dark_angel2000
Луна висела высоко в небе ярким серебряным диском), когда Шапель приблизился к месту, где проводились раскопки Прю. Невзирая на тусклый свет, вампир все прекрасно видел.
Ночь являлась лучшим для него временем. Он остро ощущал разницу между темнотой и дневным светом, так же если кому-нибудь пришло в голову ощутить разницу в прикосновении к песку и шелку. И как бы не скучал по теплоте солнечного света, он ни за что бы ни отказался от того очарования, которое несла ему ночь.
Это было равносильно добровольному отказу в удовольствии когда-нибудь поцеловать Прю. Наиболее подходящим сравнением.
Он заметил человека, стоящего на краю насыпи на гребне холма. Даже и без запаха, который доносил до него бриз, Шапель признал (узнал) бы в нем Маркуса Грея. По непонятным ему причинам, он испытывал некое сродство с этим молодым человеком, невзирая на его докучливое любопытство.
Маркус Грей не представлял для него угрозы. Мало кто из смертных мужчин был способен на подобное. Но Маркус был опасен для Прю, и по этой причине Шапель не мог доверять ему полностью.
Если бы Грей осмелился предать Прю, то уже не имело бы значения, насколько дорог он ей был - Шапель убил бы его, не задумываясь.
- У вас выдался трудный день, мистер Грей.
Молодой человек вскинул голову. Он выглядел усталым и разочарованным.
- Мистер Шапель. Да, день выдался не из легких.
Шапель на холм и посмотрел на яму и на рухнувшие в нее скалы. Он нахмурился.
- Не похоже на несчастный случай.
Маркус взглянул на него, нисколько не удивленный.
- Не похоже. Мне неизвестно, кто сделал это, но кому-то очень хотелось, чтобы вход в этот подвал оставался закрытым.
Возможно, это был Темпл? Да, Шапель ощущал его присутствие в этом месте. Ощущение было слабым, так что, скорее всего, он или маскировался, или уже ушел отсюда. Он надеялся на последнее.
- И все же вы намерены его открыть.
Молодой человек был либо слишком храбрым, либо неимоверно глупым.
Он помолчал немного, а затем склонил голову.
- Да.
- Найдутся те, кто предложат вам не искушать судьбу, мистер Грей.
Маркус смерил его пронзительным взглядом темно-синих глаз, которые во тьме казались почти черными.
- Хотели бы вы оказаться на месте того, кто сообщит Пруденс, что нам стоит отступиться?
Нет. Не хотел. Уж, лучше бы ему пришлось столкнуться с Темплом, но не с этим.
- Почему это настолько важно для нее?
- Вы можете сами спросить ее об этом.
Маркус снова посмотрел в дыру. Его плечи опали.
- Я не могу распространяться об этом.
Достойный ответ. Если Грей так дорожит тайнами Прю, он имеет полное право не посвящать в них Шапеля.
- Почему это настолько важно для вас?
Сунув руки в карманы брюк, Маркус стал спускаться к подножию холма, где его ожидала коляска.
- Хотите составить мне компанию, мистер Шапель?
По правде сказать, Шапель сам вернулся бы домой куда быстрее, но ему хотелось услышать историю Грея, поэтому он принял предложение и расположился на мягком сиденье. Натянутые поводья привели в движение двух гнедых лошадей, а сними и коляску.
Ему не пришлось долго ждать, когда Грей начнет свой рассказ.
- Помните, я расспрашивал вас о Дреуксе Боеврайе?
- О, да, об одном из наемников, интересующих вас.
Это его воображение разыгралось или Грей и правда разглядывает его исподтишка? Этого было достаточно, чтобы холодок дурного предчувствия прошелся по позвоночнику Шапеля. У Грея просто не было возможности узнать об их связи с Дреуксом.
- Да. Боеврай был одним из наемников Филиппа. Еще он - мой предок.
Информация оказалась столь неожиданной, что он чуть не поперхнулся. Кровь Дреукса бежала в венах этого человека. Здесь, возле него, находилось живое продолжение рода его давно почившего друга.
