полагаю, у нас появился новый член семьи.
Я чуть не подпрыгнул и не закричал прямо там. У меня невероятная семья. Как быстро все почувствовали любовь к Белле. А затем предложили место для жизни, где она будет в безопасности, где ее защитят. Они были такие бескорыстные, и за это я любил их еще больше.
-Подождите, - заговорил Джаспер. – А что делать с тем, что мы не совсем люди? Она не знает. Скажем ей? Если она живет с нами, будет довольно сложно это скрыть.
-Эдвард, насколько ей можно доверять?
-Карлайл, я могу со всей уверенностью заявить, что Белла не проговорится ни единой живой душе. Ты же знаешь, как сложно мне было убедить ее рассказать о случившемся с ней? Я так просил, чтобы она рассказала мне еще в магазине, но она молчала. Я бы доверил ей свою жизнь. Я ручаюсь за нее.
-Хорошо. Думаю, мы предложим ей остаться, а потом расскажем о нашей…жизни.
-Как вы думаете, я могу пойти сказать ей о нашем предложении? Уверен, она волнуется о том, что с ней будет.
-Иди. Но не заставляй ее делать то, чего она не хочет. Я хочу, чтобы это был только ее выбор. Возможно, она этого не захочет. Будь помягче.
Даже на этих, далеко не позитивных словах, Карлайл улыбался. Думаю, он был рад перспективе появления в семье еще одной дочери.
Не знаю, почему я так волновался, но если бы у меня было живое сердце, оно бы билось с невероятной скоростью, когда я возвращался к Белле. Она должна сказать да. Я имею в виду, она выглядела такой счастливой здесь. Куда еще ей идти? Возможно, у нее где-то еще есть семья, и она собиралась к ним. Сомнения крепли в моей голове. Она ведь скажет да, правда?

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

11:29 

[Глава 9]
Свет пробивался сквозь мои веки, и я застонала. Никакого света. Я так устала. Мне хотелось проспать еще неделю. Но мой разум теперь очнулся. Думаю, пора встретиться лицом к лицу с миром. Сон был отличным перерывом от встречи с жизнью. Я потянулась, пытаясь успокоить, мои ноющие мышцы и открыла глаза. Голову наполнили события прошлой ночи. Карлайл, Эсме. Эдвард. Видимо это объясняет, почему я на большой удобной кровати, а не в больнице. Даже после смерти мамы, я боялась больниц.
-Доброе утро, соня, - на стуле у моей кровати, улыбаясь, сидел Эдвард с книгой на коленях.
-Привет. Который час? – Эдвард посмотрел на часы:
-Около часа дня. Ты спала целый день. Как чувствуешь себя?
Я мысленно обследовала себя. На самом деле я чувствовала себя лучше.
-Вау, мм. Действительно лучше.
-Карлайл будет рад это слышать.
Карлайл? А что Эдвард? Он не был рад слышать это? Уоу. Мне, правда, пора остановиться. Из того что я знала, у Эдварда должна быть девушка. Хочу сказать, посмотрите на него. Он красив. Как у него могло не быть девушки?
-Ты что-нибудь помнишь из прошлой ночи?
Я кивнула. К сожалению, я помнила. Я абсолютно расклеилась перед этими тремя, лучшими в мире людьми.
-Думаю, это означает, что я у тебя дома?
Эдвард ухмыльнулся.
-Ага. А если точнее, то в моей комнате.
О. Вау. Я в его комнате. В его кровати?! Я вспыхнула. Черт, Белла. Возьми себя в руки! Я огляделась. Много книг, почти повсюду. И самая большая коллекция дисков, что я видела в жизни. Интересно.
Прежде чем я успела сказать что-нибудь, за что мне было бы стыдно, в комнату вошел Карлайл. Спасенная великолепным доктором.
-Привет, Белла. Прекрасно, наконец, видеть тебя в сознании. Как чувствуешь себя?
Он вызывал такое доверие, казался таким добрым и заботливым. Я не могла не улыбнуться ему.
-Намного лучше. Все еще немного болит, но есть улучшения.
-Рад это слышать. Я схожу за обезболивающим. Ты голодна? Тебе нужно постараться поесть. Может немного бульона и большой стакан воды?
Как только с языка Карлайла сорвалось слово «суп», мой желудок заурчал. Я вспыхнула и рассмеялась над собой.
-Думаю, это ответ на ваш вопрос.
-Великолепно. Эсме как раз сейчас готовит бульон. Я скоро вернусь.
Карлайл ушел, и комнату наполнила приятная тишина. Эдвард все еще сидел на стуле, но не читал, а пристально смотрел на меня.
-Эдвард…
-Да, Белла? – он передвинулся на стуле, как, будто не дал себе подойти.
-Я просто хотела сказать…спасибо. Правда, спасибо. Ты спас мне жизнь, и если бы не ты, сейчас я была бы уже мертва. Или близко к тому. Жаль, что я не могу сказать или сделать большего. Единственное, что я могу, это выразить свою крайнюю признательность. Поэтому спасибо тебе.
Я отогнала слезы. Не время терять контроль над эмоциями, Белла.
-Тебе не нужно благодарить меня, - Эдвард поднялся и подошел к кровати, садясь подле меня. Наконец-то. Мне не нравилось, что он был так далеко от меня.
-Для тебя, Белла, я бы сделал все что угодно. Я так рад, что ты мне позвонила. Я знаю, это отняло много сил. Я горжусь тобой.
Мое сердце встрепенулось в груди. Он бы сделал все, что угодно? Он что, переодетый Ромео? Или господь смеется надо мной? Или Эдвард издевается надо мной?
Эдвард
Я представил, как все задрожало в моем холодном сильном теле, когда глаза Беллы открылись. Она проснулась, это хороший знак. Она спала весь день. Я знал, сон – лучшее лекарство, и он ей нужен, но я не переставал волноваться за нее. Я ни на секунду не отходил от нее. Даже пропустил охоту. Охота…да. Скоро мне придется уйти, чтобы решить эту проблему. Я не мог позволить себе испытывать жажду рядом с ней, я не хотел испытывать судьбу.
Белла выглядела очаровательно, лежа закутанная в кровати, волосы растрепаны, а щеки пылают от теплых одеял.
-Доброе утро, соня.
На мгновение Белла казалась ошеломленной, но быстро пришла в себя. Что бы я отдал, лишь бы слышать сейчас ее мысли.
-Привет. Который час?
Я взглянул на часы, прекрасно зная, сколько времени.
-Около часа дня. Ты спала целый день. Как чувствуешь себя?
Я надеялся, что ее ответ будет положительным, и что сон действительно начал залечивать ее раны. Я наблюдал за тем, как на ее лице появилась маска концентрированности, как, будто она мысленно пыталась отличить одну часть тела от другой. Как ее лицо дразнило меня. На нем отражалась лишь не значительная часть того, что на самом деле происходило в ее непроницаемой голове.
-Вау, мм. Действительно лучше.
Я задрожал от радости.
-Карлайл будет рад это слышать.
Я заметил, как ее лицо немного погрустнело, она выглядела почти…грустной. Я что-то не так сказал? Ей не нравился Карлайл? Я решил не зацикливаться на этом; я не хотел, чтобы она чувствовала себя неуютно.
-Ты что-нибудь помнишь из прошлой ночи?
Она кивнула.
-Думаю, это означает, что я у тебя дома?
Я улыбнулся. Я не мог дождаться, когда смотрю показать ей дом, и познакомит с остальной семьей.
-Ага. А если точнее, то в моей комнате.
Она казалась изумленной. Она что, раньше никогда не была в комнате молодого человека? Где еще мы могли ее разместить по ее мнению? Самые близкие отношения у нее были со мной. Я наблюдал за тем, как она совладала с собой и оглядела мою комнату. Это была не самая чистая комната, но здесь было уютно, и здесь было все, что я любил. Особенно теперь, когда тут была Белла.
Я услышал Карлайла еще до того, как он открыл дверь. Отлично, он проверит Беллу. Я бы никогда не доверился своим медицинским степеням, когда речь шла о Белле. Она была слишком важна для меня. Я молча слушал, как разговаривали Белла и Карлайл. Карлайл казался довольным прогрессом и заикнулся о том, что пора ей и поесть. Я подавил смешок, когда услышал, как откликнулся на это желудок Беллы. Я и забыл, какими забавными могут быть люди. Карлайл ушел, чтобы принести бульон и обезболивающее, оставляя нас с Беллой в умиротворяющей и удивительно уютной тишине.
-Эдвард…
Я чуть не вскочил со стула и не побежал к ней, но остановил себя. Я не хотел посягать на какие-либо границы. Что она собиралась сказать?
-Да, Белла? – она робко разглядывала свои руки. Она стеснялась?
-Я просто хотела сказать…спасибо. Правда, спасибо. Ты спас мне жизнь, и если бы не ты, сейчас я была бы уже мертва. Или близко к тому. Жаль, что я не могу сказать или сделать большего. Единственное, что я могу, это выразить свою крайнюю признательность. Поэтому спасибо тебе.
Казалось, она затаила дыхание. Уверен, что ей потребовалось много храбрости, чтобы поблагодарить меня так, как это сделала она.
-Тебе не нужно благодарить меня.
На этот раз я не смог себя остановить. Я подошел и сел на кровать рядом с ней. Я проследил за ее реакцией, прежде чем продолжить. Я не хотел, чтобы из-за моего присутствия ей было неловко. Казалось, она была в порядке.
-Для тебя, Белла, я бы сделал все что угодно. Я так рад, что ты мне позвонила. Я знаю, это отняло много сил. Я горжусь тобой.
Я искренне надеялся, что она понимала, что я имею в виду, и на самом деле я ждал дня, когда смог бы доказать ей это.
-Белла.
-Ммм? – лениво ответила она. Кажется, ей было все уютнее со мной.
-Расскажи мне о себе.
Белла
Эдвард хотел знать обо мне больше? Что я могла сказать ему, что заинтересовало бы его?
-Что, например?
-Все, что угодно. Хотел бы узнать тебя лучше.
-Ну, мм. Мне 17. Я была на первом году в старшей школе, когда…убежала из дома. Мне нравится читать. Одна из моих любимых книг - «Грозовой перевал». Это классика. Я единственный ребенок в семье. Я невероятно неуклюжа, поэтому несчастные случаи со мной неизбежны.
Я ухмыльнулась. Я сама иногда не верила, насколько неуклюжей могу быть.
Желудок снова заурчал, и как по часам вошел Карлайл с бульоном в руках.
-Только с плиты, - с такой улыбкой он мог быть фотомоделью. Карлайл поставил поднос на стол возле кровати.
-Теперь, Белла, прежде чем переходить к обеду, позволь мне кое-что тебе объяснить. Твоя рука сломана, очевидно, поэтому она в гипсе. У тебя повреждены несколько ребер, поэтому сейчас они перевязаны, но относись к этому спокойнее, ты на пути к выздоровлению. Что касается твоего бедра, перелома нет, только очень сильный ушиб. Пару недель ты будешь чувствовать боль, пока оно полностью не заживет, но опять же не торопись. Не пытайся много двигаться. Постельный режим – лучшее лекарство. Сегодня в больнице у меня ночная смена, но если что-то нужно, звони.
Я кивнула.
-Мм, доктор Каллен, а мне можно будет немного умыться? Сходить в душ и тому подобное?
-Пожалуйста, зови меня Карлайл. И да, конечно. Когда закончишь с обедом, Эсме поможет тебе с ванной. И попытайся съесть, сколько только сможешь. Это сложно, но необходимо. И не забудь принять анальгин.
Я поблагодарила Карлайла, он ушел, а я обернулась, чтобы взять со стола суп. Но его там не оказалось. Он был в руках Эдварда. Когда это случилось?
-Позволь тебе помочь, Белла. Не думаю, что кушать одной рукой очень удобно.
-Думаю, ты прав.
Эдвард собирался меня кормить или что? Он поднес полную ложку к моим губам и я, причмокивая, проглотила теплую жидкость, наслаждаясь тем, как она скользнула по моему горлу.
-Вкусно.
Эдвард улыбнулся.
-Это нужно сказать Эсме.
Я чувствовала себя такой балованной. Рядом со мной сидел прекрасный мужчина и кормил меня с ложечки.
-Итак, Эдвард. Теперь твоя очередь. Расскажи о себе, - я хотела знать о нем все, каждую деталь.
Эдвард хохотнул, у прекрасных глаз появились морщинки.
-Как ты должно быть заметила, я не единственный ребенок в семье. Мне тоже 17, и у меня есть довольно большая коллекция дисков. Я люблю музыку, и честно говоря, играю на пианино.
Он сказал почти все то, что я уже и так знала, но, думаю, придется принять это. Достаточно…на сейчас.
Я съела около половины тарелки бульона, когда мне пришлось оттолкнуть Эдварда. Мой желудок готов был взорваться, а я была готова для водных процедур.
-Больше не надо, Эдвард. Я не могу, иначе все просто выйдет обратно.
Он уступил.
-Хорошо, хорошо. Мы еще над этим поработаем. Позвать Эсме, чтоб она помогла тебе принять ванную?
-Было бы здорово.
Я уверена, что Эдвард неохотно покидал свое место, и по правде говоря, я тоже не испытывала по этому поводу счастья, но мне очень, очень нужно было помыться. Эдвард поднял меня и посадил на крышку туалета в ванной, которая была по ту сторону коридора. Хотя это длилось всего несколько мгновений, я наслаждалась тем, что была на руках у Эдварда. Думаю, это мое любимое месторасположение.
-Сиди хорошо.
Он закрыл за собой дверь, и я стала в тишине ждать Эсме.
Раздался стук в дверь. Им вовсе не нужно стучаться, ведь они в своей доме, мне стало не по себе.
-Эм...входите.
Внутрь вошла прекрасная девушка, на самом деле самая прекрасная из тех, что я видела в своей жизни. Ничто не могло соперничать с ее длинными белокурыми волосами, изящными чертами и элегантной фигурой. Это была не Эсме. Что происходит?
-Привет, Белла. Я Розали. Другая сестра Эдварда. Я спросила Эсме, могу ли тебе помочь. Мне очень хотелось поговорить с тобой. Может остальные думают иначе, но я не испытываю к тебе ненависти. Правда, мне нужно время, чтобы привыкнуть к…людям, но это не по теме. Мы с тобой очень похожи. Видишь ли, я приемная дочь. Карлайл и Эсме всех нас усыновили. Но удочеряя меня, Карлайл и Эсме на самом деле спасли меня. Мое прошлое не такое хорошее. Меня изнасиловал…мой бывший парень. Как и тебя, меня заставляли быть с разными мужчинами. И я выжила. И я хочу помочь выжить тебе. Просто хочу, чтобы ты знала, что здесь есть кто-то, кто понимает, через что ты прошла. Если когда-нибудь захочешь поговорить, я рядом.
Я была поражена. Совершенно незнакомый человек полностью открылся мне. Я не знала, что сказать. Мне просто хотелось обнять ее, сказать ей, что все будет хорошо. Я всхлипнула. Этого можно было ожидать.
-Извини, Белла. Я не хотела тебя расстроить. Я пойду, приведу Эс…
-Нет!
Слова получились немного резче, чем я ожидала.
-Я имею в виду, то, что ты сейчас сказала, правда очень много значит. Иметь кого-то, кто меня понимает. Просто... спасибо. Заранее, за то, что ты со мной. И я бы хотела, чтобы ты мне помогла.
Я заставила Розали улыбнуться, и она похлопала меня по колену.
-Конечно.
Она помогла мне встать и сняла с меня грязное платье. Была так приятно избавиться от этой омерзительной вещи. Она помогла мне забраться в ванную, и я с облегчением вздохнула, когда теплая вода забила по моей коже. Казалось, я не принимала горячую ванну уже целую вечность. Розали взяла ковш и начала лить теплую воду мне на голову, мягко вспенивая мыло в волосах. Я могла бы сидеть так вечно, но даже слишком быстро, все закончилось, и Розали уже помогала мне выйти из ванной и одеться в чистую одежду. Насколько крепко могла, я обняла Розали:
-Спасибо.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