Неудивительно, что Шапель ощущал сродство с ним. Аромат Дреукса присутствовал в нем - достаточно слабый, чтобы его распознать его сразу, но достаточно конкретный, чтобы определить его.
Дреукс не был знаком со своим сыном. Он родился уже после того, как Дреукс стал вампиром, и, наблюдая к чему привели попытки Шапеля возобновить отношения с Мари, Дреукс предпочел, чтобы его жена считала его мертвым.
Если бы Дреукс не убил себя, то у него тоже была бы возможность познакомиться с молодым человеком.
Разве семья не является достаточной причиной, чтобы жить?
Не для Дреукса.
Поняв, что он молчит слишком долго, Шапель откашлялся.
- Вы охотитесь за Чашей Грааля потому, что это пытался сделать ваш предок?
- Нет. - Маркус мельком взглянув на него, сосредотачиваясь на дороге.- Потому, что я полагаю, что он нашел ее. Или, по крайней мере, он думал, что это Священный Грааль.
Шапелю стало не по себе.
- Что вы имеете ввиду?
- Ходят многочисленные споры о том, что же именно обнаружили Боеврай и его друзья во время обыска крепости тамплиеров.
Маркус снова мельком глянул на собеседника, словно надеясь, что ему есть что добавить. Шапель не произнес ни звука. Некоторые полагают, что это был Священный Грааль. Другие считают, что это был темный могущественный артефакт.
О, Господи. Пальцы Шапеля настолько впились в скамью, что полированное дерево затрещало.
- И вы надеетесь найти тот самый артефакт?
- Для меня это не имеет значения. Ради Прю, я надеюсь, что там окажется Священный Грааль, но это не то, что я желаю отыскать в том подвале.
В данный момент тот факт, что парень не охотился за Чашей Кровавого Грааля, сохранил ему жизнь. Это не входило в обязанность Шапеля, но если потребуется, он убьет, чтобы не допустить попадания Чаши Кровавого Грааля не в те руки - для этого они сюда приехали. Даже, если бы ему пришлось убить одного из потомков Дреукса, он сделал бы это.
- Что же именно за сокровище вы намереваетесь найти? - Его голос был воплощенным спокойствием в противовес бушевавшей внутри него панике.
- Я полагаю найти в том подвале кого-то, кто расскажет, что же на самом деле произошло с Дреуксом и его товарищами.
- Вы говорите об этом, словно верите, что это является великой тайной. Они все умерли вскоре после посещения крепости тамплиеров, - произнес он более решительно, чем ожидал.
Грей покачал головой.
- У меня есть причина предполагать, что они не умерли. У меня есть документы - письменное свидетельство, что Боеврая видели живым после того, как предполагалось, что он умер. В моей семье храниться предание, что он появился на похоронах своего первенца, и его жена узнала его. Увидев его, она упала в обморок.
Так и было. Милостивый Иисус, так и было. Откуда Грей мог узнать об этом?
- Действительно, мистер Грей, - усмехнулся Шапель. - Прямо сказки. Вы уверенны в источнике, предоставившем вам информацию?
- Вы способны поверить в Священный Грааль, но не можете поверить в существование вампиров, мистер Шапель? Я полагал, что вы человек открытый к тем вещам, доказательства существования которых еще не найдены.
«Вампиры». Грей произнес это громко и отчетливо.
- Я довольно много путешествовал, мистер Грей. Я много чего повидал, но мне не попадались доказательства существования Дракулы или ему подобных.
И это не было ложью. Он не встречал доказательств. Он сам им являлся.
- Что вам известно о Северьяне де Фонке?
Сердце Шапеля оборвалось.
- Он был одним из товарищей Боеврайя.
- Есть доказательство, что он тоже стал вампиром. Предполагают, что он убил собственную невесту.
Шапель прикрыл глаза, снова испытывая боль, терзавшую его до сих пор, и откинулся на спинку сидения. Он не мог думать о Мари. Не мог.
- Де Фонке мертв, - прорычал он сквозь стиснутые зубы. - Я сам видел его могилу.
- Да, - ответил Грей. - Полагаю, что вы действительно ее видели.
- Какого черта? - Шапель уставился на него.
Глаза Грея только на секунду отвлеклись от дороги.
- Я имел в виду, что я, как и вы, будучи историком, склонен доверять объективным фактам.
Тут было что-то другое. Недальновидный Маркус Грей не представлял для него никакой угрозы – по крайней мере, физической. Возможно, для молодого человека подошло самое время осознать, на что он замахнулся.
- Если вы доверяете этим легендам, тогда вы должны понимать, мистер Грей, что вне зависимости от того, что там находится, оно должно хорошо охраняться одним из вампиров.
- Одного из вампиров, я и надеюсь найти, мистер Шапель.
- В вас здравого смысла не больше, чем у белки. Нет даже меньше, - его собеседник уже не скрывал гнев, звучащий в его голосе. - Если вы отыщите одного из вампиров в том подвале, вряд ли он будет счастлив видеть вас, не так ли?
Маркус кивнул.
- Я знаю. Ведь церковь, поэтому послала вас и отца Молинеукса?
Шапель закрыл глаза, пытаясь сохранить выдержку.
- Как много вам известно?
Коляска остановилась, и Маркус вскочил, чтобы оказаться рядом с ним, его ребяческие черты отчетливо бросались в глаза в полумраке фонаря, прикрепленного к коляске.
- Я знаю, что церковь тоже подозревает, что нечто скрывается в том подвале. Как вы полагаете, кто там может быть? Бишоп? Санти?
- Тогда вы информированы недостаточно. Если бы дело обстояло иначе, вы бы точно знали, что это не они.
Тут он понял, что совершил фатальную ошибку.
Маркус Грей знал имена, данные им церковью, и теперь он понял, что и Шапель знал о них. И ждал.
Страх отразился в глазах Грея, поскольку понял, что зашел слишком далеко. Это свидетельствовало о том, как много ему известно. Отбросив все отговорки, Шапель позволил своему демону взять вверх. Если Маркус Грей так стремился увидеть вампира, то ему как раз представился шанс. Его глаза горели, клыки обнажились. Шапель видел собственное отражение в изумленных глазах Грея, как красив и ужасен одновременно он был.
- Как давно вы узнали?
Грей открыл рот. К его чести, стоит отметить, что он вовсе не был так напуган, как большинство людей.
- Вчера. Я нашел ваше имя в своих бумагах.
- Кто-нибудь еще знает?
- Никто. Я клянусь.
Шапель верил ему. От Грея веяло страхом, но не обманом.
- Дреукс убил себя потому, что не смог жить, осознавая кем он стал. Молодой человек имеет право знать правду. - Темпл и я защищаем Чашу Кровавого Грааля.
- Темпл, - Грей выдохнул имя, словно оно было священным.
Слабое ощущение его присутствия витало в воздухе, заставляя Шапеля насторожиться. Он был одним из старых его друзей.
- Я очень боюсь, что именно он находится в подвале, мистер Грей. Надеюсь мне не нужно объяснять, что Темпл сделает с вами, если вы потревожите его.
- Я просто хочу побольше узнать о нем - обо всех вас.
Шапель был готов придушить его. Возможно, ему стоит убить его прямо сейчас, и покончить с этим.
- А как же Пруденс? Вы просто использовали ее?
- Конечно, нет! В моем свидетельстве указано, что Темпл является так же и хранителем Священного Грааля.
Вот это новость! Неужели подобное возможно? Его убеждали, что Чаша Грааля так и не была найдена, но у церкви есть одна склонность: представлять все в выгодном ей свете. Возможно, Темпл взял на себя ответственность и за это, что заставляло быть его еще более скрытным.
- Я убью вас, но не допущу к Чаше Кровавого Грааля. - В тоне Шапеля сквозила звериная искренность. - Вы и Пруденс можете прикоснуться к Священному Граалю, если он действительно там, но потом мы с Молинеуксом увезем его. Какая бы чаша там не хранилась, я не могу допустить, чтобы она попала в неверные руки.
Грей кивнул.
- Отлично.
Но Шапель еще не закончил.