11:46 

Глава 8.
Я не могла перестать плакать. Вся моя злость и печаль, что я так долго сдерживала, выходили с этими слезами. Это не значит, что я перестала злиться, во мне все еще было много желчи. Через несколько минут Эдвард взял меня на руки, и с нежностью понес оттуда. Боже, мне было холодно. На мне было одно только белое платьице, и хотя я была более чем благодарна за то, что была в руках Эдварда…но они были холодными.
В какой-то момент меня стало так трясти, что уверена, Эдвард это заметил.
-Не беспокойся, в машине у нас есть одеяла. Мы тебя согреем.
Я подняла глаза и увидела улыбающееся мне лицо Эдварда. Но еще я видела беспокойство в его глазах. И злость. Он злился на меня? Неужели он думал так же, как и я, что виной всему была моя глупость. Я попыталась отбросить эти мысли и уткнулась лицом в грудь Эдварда.
Мы остановились, и я почувствовала, что меня положили на сидение с подушками, вокруг меня кружил теплый воздух. Я открыла глаза и позволила Эдварду отпустить меня. Тепло и уют одеял были хороши, столько времени прошло с тех пор, как я последний раз чувствовала настоящую теплоту. Я сидела, укутавшись в одеяла, чувствуя себя до странного спокойной и умиротворенной.
В тот момент, когда я почувствовала под собой движение машины, я вдруг заметила, что Элис смотрит на меня, хочу сказать, именно смотрит на меня, исследуя каждый синяк, не упуская ни одного изъяна. Я вздрогнула при мысли о том, как плохо я должно быть выгляжу. Мы наехали на кочку, от чего я подскочила на своем сидении и опустилась прямо на свое запястье. Я зашипела от боли и услышала, как Элис что-то пробормотала Эдварду.
надеюсь, она просила его сбросить скорость.
Мужчина на переднем сидении обернулся и улыбнулся мне.
-Извини, Белла. Просто Эдвард немного торопится добраться домой.
-Домой?
Пора подумать об этом. Я была так занята тем, чтобы выбраться оттуда, что совсем не подумала о том, куда я отправлюсь после этого. Думаю, я автоматически решила, что меня отправят в больницу. Очевидно, что мое запястье было сломано.
-Да, Белла, - на этот раз заговорила Элис. – Мы отвезем тебя в наш дом в Форксе. Наш отец, Карлайл, - врач. И мы подумали, что там для тебя будет безопаснее.
Я кивнула, соглашаясь, слишком уставшая, чтобы отреагировать как-нибудь еще. Я чувствовала, как мои глаза пытаются закрыться, но я все еще пыталась держать их открытыми. Я не хотела отводить от Эдварда своего взгляда. Однако чернота затмевала мое зрение, и последнее, что я видела, отдаваясь в объятия сна, это были обеспокоенные глаза Эдварда в зеркале заднего вида.