- Вы позволите мне войти в подвал прежде всех остальных. Если Темпл действительно там, я предупрежу его, и он уйдет с Чашей Кровавого Грааля, или чего он там еще охраняет. Он сам решит, что может вам оставить.
- А взамен?
Вампир схватил Грея, приблизившись к нему вплотную.
- Я оставлю вам жизнь. Темпл, скорее всего не будет столь лоялен.
Грей был перепуган, но не достаточно.
- Вы расскажите мне о нем? Обо всех вас?
- Нет.
- Вам, ведь интересно знать, почему Чаша Грааля так важна для Пруденс?
Шапель скривил губы. Маркус моргнул, не сводя внимательного взгляда с его рта, а вернее с клыков, которые он еще не спрятал.
- Вы стали торговать ее доверием?
- Если вы сможете защитить ее. Если вы не навредите ей... - Он смолк. - Возможно.
Шапель внимательно изучал Грея, пытаясь учуять хотя бы намек на двуличие, и не обнаружил его. Скривившись, отпустил его.
- Почему это настолько важно для вас?
- Просто важно. Я хочу сотрудничать с вами, Северьян. Вы будете со мной сотрудничать?
- Назовешь меня так еще раз, и я тебя уничтожу.
Самое удивительное, что он произнес то, что имел ввиду. Но его больше тревожило то, что для осуществления задуманного Прю, Грей ей нужен был живым.
- Так что, мы договорились?
- В вас действительно нет ни капли здравого смысла.
Грей довольно усмехнулся.
- Наверное.
Напряженность спала с плеч Шапеля.
- Вы напоминаете мне его немного.
- Напоминаю?
- Да. Сегодня фактически не осталось времени, но прежде, чем вы войдете в подвал, я его обследую, чтобы удостовериться, что это достаточно безопасно.
- Как я могу быть уверенным, что вы не возьмете ничего там?
- Никак.
Маркус на мгновение задумался.
- Вы расскажите мне, что произошло с вами на самом деле?
Шапель недовольно взглянул на него.
- Нет, но я постараюсь сделать так, чтобы с вами этого не случилось.
Вернувшись в дом, Шапель направился в библиотеку. Это стало уже доброй традицией. Он хотел пить - что собственно вряд ли принесло ему облегчение. И ему нужно было решить, как теперь поступить к Маркусом Греем.
И как объяснить все это Молинеуксу?
И что еще более важно: присоединится ли Прю к нему сегодня или предпочтет избегать его, прячась словно кролик от лисы? Если она станет избегать его, то это возможно и к лучшему. Последним, чего бы ему хотелось, было предстать перед ней в своем истинном свете, вряд ли подобное порадует кого-либо из смертных
Даже если ему бы удалось убедить ее, даже если у нее хватило бы духу принять это, их совместное пребывание было бы слишком непродолжительным, а утрата слишком болезненной.
Ему хотелось бы верить, что Прю бы все-таки согласилась бы. Она ведь убежала от него.
Он удивлялся, что подобные вещи все еще волнуют его. Почему теперь, после стольких лет? Почему именно она? Может это сказывалось ее отчаянье, окружающее ее подобно шлейфу? Или жизнь, покидающая ее, сияет подобно маяку? В ее присутствии он ощущал такое блаженное состояние близости, что оно практически причиняло боль.
Прдуенс возродила в нем человека, отодвинув монстра на второй план. И впервые за долгое время он размышлял о смертной как о друге, а не о еде. В его жизни, как и в его, постели побывало достаточное женщин, но ни одна из них не затрагивала его так, как это удалось Прю.
Было уже за полночь. Дом был относительно тих. Прислуга суетилась по углам. Многие уже давно храпели в своих кроватях, соизмеряя свою жизнь с соответствующим ходом времени.
Пруденс не была в их числе. Шапель сосредоточился на звуках, разыскивая ее. Девушка была с одной из своих сестер, и смеялась так искренне, что улыбка заиграла у него на губах. Он не стал подслушивать. Знал, что она счастлива, и этого было достаточно.