Эдвард
Мы почти добрались домой, и я был этому рад. Бела уснула на заднем сидение рядом с Элис, и я видел, что Джасперу было не по себе. Не только из-за запаха крови Беллы, но и из-за того сильного ощущения боли, идущего от нее. Я еще немного вдавил педаль газа, теперь Белла не была в сознании, и не почувствовала бы никакой боли, если мы налетали на неровности на дороге.
-Джаспер, позвони Карлайлу. Скажи ему, что мы почти дома.
Джаспер тут же позвонил и через мгновение отвечал Карлайлу на вопросы о состоянии Беллы и о нашем местоположении. Наконец, когда начало казаться, что мы провели в машине уже несколько дней, я вывернул на знакомую дорогу, ведущую к нашей длинной подъездной дорожке. Машина быстро, но мягко притормозила, и прежде чем Эллис и Джаспер вышли из машины, я уже держал Беллу на своих руках.
Я посмотрел на существо в моих руках. Она выглядела такой умиротворенной. Так приятно было видеть ее в таком состоянии. Я шел, как можно ровнее, к парадному входу, где, открыв дверь и дожидаясь своего пациента, стоял Карлайл. Он посмотрел на Беллу, и я увидел, как целая какофония эмоций пронесла по его лицу.
-Мы позволили себе оборудовать твою комнату для Беллы. Надеюсь, ты не против.
Я отрицательно покачал головой.
-Тогда иди наверх. Эсме уже ждет. Я возьму свою сумку и присоединюсь к вам.
Я подошел к лестнице, думая о том, где могли быть Розали и Эммет. Я в каком-то роде был благодарен тому, что их здесь не было. Ну, я был благодарен, что Розали здесь не было. Не сейчас. Я знал, что она чувствовала по поводу всей этой ситуации. Я слышал это в ее мыслях. Ей не нравилось, что мы рисковали всей семье из-за одного жалкого человеческого существа. Где-то глубоко внутри я понимал, что именно такой и была Розали. Но, в конце концов, я надеюсь, она придет. Я быстро шагал, стараясь между тем сохранять плавную походку. Эсме в волнении ожидала у двери моей комнаты. У нее такое большое сердце, и я надеюсь, вид Беллы в таком состоянии не ранит ее.
Эсме оглядела Беллу, и если бы она могла, то расплакалась бы.
-О Эдвард. Кто мог сделать такое с этой беззащитной девочкой? Как жестоко, у них должно быть нет сердца. Входите. Положи бедняжку на кровать.
Кровать? С каких пор у меня есть кровать? И все же в центре задней стены моей комнаты стояла большая кровать, предназначенная для Беллы.
-Я знаю, о чем ты думаешь.
Я повернулся к Эсме.
-Мы взяли ее утром. Мы подумали, что на кровати ей будет удобнее, чем на диване. Так будет лучше, для нее. Иди, положи ее.
Я нехотя отпустил Беллу из своих рук, аккуратно устраивая ее на кровати. Она вздохнула и поежилась. Как раз в тот момент, когда она открыла глаза, в комнату вошел Карлайл, с большим докторским саквояжем в руке.
-Где я?
Прежде ангельское лицо Беллы исказилось и до того, как кто-нибудь успел ответить на ее вопрос, раздался наполненный болью стон.
-О, Боже, – последовали всхлипы. – Больно… ох. Пожалуйста…больно.
Карлайл быстро подошел к ней и присел возле кровати. Он отвел с лица Беллы спутавшиеся волосы, как бы мог сделать отец, успокаивающий своего ребенка.
-Где больно, Белла? Скажи мне, чтобы я мог помочь, - голос Карлайла был едва ли громче шепота, и очень успокаивал.
-Аа. Везде, Эдвард? Где Эдвард? О нет, они схватили его. Прошу вас, Эдвард?
Я видел, то Белла начинала паниковать, и сразу подошел к ней, садясь на другую сторону кровати. Я взял ее руку в свою ладонь.
-Нет, Белла. Они не схватили меня. Я здесь. Прямо здесь с тобой.
Казалось, что это немного ее успокоило, но не надолго. Ее маленькая ручка сжала мою ладонь. Она задыхалась, спина выгнулась над кроватью. Мое сердце рухнуло.
-Карлайл, сделай же что-нибудь!
-Белла, скажи, где у тебя болит, чтобы я мог исправить это. Это запястье? Это оно у тебя сейчас болит?
Я посмотрел на запястье руки, которую я не держал. Я не заметил этого раньше. Оно ужасно раздулось и побледнело.
-Д..да. Запястье. Грудь, бедро. Не могу дышать. Джеймс отвали! Я не могу дышать, Джеймс.
Карлайл повернулся ко мне.
-Эдвард, попытайся ее успокоить. Я не хочу пока давать ей успокоительное, но мне придется, если это продолжиться.
Я кивнул. Не хочу видеть ее под действием успокоительного. Она будет заперта в своем сознании.
-Белла, это я, Эдвард. Я здесь. Успокойся, слушай мой голос.
Белла замерла. Она все еще извивалась от боли, но какие бы галлюцинации ее не мучили, они ушли. Но я заметил, что она тяжело дышит. Проблемы с дыханием, к сожалению, не были галлюцинацией.
-Эсме, подай мне кислородную подушку.
Эсме быстро подошла к кровати и принесла кислородный баллон. Я наложил маску на покрытое синяками лицо моей славной Беллы и включил ее. Это казалось, как-то ее успокоило.
-Запястье вероятнее всего сломано. Мне нужно вправить его и наложить гипс. Хотя это мы можем сделать, когда она будет под наркозом. Что касается грудной клетки, у нее трещины в двух ребрах, а на остальных серьезные ушибы. Все это нужно обернуть. Но больше всего я беспокоюсь о ее бедре. Я смог взять с собой из больницы переносной рентген. Когда закончу, я схожу за ним вниз.
Карлайл робко мне улыбнулся. Я должен был ему довериться в этом.
Он продолжил.
-Возможно, оно сломано, а может это только ушиб. Возможно, понадобится хирургическое вмешательство. Сейчас не могу сказать.
Не очень хорошие новости. Мой бедный ангел. Карлайл продолжал гладить Беллу по волосам, произнося слова утешения. Он легко справлялся с ролью врача, а с ролью отца и того проще.
-Теперь я дам тебе Белла немного морфия, к тому же у тебя обезвоживание, поэтому я помещу тонкую иголку в твою руку, чтобы дать тебе немного жидкости. И обещаю, ты ничего не почувствуешь. Хорошо?
Белла все еще стонала от боли, но ее собственные движения истощили ее. Она слабо кивнула на вопрос Карлайла.
- хорошая девочка.
Как из ниоткуда в руках Карлайла появилась игла. Бела отвернулась, когда он поднес иглу к ее руке, и еще сильнее сжала мою ладонь.
-Шшш, Белла. Ты даже не почувствуешь укола. Все будет в порядке.
Из-за сломанного запястья, Карлайлу пришлось поместить иглу в изгиб. Он быстро окунул иглу в соляной раствор и ввел морфий. Почти сразу я заметил, как Белла расслабилась на кровати. Ее дыхание стало ровным, а хватка ослабла.
-Мы должны следить за ее жаром. Думаю, это связано с истощением и всем, через что прошел ее организм. Скоро подключим питательный раствор. Она явно плохо питалась, и теперь у нее недостаток веса. Нам нужно постепенно работать над тем, чтобы исправить это.
Я был рад своим многочисленным степеням по медицине, я мог хорошо понять, о чем говорил Карлайл.
-Что касается запястья, я сейчас поправлю его, пока Белла без сознания, и наложу гипс. Все будет готово через пару минут. Еще одна причина, по которой я рад, что мы не в больнице – я могу делать все намного быстрее.
И, подтверждая свои слова, за считанные минуту Карлайл выправил запястье и наложил гипс. Я скривился, когда услышал, как захрустели косточки, но я знал, что все позади, теперь она на пути к выздоровлению.
-Я не могу оставить ее, Карлайл. Я пригляжу за ней.
Я оставался сидеть рядом с Беллой, поглаживая тыльную сторону ее ладони большим пальцем, и напевая мелодии, приходящие ко мне в голову. Я не успел закончить свою вторую песню, как пришел Карлайл, и быстро начал настраивать свой переносной рентген.
-Хорошо, Эдвард. Сейчас я буду делать рентген. А ты просто оставайся здесь и смотри, чтобы она не шевелилась. Не хочу, чтобы она вдруг запаниковала в разгар процедуры.
Я продолжил напевать. Все, что угодно, лишь бы Белла оставалась спокойна.
-Все. Я пойду, проявлю снимки, и как только закончу, сообщу тебе. Позови, если появятся какие-то изменения.
Я кивнул, не желая прерывать свою песню. Так Эсме, Белла и я втроем молчали в тишине, и только звук моей песни нарушал тишину.