Должно быть, она Рилэнд разочарована приостановкой в раскопках, но он благодарен за это Богу. Если бы они достигли цели... Если бы Темпл оказался там...
От одной только мысли ему стало дурно. Возможно, Грей не настолько глуп, чтобы рисковать ее жизнью, но как он мог воспрепятствовать ей? Пруденс была противоположностью своему имени. Благоразумие было ей не свойственно. Возможность того, что ему придется уничтожить своего старого друга, тяготила его, но его это не смутит, если Темпл или Маркус Грей попытаются причинить боль Прю. Она была прекрасна, невинна и очаровательна – все, чего лишился он, когда проклятье настигло его. Он был готов на что угодно, лишь бы уберечь ее, даже предоставить Грею информацию, в которой тот нуждался.
Войдя в библиотеку, он застал там прислугу, разводящую огонь. Что до сих пор не переставляло удивлять его, так это сырость, проникающая в английские дома даже летом.
Она присела в легком реверансе, когда он вошел.
- Прошу прощения, сэр. Еще секунду и меня здесь не будет.
Он успокоил ее.
- Ничего страшного. Можете не торопиться.
Девушка была похожа на спелый персик. Она возилась намного дольше, чем было необходимо для того, чтобы комната достигла нужной температуры. И почему она все еще на него смотрит?
Когда она поднялась, Шапель догадался, в чем собственно дело. Смешанный с запахом горящего угля, проступал безошибочный мягкий аромат женщины. Высокая температура тлеющих углей подогрела ее плоть - ее кровь - нежно растекаясь.
Этот персик надеялся, что его вкусят, и потому, как она следила за ним, мужчина понял, что от него ждут именно это.
Вот дерьмо. Отвернувшись, он посмотрел ввысь. Опять испытание? Вся его поездка сюда состояла из череды нескончаемых испытаний?
- Могу еще чем-нибудь быть вам полезной, сэр?
Шапель почувствовал приближения искушения. Он прямо чувствовал, как его подталкивают. Обернулся, изобразив улыбку на лице.
- Спасибо, нет.
Очевидно, ответ ее не устроил - или так, или она решила, что он туго соображает.
Молодая, полная сил, рука опустилась на его руку.
- Вы уверены в этом? Для меня будет удовольствием угодить вам.
Он любезно улыбнулся.
- Я уверен, что это было бы безграничным удовольствием, но нет.
Она надула розовые губки и склонила голову так, что ее локоны изящно развивались вокруг ее лица.
- Я недостаточно привлекательна для вас, сэр?
Чем он мог ответить, кроме усмешки, на подобную нелепость?
- Милая девушка, вы столь же обольстительны, как свежий персик, но я не тот человек, который вам нужен. Я не способен насытиться одним укусом.
Его метафора нисколько не оттолкнула ее. Она усилила натиск: придвинулась еще ближе, прижимаясь роскошной грудью к его, застенчиво опустив ресницы.
- Кусайте, сколько вам заблагорассудится. Я не возражаю, чтобы быть съеденной.
Он был готов поклясться, что она не понимала, что говорит. Его клыки жаждали воспользоваться ее великодушием, совсем немного. Ему не нужно опустошать ее полностью, и у него всегда есть возможность вовремя остановиться.
Его глаза вспыхнули, когда она запрокинула голову, подставляя ему шею и грудь, его голова непроизвольно потянулась к ней. Его клыки до отказа с готовностью выскользнули из десен.
Господи, пожалуйста. Не позволяй совершить мне этого. Это все, на что он мог надеяться, поскольку собственные силы покинули его.
В ту же секунду его молитва была услышана.
- Мистер Шапель? Ох, прошу прощения!
Резко отстранившись, Шапель сделал глубокий вздох, который остудил его кровь, и заставил клыки спрятаться.
Все-таки Бог существует.
Затем он глянул на своего спасителя. И снова дерьмо. У Бога было извращенное чувство юмора. Его спасительницей оказалась, никто иная, как Прю.
И она смотрела на него так, словно он только что вырвал из груди ее сердце.

@темы: Перевод серии книг: Brotherhood of the Blood. Книга 1