Белла
Я плыла. Где бы то ни было, но здесь было спокойно. Мягко. Тепло, безопасно. Я больше не чувствовала страха. Боль наконец прекратилась. Я все еще слышала голоса. Они были такие мелодичные, как колокольчики. А в моих руках было что-то холодное. Это был Эдвард. Он сохранил свое обещание, он не ушел. Мое сердце пело. Неужели я наконец нашла кого-то, кому могу доверять? Я застонала. Я почувствовала, что опускаюсь с небес на землю. Я чувствовала мягкие одеяла, на которых лежала, и слышала, как кто-то напевал. Это было прекрасно. Как будто слушаешь фортепьяно, только лучше.
Я кашлянула, пытаясь прочистить горло. Музыка прекратилась. Нет, не надо.
-Белла? – это был Эдвард. Я изо всех сил старалась поднять веки, они были тяжелые, как, будто из свинца. Но я сделала это. Я медленно открыла их, мигнув несколько раз, чтобы наладить зрение.
-Белла, ты очнулась! Карлайл. – Эдвард улыбался. Он не отпускал мою руку. Я потянулась, чтобы потереть лицо другой рукой, но меня остановили.
-Я бы этого не делал, Белла. Карлайлу пришлось поставить в ту руку капельницу, потому что там вены лучше видны. Но из-за проблем с твоим запястьем, игла стоит в изгибе руки. Поэтому лучше ее не шевелить. Мы вправили запястье, поэтому оно возможно болит.
Я не знала, что сказать. Как долго я была бес сознания?
-А, Белла, проснулась.
Я повернулась от Эдварда и увидела другое прекрасное существо, садящееся подле меня. Прекрасная бледная кожа, золотистые идеально уложенные волосы, золотистые глаза, полные сочувствия.
-Очень приятно наконец с тобой познакомиться. Меня зовут Карлайл. Эта милая женщина - моя жена Эсме.
Эсме помахала мне и красиво улыбнулась. И все в ней было прекрасно.
-Как ты себя чувствуешь?
-Усталость. Немного больно. Слабость. – Карлайл провел рукой по моим волосам, успокаивая.
-Этого следовало ожидать. Но сейчас мы подключили тебя к витамино-минеральному составу, чтобы справиться с обезвоживанием, а чуть позже добавим питательный раствор. Можешь рассказать, что произошло? Я должен, быть уверен, что ничего не пропустил.
Я засомневалась. Я доверяла Карлайлу. Он врач. Он был ко мне добр и уже так сильно помог. Но не хотела никому рассказывать, что произошло, даже ему. И особенно Эдварду.
-Я..я не могу, - прошептала я. Эсме поднялась со своего места у дальнего конца кровати и подошла ко мне со стороны Эдварда.
-Милая, ты можешь нам доверять. Мы хотим тебе помочь. Но мы не сможем, если не узнаем, что произошло. Никто не осудит тебя. Мы хотим, помочь тебе вылечится. Позволь нам это сделать.
Ее слова казались такими убедительными. Я почти ощущала, как на глаза наступили слезы. Эсме нежно смахнула их холодным пальцем.
-Меня…меня похитили. Меня похитили, когда я сбежала из дома отца. Я убежала от отца, потому что он меня бил, - я огляделась. Все внимательно слушали. Три пары прекрасных золотистых глаз были направлены на меня.
-Мой отец выпивал. Много, и не мог контролировать себя. Когда он напивался, то злился на меня. Не думаю, чтобы он когда-нибудь меня любил, он только бил меня, когда бывал пьян. В ту ночь, когда я убежала, в пятницу 13-го, я впервые испугалась, что могу умереть. Он не мог остановиться. И я пнула его…и, и он запнулся и ударился головой. Он потерял сознание. Я воспользовалась этим случаем, схватила сумку с кое-какими вещами и ушла.
Ужасные воспоминания наполнили мое сознание, и я зажмурилась, пытаясь их остановить.
-Той ночью я шла вдоль шоссе. Было темно, и дорога пустовала. Пока мимо меня не проехал Миша. Тогда я не знала, кто он и чем занимается. Он казался довольно приятным. Он предложил подвезти меня до автобусной остановки, но когда выяснилось, что я еду в Сиэтл, он настоял на том, чтобы довезти меня туда, потому что сам направлялся в ту же сторону. Честно, я подумала, что он бизнесмен.
На этих словах мне пришлось остановить свой рассказ, чтобы как-то совладать со рвущимися наружу рыданиями. Эдвард снова начал гладить мою руку. Забавно, как это простое движение приносило мне успокоение и комфорт.
-В машине я уснула, и проснулась уже в Сиэтле. Я хотела выйти из машины, но Миша мне не позволил. Он сказал, что теперь я принадлежу ему, что я у него в долгу. Он затащил мне в здание, которое как потом выяснилось, было его публичным домом. И я очутилась в этом мире. Я познакомилась с 10 другими девочками. Одна из них, Энни, единственная причины, по которой я до сих пор жива. Каждую ночь она приводила меня в порядок. Она поддерживала во мне жизнь.
Бедная Энни. Она все еще там. Мое сердце разрывалось при мысли о ней. Я очень надеялась, что ей, как и мне удастся спастись.
-Я как раз осматривалась, когда вошел Миша, раздавая поручения. В ту ночь я не получила ни одного. Когда все девочки ушли, он потащил меня в свою частную комнату. Он залил мне в горло водку. Я обещала себе никогда не брать в рот алкоголя, зная, что он сотворил с моим отцом, но Миша меня заставил. А потом он..я…он меня изнасиловал. Я была девственницей, а он меня изнасиловал. Я, я не могла его остановить.

Я разразилась рыданиями, бросаясь, насколько это возможно в моем состоянии, в объятия Эсме. В прикосновениях этой женщины было что-то успокаивающее.
-Шшш. Теперь ты в безопасности. Мы не позволим, кому бы то ни было прикоснуться к тебе снова. Теперь все хорошо.
Она с силой похлопала меня по спине, как ребенка, и я успокоилась. Я решила продолжить свой рассказ, оставаясь рядом с Эсме.
-Через пару дней, Миша выставил меня с остальными девочками. Я начинала с развлечения гостей в главной комнате. Это было унизительно, но не так плохо, как работа наверху. Там работы считалась наказанием за плохое поведение. Мне повезло. Мне не приходилось работать наверху, до дня накануне второй встречи с Эдвардом в продуктовом магазине. В тот же день Миша решил оставить меня.
Я подняла край платья у бедра: Он заклеймил меня.
-В ту пятницу меня поймали с шоколадкой. Они едва нас кормили, поэтому мы с Энни украли по плитке шоколада. Грета, местная крыса, выдала меня. И меня наказали работой наверху. Той ночью меня снова изнасиловали. Снова и снова.
А затем появился Джеймс. Энни была его любимицей. Но однажды ночью он увидел меня, и заплатил Мише большие деньги, чтобы оставаться со мной наверху три дня подряд. Он бил меня, насиловал, почти не кормил. Я думала, что умру в этой комнате. Но Джеймс решил принять душ и я смогла позвонить Эдварду. А дальше, думаю, вы все знаете сами…
В комнате повисла тишина. Боже. Я знала! Больше они не захотят, чтобы я оставалась здесь. Они испытывали ко мне отвращение. Я начала сползать с колен Эсме.
-Я понимаю. Я ухожу.
-Белла нет, - я сжалась от страха. Кто-то кричал на меня. Не хочу, чтобы меня били.
-О боже, Белла. Я не подумал. Извини. Пожалуйста, прости меня.
Это был голос Эдварда. Эдвард безопасен, помнишь?
-Думаю, Эдвард пытается сказать, что мы хотим, чтобы ты осталась здесь, - Карлайл говорил так, будто готов был заплакать. – Думаю, скажу за всю семью, что мы просто в ужасе от того, что кто-то мог совершить подобное по отношению к человеческому существу. Ты прошла через все это, и до сих пор жива. Ты сильная, Белла. Ты поражаешь меня своей силой.
От слов Карлайла я вспыхнула. Никто прежде не называл меня сильной. Я снова откинулась в руки Эсме. Я была истощена. Она поцеловала меня в лоб.
-Теперь тебе нужно отдохнуть, Белла. Ты через многое прошла. Мы будем здесь, когда ты проснешься.
-Я слишком боюсь спать. Я не хочу их видеть. Они издеваются надо мной во снах.
-Но не когда мы здесь, Белла. С нами ты будешь в безопасности. Доверься нам. Все будет хорошо. Закрывай глаза и постарайся расслабиться.
Я слушала Эсме, и уснула еще до того, как осознала это. И на этот раз сновидения не мучили меня.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

11:17 

Глава 7.
Прекрати реветь, стерва.
Я слегка скривилась от жалящих слов Джеймса, но они уже не оказывали такого глубоко впечатления, как раньше. Эдвард идет за мной. Я не могла перестать прокручивать эти слова в своей голове. Эдвард идет за мной. Чтобы спасти меня! Я поймала себя на мысли, что улыбаюсь и тут же перестала. Мне придет конец, если Джеймс узнает хоть что-нибудь.
-Поднимайся.
Я взглянула на Джеймса. Он сидел на кровати, голый и явно возбужденный. Интересно, как долго я еще продержусь. Сегодня ночью я должна сбежать. Успокоится ли к тому времени Джеймс? Вновь раздался приказ Джеймса.
-Я сказал, поднимайся и иди сюда. Хочу прокатить тебя.
Я медленно поднялась на ноги, хватаясь за стену, потому что комната поплыла перед глазами. Я сконцентрировалась на том, чтобы правильно переставлять ноги, и не запнувшись, дошла до кровати. Я остановилась у изголовья кровати. Джеймс сидел и удовлетворял себя сам, а я не хотела…прерывать его. Точнее я не хотела в этом участвовать. Джеймс остановился, когда заметил, что я стою рядом и ….наблюдаю.
-Ну, и чего ты ждешь?
Джеймс наклонился ко мне, схватил за руки, с легкостью приподнял меня и быстро насадил прямо на себя. Он застонал в извращенном удовлетворении, а я едва подавила гримасу. Должно быть он действительно наслаждался собой, потому что, слава богу, он долго не продержался. Он отпихнул меня, и, перекатившись на кровати, быстро уснул, оставляя меня наедине со своими мыслями. Я позволила им уплыть к Эдварду.

Эдвард

Моя семья с волнением смотрела на меня, когда я закончил разговор с Беллой. Уверен, они слышали каждое слово. Я повернулся к ним.
-Нам нужно выяснить, где находится ресторан Итальянские Феттуччини. Я знаю один на другой стороне города. Белла в трехэтажном здании напротив этого ресторана.
Эммет быстро подхватил ноутбук и нашел веб сайт этого ресторана. Да! Какая удача. Здесь были фотографии фасада для обоих ресторанов. Мы все собрались вокруг ноутбука и начали внимательно изучать оба. Обе фотографии были сделаны с угла, поэтому были видны обе стороны улицы. Боже, и какой из них? У меня начиналась паника. Я не хотел ехать проверять оба ресторана. Это будет пустая трата времени. Времени, которого нет у моей драгоценной Беллы.
-Эдвард, постарайся расслабиться. Мы все выясним.
Меня мгновенно успокоили, и я поблагодарил Джаспера. Ради Беллы я должен оставаться спокойным, я нужен ей.
-Вот!- крохотная ручка Элис указала на фотографию справа. Это было оно. Невзрачное трехэтажное здание, шторы на верхнем этаже были задернуты. Снаружи со стороны улицы висел маленький, аппетитный знак «Досуг». На фотографии здание было в углу, но все же мы его заметили, особенно с нашим превосходным зрением.
-Именно здесь мы должны быть в два часа ночи. Белла будет ждать. Элис, Джаспер, я хочу, чтобы вы оба пошли со мной.
Мои родные кивнули. Карлайл, протестуя сделал шаг вперед. Я слышал это в его голове. Он хотел присоединиться к нам. Я вытянул руку, прерывая его.
-Карлайл, твоя помощь понадобиться нам здесь. Скорее всего, Белла будет не в самом лучшем состоянии. Я подумал об этом. Мы не можем отвезти ее в больницу. Возникнет слишком много вопросов, и там ее смогут найти. Будет безопаснее помочь ей восстановиться у нас.
Карлайл кивнул, согласившись со мной.
-Я съезжу в больницу и возьму как можно больше необходимых материалов – морфий, нити для наложения швов, бинты, марлю…все, особенно учитывая тот факт, что мы не может отвезти ее в больницу. Мы будем готовы к вашему приезду.
Я благодарно кивнул Карлайлу и повернулся к Элис и Джасперу.
-Похоже, нам нужно сходить на охоту. Не хочу, чтобы кого-нибудь из нас обуяла жажда в неподходящий момент.
Мы оставили нашу семью за подготовкой к предстоящему прибытию, а сами направились в окружающий наш дом лес, чтобы утолить свой аппетит теми животными, каких сможем найти.

Белла

Несколько часов мы не двигались, день ускользал. Джеймс все еще спал, а у меня не осталось ни сил, ни энергии, чтобы шевелиться. Скорее всего, все закончится тем, что я окажусь на кровати. Я все еще лежала, свернувшись в позу эмбриона, баюкая распухшее запястье, прижимая его к груди. В пальцах начиналось немое покалывание. Это плохой знак. А как мне хотелось простого стакана ледяной воды. Я почти представила себе, как он охлаждает мое горящее горло, ослабляя чувство голода в груди, побеждая огонь, пылающий внутри. Эдварду станет противно, когда он меня увидит. Грязная, испачканная, опухшая. Моему организму не хватало как минимум шесть килограмм, кожа совсем побледнела. Я была сломлена, тряпичная кукла, от меня осталась только оболочка. И в завершение ко всему этому меня начинало тошнить. Я уже чувствовала, как разгорался внутри меня пожар. Возможно, это был лишь ответ моего тела на весь тот стресс, который на него обрушился.
Джеймс застонал, просыпаясь. Отлично. Я очень надеялась, что он не ожидает от меня очередной готовности. Я едва могла двигаться.
-Мм, я голоден.
Он оглядел меня и потер мою спину.
-Это последняя наша ночь вместе, Изабелла. Давай сделаем ее особенной. Я попрошу бутылку вина к ужину.
Он поднялся и позвонил вниз, раздавая приказы, которые были для меня непонятны.
Я почувствовала запах еды, еще до того, как ее внесли в комнату, и мой желудок протестующе закричал. Джеймс услышал это и рассмеялся.
-Ты снова проголодалась? Ладно, сегодня особенная ночь. Вот.
Джеймс протянул мне кусочек нарезанного стейка. У меня потекли слюнки, когда я взглянула на него. Он, правда, предлагал мне что-то поесть помимо тостов? Я схватила мясо с его ладони и запихала в рот. И мне тут же стало стыдно. Я вела себя, как животное, не как человек. И все из-за крохотного куска стейка. К глазам подступили слезы, но я сдержала их. Будь сильнее, Белла.
Джеймс надрывался от смеха, наблюдая за мной.
-В тебе явно есть что-то животное, Белла. Мне это нравится. Я придержу это в памяти на потом.
Он откупорил бутылку вина, и налил себе большой бокал, выпив залпом почти половину, прежде чем продолжить ужин.
-Хочешь немного, зверюшка?
Я отрицательно затрясла головой, но когда это Джеймса интересовало, что я хочу? Никогда, и этот случай не был исключением.
-Я хочу, чтобы ты получила от этого такое же удовольствие, как и я.
Он схватил меня за подбородок и, вставив горлышко бутылки мне в рот, налил слишком много. Я поперхнулась этой жидкостью, которая уже выливалась, и старалась, чтобы больше в меня не попало. Джеймс слизнул с моего лица разлитое вино и застонал.
-Хорошая девочка.
От вина мое сознание поплыло, а желудок свернулся. Я не могла четко мыслить. Отсутствие пищи, воды, маленький вес, помимо всего жар, все это оказалось фатальным, когда я пыталась сохранить здравый рассудок. И остаться живой. Затуманенным взглядом я наблюдала, как Джеймс опустошил второй бокал вина. В этом случае, он сам выполнит мою задачу. Я должна была убедиться, что он будет очень, очень крепко спать сегодня ночью. Я протянула дрожащую руку и снова наполнила стакан Джеймса, награждая самой обольстительной из своих улыбок. Он поднял бокал за меня и жадно выпил вино. Я заметила, что его взгляд стал более пассивным, а движения небрежными. Мне нужно было, чтобы он допил всю бутылку.
Я притворилась, что сделала глоток из бутылки, делая вид, что наслаждаюсь своим временем, и отдала остаток вина обратно ему. На этот раз он даже не стал переливать его в бокал. Он поднес бутылку к губам, и, запрокинув голову, выпил. Я наблюдала за тем, как понижался уровень жидкости в бутылке, пока вино не закончилось совсем. Я молча молилась о том, чтобы алкоголь возымел должный эффект. Он был пьян, но недостаточно, чтобы мои надежды стали реальностью.
Джеймс поднялся и покачнулся, а потом захихикал… захихикал? Вау, похоже, намного больше пьян, чем я думала.
-Пойдем, зверюшка. Хочу тебя много раз, прежде чем закончится ночь, и ты больше не будешь моей.
Я встала, покачиваясь, прямо как Джеймс, и пошла за ним к кровати.
-Джеймс, ты уверен…
Мои щеки горели. Он ударил меня, сильнее, чем когда-либо.
-Я не говорил тебе, что ты можешь называть меня по имени. Итак, где мы остановились…
Он толкнул меня на кровать, и травмированное запястье ударилось о край кровати, от чего по моему телу пошли волны мучительной боли. Джеймсу было все равно. Он дергал каждый сантиметра моего лица, а затем грубо прижался ко мне губами.
-Ты такая вкусная.
Губы Джеймса продолжали насиловать мои, а мою руку он начал тянуть к моей промежности. Я знала, чего он хочет, и легко подчинилась. Этот вариант был лучше, чем секс.
-Черт, женщина. Доставь мне удовольствие.
Я не понимала, почему Джеймс кричит на меня. Я не была абсолютно неопытной в том, что делала. В прошлом это срабатывало.
Джеймс больно сжал мое запястье. Слава богу, не сломанное.
-Я сказал удовлетвори меня. Очевидно, что ты делаешь это неправильно.
Я посмотрела вниз. Он прав. Мои действия не имели никакого эффекта. И тут я поняла, и я не смогла сдержать усмешку. Он был слишком пьян! Я задохнулась, когда Джеймс так ткнул меня в ребра, что я закашлялась.
-Если бы ты знала, что для тебя хорошо, ты бы не смеялась.
Даже его удар не смог испортить мое удовольствие. За все то, что я испытала за эти два дня, Джеймс заслуживал того, чтобы быть попасть в такую неловкую ситуацию.
Слова Джеймса лились бессвязным потоком, но это не остановило его от того, чтобы перевернуть меня на спину и лечь сверху. Он немного поерзал, устраиваясь поудобнее, пытаясь сделать так, чтобы все…заработало, но ничего не происходило. И тут движение прекратилось. Джеймс все еще лежал на мне, но не двигался. Что…? Он отключился! Наконец-то, удача повернулась ко мне лицом. К сожалению, Джеймс был очень тяжел, и раздавливал меня. Мои легкие готовы были взорваться от боли, когда я пыталась вздохнуть. Я должна спихнуть этого монстра, даже без сознания он причинял мне боль. Я извивалась, пока наконец не смогла выбраться из-под него, скатываясь с кровати на пол. Я замерла, прислушиваясь к движениям и звукам. Я ничего не слышала.
Я как можно тише подползла к тому месту, где оставила телефон Джеймса и проверила время. 1:51. мое сердце подскочило. Я выберусь отсюда через несколько минут. Минут, которые пролетят, как секунды после того времени, что я провела здесь. Я удостоверилась, что платье было на мне, и начала монотонно постукивать по двери.

Эдвард

Я взглянул на светящийся голубым циферблат часов в моем Вольво. 1:45. Белла будет свободна через 15 минут. Я с трудом держал себя в руках, и это была полностью заслуга Джаспера. Я огляделся вокруг. Улицы пустовали. Предприятия были закрыты, даже «дом досуга».
-Я вижу ее, Эдвард. Она выйдет вот отсюда. Ровно в 1:58. тебе нужно ждать рядом, ее силы на исходе.
13 минут, какая ирония. Счастливое число 13.
Я открыл дверь машины и вышел. Я пошел к зданию, держась в тени, на случай, если кто-то мог увидеть меня. Я не хочет привлекать внимание. Я хотел удостовериться, что путь для Беллы был свободен. И если я услышу что-нибудь внутри, я смогу вмешаться, чтобы она могла выбраться наружу. Сейчас все было тихо. Я облокотился спиной к стене, устроившись поудобнее. Ждать мою Беллу осталось не так долго.

Белла

Я потянула дверь, ожидая сопротивления, но она легко открылась. Джеймс забыл запереть ее. Я про себя улыбнулась. Я почти могла попробовать свободу на вкус. Я высунула голову в коридор. Там было пусто и темно. Девочки должно быть внизу, а охрана уже спит.
Мое сердце больно билось в груди. Я могу сделать это. Я сильная. Может я и сломлена, но могу сделать это. Я украдкой пробиралась по безмолвному коридору, и вскоре в темноте я различила лестницу, я схватилась за перила. Я потеряла чувство равновесия, голова раскалывалась, и казалось, что каждый шаг происходит с какой-то задержкой. Но я сделала это. Я добралась до конца лестницы без происшествий. Теперь мне только оставалось добраться в заднюю часть здания, и выйти через черный ход.
Я замерла на секунду, прислушиваясь к звукам. Снова ничего не было слышно. Хорошо. Я прошла мимо двери в комнату общего доступа, и пошла по коридору, ведущему к моему выходу. Я остановилась, эмоции захлестывали меня. Передо мной была дверь на свободу. Я побежала, так быстро, как только могла, хромая на каждом шагу, но, не давая себе остановиться. Сегодня свобода станет моей. Моя скорость нарастала, я подлетела к двери, распахивая ее, вырываясь в прохладный ночной воздух переулка. Я с диким взглядом оглядывалась по сторонам. Где Эдвард? Где мой спаситель?
-Белла? – прошептал голос мое имя. Я повернулась. Это был он. Мой бог, мой герой, мой чемпион. В темноте ночи я не могла разглядеть его прекрасные черты, но я знала, что он был так же великолепен, как и в нашу последнюю встречу.

Эдвард

Я услышал какой-то звук. Неровные шаги, сбившееся дыхание. И тут дверь резко открылась, и кто-то выбежал, задыхаясь. Это было в переулке справа от меня. Я побежал туда. Это должна быть моя Белла. Мне нужно забрать ее.
Было темно, но это не мешало моим глазам. Там стоял мой ангел, дико оглядываясь по сторонам, в изорванном грязном платье. Волосы растрепались, лицо испачкано. Я чувствовал на ней запах алкоголя, и синяки ярко выступали на бледной коже. Но она все равно выглядела красивой, она оставалась моей Беллой. Моя Белла. Это звучало так приятно, так правильно.
Я смотрел. Она все еще не замечала меня.
-Белла, - тихо произнес я, контролируя свой голос.
Если бы только она знала, какую боль я испытывал, как свирепствовали мои эмоции. Боже, если бы она знала. Она бы подумала, что я сошел с ума. Как я мог испытывать такую любовь к человеку, которого только встретил? Как это возможно? Я не мог сказать ей, по крайней мере, сейчас. Сначала ей нужно поправиться.
Белла повернулась на звук моего голоса, и я радушно протянул ей руки.

Белла

-Эдвард.
Как только его имя слетело с моих губ, я разрыдалась, и отчасти подбежала, отчасти прихрамала в его объятья, силы окончательно покинули меня, как только мы соприкоснулись. У него были жесткие, но в то же время уютные руки, а его холод успокаивал мое горящее тело. Я не переставая плакала, уткнувшись в его рубашку. Я выжила. Я была свободна, в объятиях мужчины, с которым никогда не хотела расставаться. Наконец, после того времени, которое показалось мне вечностью, я чувствовала себя в безопасности, ощущала заботу.
Холодными пальцами Эдвард гладил меня по волосам, от чего я расплакалась еще сильнее. Столько времени прошло с тех пор, как я последний раз чувствовала успокаивающее прикосновение, прикосновение полное заботы и беспокойства обо мне, а не желания и похоти. Именно в этот момент я поняла, что начинался период моей жизни, который продлится до ее конца, и я, наконец, могла начинать залечивать свое тело и душу.

@темы: "Мои любимые фанфики", "Рабыня"

Вечность

главная